Красная строка № 32 (427) от 27 октября 2017 года

Сколько осталось до очередного столкновения?

Наш «Титаник» — многофункциональный медицинский центр — выгодно отличается от того, не многофункционального, утонувшего «Титаника» тем, что наш не покрыт большой толщью вод. Это позволяет заходить на него и сопереживать. Такая махина! Жалко, если пропадет.

В судьбе двух «Титаников» есть удивительные параллели. Если первый, «тот», погиб после столкновения с айсбергом, то орловский многофункциональный медицинский центр сильно пострадал от разморозки — родственная причина. И не утонул наш «Титаник» только потому, что под корпусом у него — фундамент.
Тем не менее, катастрофа в не столь уж далеких 2013—2014 годах произошла, и замена лопнувших труб отопительной системы многофункционального центра стоила многие миллионы рублей.

Среди любителей мистичес­ких историй, хотя с момента гибели «того» «Титаника» прошло больше ста лет, и сейчас принято строить предположения, а что было бы, например, заметь впередсмотрящие роковой айсберг чуть раньше? Мог бы корабль тогда спастись?

Орловский «Титаник» выгодно отличается от своего утонувшего собрата еще и тем, что на нашем объекте, упорно не желающем идти ко дну, эксперименты по определению живучести и степени удачи можно ставить бесконечное количество раз, поскольку под корпусом многофункционального медицинского центра, как уже было сказано раньше, не позволяющее никому тонуть основание.

Однако есть люди, которые не ценят редкую возможность наслаждаться долгоиграющим и дорогостоящим ужасом. Среди них — бывший заместитель мэра г. Орла, хорошо известный в орловских строительных кругах Юрий Анатольевич Леонов. Он вплел свою судьбу в судьбу нашего «Титаника», когда «за бесплатно» — в прямом смысле этого слова — согласился участвовать в спасении многофункционального медицинского центра от последствий разморозки. То есть он не как рядовой матрос, а как повидавший виды боцман, поучаствовал в очень серьезном аврале.

И вот Ю. А. Леонов узнает, что многофункциональному центру обещанные на поддержание плавучести 200 млн. вроде как в этом году не дают. Прошла такая информация. На горизонте очередная глыба льда? В любом случае, почему не воспользоваться поводом и не оценить текущее положение и перспективы громадины, являющейся несомненной орловской достопримечательностью? Что представляет собой многофункциональный медицинский центр в г. Орле?

Слово Ю. А. Леонову:

— Чтобы ответить на этот вопрос, два года назад в областной администрации были созданы комиссии «отца Денисия» — сначала под руководством А. Ремиги, а затем — А. Мишанова. Они должны были разобраться в функциональном назначении многофункционального медицинского центра…

— А что непонятного в назначении многофункционального медицинского центра?

— С точки зрения первоначальной задачи — ровным счетом ничего, все было известно. Если исходить из нормальной логики, то объект был спроектирован для монтажа оборудования, способного выполнять нейрохирургические и иные функции. В структуру центра заложено 15 операционных. То есть по замыслу — это самостоятельное, громадное медицинское учреждение, которое должно было работать сразу на несколько областей. Но с начала строительства прошло десять лет, за это время сменилось три крупных подрядчика, освоивших, зачастую без видимого эффекта, огромный объем средств…

— «Освоили» звучит как диагноз.

— А это самое главное, в этом — причина бед орловского «Титаника», поскольку все эти годы задача ставилась не на ввод объекта в эксплуатацию с конкретными этапами строительства, а именно на освоение средств.

— Кем ставилась задача?

— Заказчиком. Но его тоже поменяли. Сначала это был «Облстройзаказчик», затем заказчиком сделали саму больницу, которая с такими функциями не сталкивалась никогда. Заказчик должен принять работу. Больница сделать этого не может, там нет специалистов строительного профиля, поэтому она вновь привлекает «Облстройзаказчик» в качестве заказчика технического, чтобы он осуществлял технический надзор на объекте, контро­лировал работы в соответствии с проектной документацией и сметой. После того как «Обл­стройзаказчик» визирует процентовки, главный заказчик ставит последнюю подпись.

— По-прежнему мало что в этих строительных делах понимая.

— Да. То есть фактически заказчиков сейчас два. В результате — и у двух нянек дитя тоже бывает без глаза.

— А как проявили себя «комиссии отца Денисия», то бишь А. Ремиги и А. Мишанова?

— Они просуществовали два года без видимого результата. При этом все понимают, что оборудование, запроектированное десять лет назад, морально и физически устарело. Возможно, придется перепроектировать здание под новое оборудование. Это, в свою очередь, предполагает новую проектную документацию, новую экспертизу и т. д. Вал проблем! Поэтому главная задача сегодня — сохранить хотя бы «коробку» здания, чтобы, не дай Бог, не разморозить центр во второй раз, что создаст дополнительные проблемы и приведет к новым расходам.

— Каким образом центр разморозили в первый раз?

— В губернаторство А. Козлова при переходе от одних «руководителей-подрядчиков» к другим «руководителям-подрядчикам». Название фирмы, «освоившей» без следа порядка 300 млн. рублей, признаюсь, уже вылетело из головы, хотя писали об этих «умельцах» в свое время много. В 2015 году процесс возглавила АСК «Инжиниринг», тоже получившая аванс в размере порядка 240 млн. рублей, но освоившая с подтверждающей документацией миллионов 40. Остальные испарились. Здание, по сути, осталось бесхозным, система отопления вышла из строя, ее пришлось капитально ремонтировать — старую в буквальном смысле разорвало.

В 2015 году меня в числе других людей привлекли для консультации и розыска исполнительной документации предыдущего подрядчика по котельной. Искали документы, технические паспорта. Оказалось, утеряны… Говорили, что документы ушли якобы в УВД, чтобы там расследовали. Но техническую документацию нельзя отдавать в УВД, ее добросовестно протоколируют, собирают в реестр и хранят. Пуско-наладочными работами в размороженном центре руководил Дмитрий Алексеевич Евтеев — директор ЗАО «Теплоавтоматика», уже лет двадцать занимающегося монтажом и эксплуатацией котельного оборудования. Он запустил котельную по временной схеме, доделал все незавершенные работы, запустил тепло в основной корпус. Без отопления в многофунк­циональном центре вообще нечего было делать. Параллельно мы нашли сантехников, бригады специалистов, занимавшихся контрольно-измерительными приборами и электротехнической частью.

Кстати, новая котельная, предназначенная для того, чтобы полностью обеспечить теплом и горячей водой не только многофункциональный медицинский центр, но и больницу, по-прежнему не работает, хотя была отлажена и подготовлена к пуску еще в прошлом году.

— Кто контролирует расход бюджетных средств, выделяемых на «Титаник»?

— Хороший вопрос. Раньше все было четко: открывался субсчет, и каждая копейка списывалась с него только после того, как закрывались процентовки. Сейчас деньги сразу даются заказчику, которого, по сути, никто не контролирует. Через год, когда денежки — тю-тю, их начинают «искать».

— Так только в Орловской области работают?

— Трудно сказать. Но когда Орловщиной руководил В. Потомский, у нас эта практика была общеприменительной. Строительство бывший губернатор вообще загнал в резервацию. Передать все разрешительные и консультационные функции в этой сфере в областную администрацию и одновременно запретить туда вход — это редкая глупость.

— Или хорошо просчитанный ход. Вы ведь можете жаловаться. В областную администрацию.

— Я использовал угрозу обращения в прокуратуру. Действовало. Если вернуться к центру, то при надлежащем контроле даже имеющиеся небольшие средства можно использовать эффективно. Там и сегодня вполне по силам сделать все внешние и внутренние сети, завершить спецработы по инженерии, ввести в эксплуатацию новую котельную, трансформаторную подстанцию, закончить, в конце концов, благоустройство и открыть бульвар Победы. Все это реально. А дальше надо принимать решение по функциональному использованию «Титаника», никуда от этого прозвища уже не деться. Почему не рассмотреть возможность ввода всего комплекса в эксплуатацию поэтапно?

Технология строительства, кстати, там тоже не была соблюдена. Сначала заканчивают спецработы, заполняют сети, закрывают контур, после чего отделывают здание сверху вниз. На «Титанике» же, при незавершенных спецработах, занялись отделкой здания, начав с первых этажей! Когда дойдут до последнего, придется вновь возвращаться на первый, второй и третий, поскольку вся грязь окажется там. Вообще, чудачеств много. Уже смонтировали подвесные потолки, но не довели до конца магистральную разводку и не закончили вентиляцию. Вот это и называется «освоением денежных средств».

— И сколько осталось до очередного столкновения?

— Если без драматизма, то в многофункциональном центре необходимо срочно менять заказчика. Это стопроцентная необходимость. Больница на эту роль не подходит, в ней просто нет специалистов-строителей. Сегодня, например, заказчик должен полностью перелопатить всю проектную документацию, которая безнадежно устарела. Кто будет этим заниматься?

Необходима структура, способная руководить процессом — профессиональная, компетент­ная команда, работающая на результат, необходимый обществу, а не на пресловутое «освоение средств».

Разговор записал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»