Красная строка № 7 (402) от 10 марта 2017 года

Словенский партнёр губернатора Потомского рассказал «Плейбою» о разнице между коррупцией и мафией

Месяц назад во время российско-словенского бизнес-форума губернатор Орловской области Вадим Потомский, как он сам не раз публично утверждал, подписал «крупнейший инвестиционный контракт в истории Орловской области» в 25 миллиардов рублей с ООО «Рико».

Директором этого словенского ООО является гражданин Словении Янез Шкрабец. Он вроде бы и достаточно известный человек как в Словении, так и в России, но его полную биографию невозможно найти нигде. А бизнесмен он бесспорно авторитетный, о чем говорится даже на сайте его компании: «Янез Шкрабец — второй среди самых авторитетных директоров Словении» (http://www.riko.si/ru/news?id=259). В зарубежной прессе про него писали довольно много, причем отнюдь не всегда (в отличие от российской) эти публикации были позитивными. Например, его упрекали в том, что он за свой счет организовал поездку президента Белоруссии Александра Лукашенко на горнолыжный курорт Крвавец и его встречу с бывшим президентом Словении в замке Брдо, после чего его бизнес в Белоруссии резко пошел в гору. Понятия «коррупция» в Евросоюзе и России несколько разнятся, но по нашим стандартам его отношение к «деньгам под столом» тянет на статью.

Так каким же образом «авторитетный директор» появился в нашей стране, на чем строился его бизнес, и как он «вырос» в «благодетеля» для Орловской области? Некоторую информацию об этом может дать его интервью словенской версии журнала «Плейбой». (www.playboy.si/branje/intervju/janez-skrabec/).

Я построил свою бизнес-историю
на отношениях с Россией

Текст начинается с редакционного предисловия о появлении Янеза Шкрабеца в России: «Когда Словения прощалась с коммунизмом и приступила к наиболее быстрой интеграции с западным миром, появился Янез Шкрабец с желанием создать для «Рико» новый рынок в России. Может быть в память своего отца, который был директором «старого» «Рико», а возможно потому, что у «Рико» и у словенских товаров был хороший имидж в России».

Здесь нужно отметить, что отец Янеза долгое время руководил «социалистической» фирмой «Рико» и поставлял в СССР различную технику. Особенно удачно дела складывались у него во время афганской войны, когда против нашей страны были введены западные санкции. Югославия же к ним, естественно, не присоединялась, что давало ей возможность закупать оборудование в Германии и других капстранах и практически монопольно продавать его в СССР. Янез Шкрабец называл цифры прибылей в 300—400 миллионов долларов в год, но сетовал на то, что югославская экономика все же была полусоциалистической и большая часть этих сумм доставалась государству. В Москву он попал в конце восьмидесятых и фактически работал шофером у Джорджевича, представителя фирмы «Рико».

«В то же время я изучал русский язык. У меня была машина, всегда сто долларов в кармане, доступ к западным вещам… Когда Рейган посетил Москву и Горбачева, я был там… Я узнал, что они не понимают по-английски, что они не знают, как вести себя в западном мире, и я сказал себе: «Это возможность для меня. Я всегда буду иметь возможность быть посредником между ними». Для этого я построил свою бизнес–историю на отношениях с Россией. Это мое счастье. В те годы, 1990, 1991, 1992, когда произошла революция, когда не знали всех бизнес-каналов, всех деловых связей, я был в нужном месте.

И когда все это рухнуло в 1991 году, мы с Джорджевичем думали о том, чтобы создать частную компанию, которая будет необходима, и использовать продукт, который будет интересен и за пределами России, не только в ней. Мы нашли «АвтоВАЗ», производителя, машины которого продавались по всей Европе».

А не с Березовским ли работал «авторитетный директор»?

«Плейбой» писал о Шкрабеце: «В то время, когда словенцы покупали «Гольфы», «Ауди» и «Мерседесы», или по крайней мере мечтали о них, он продавал «Лады» китайцам, и с доходов «АвтоВАЗа», производившего эти машины, получил хорошую прибыль. Достаточную для того, что он был готов закончить это сотрудничество и трансформировать «Рико» в современное предприятие по международной инженерии и не повторять историю бывшей «Рико», которая умерла вместе с Советским Союзом».

Янез Шкрабец упоминает, что сам «АвтоВАЗ» в то время автомобили не продавал, поэтому ему пришлось работать с некой «московской фирмой», занимавшейся экспортом «Лад». Напомним нашим читателям, что в те времена крупнейшим дилером Волжского автозавода был «ЛогоВАЗ» Бориса Березовского, созданный в 1989 году. Тут, возможно, знания Шкрабеца и пригодились: «Эти люди не знали языков для выезда за границу, — говорил он «Плейбою»,— им нужна была виза, которую они ждали не один месяц». Шкрабец прекрасно понимал, что посредничество для него будет крайне выгодным и организовывал поставки «Лад» в Китай и Европу. «Мы продавали в год около 20 тысяч автомобилей, с прибылью в 50 миллионов долларов». Эти деньги позволили «Рико» профинансировать различные сделки и с 1993 по 2004 годы продать «АвтоВАЗу» кучу различного оборудования. «Все финансы пошли Любляне, — говорил «Плейбою» Янез Шкрабец, — и мы сделали успешную предпринимательскую историю и создали хорошую базу». И «Рико» перестала зависеть от «АвтоВАЗа» на сто процентов.

На лыжах с Лукашенко и Касьяновым.
Деньги не пахнут?

В ходе интервью Шкрабец довольно позитивно отзывался о современной России, что вызвало у корреспондента некоторые подозрения. В результате сложился интересный диалог о мафии, коррупции и участии «авторитетного директора» в политических играх.

«Плейбой»: Значит, думать о том, что Россией и Москвой управляет мафия — это неправильный стереотип?

Шкрабец: Я делал бизнес с русскими даже когда я имел дело с мафией.

«Плейбой»: Там ни разу не было необходимости передавать деньги «под столом»?

Шкрабец: Вы всё сами сказали, я не буду говорить. «Под столом» есть и во многих других местах, но это ведь не мафия… Они часто пользуются тем, что представители иностранных компаний, особенно западных, не всё знают, и говорят, что надо платить очень много. На самом деле много оседает в карманах. Это мое мнение.

«Плейбой»: Вы в своей работе продолжаете говорить, что деньги не пахнут? Как далеко вы готовы пойти?

Шкрабец: Я думаю, здесь многое зависит от того, как вы развивались. В начале пути это было вынужденным, а сейчас разводить дебаты было бы наивным.

«Плейбой»: Средства массовой информации упрекали вас за организацию визита белорусского президента Лукашенко в Словению.

Шкрабец: Я думаю, что это необоснованные упреки. Мы делаем большой бизнес, и это также сталкивается с политикой… В Беларуси мне пришлось иметь дело с их администрацией. Любой скажет, что Словения прекрасна, и я рассказал тогда, что мы катались на лыжах с Михаилом Касьяновым, премьер-министром России. Мы все знаем, что Лукашенко спортсмен. И они спросили меня, что я думаю о том, что их президент, возможно, покатался бы на лыжах с нами. Я сказал им, что буду проверять. Я запросил наше посольство, дадут ли ему визу. Они связались с Любляной и Брюсселем, где им сказали «нет проблем». Я пригласил его и он приехал в Словению кататься на лыжах.

После этого на вопрос «Плейбоя» о том, что будет делать Шкрабец, если его партнер «МАЗ» поведет себя неправильно, будет ли он обращаться к Лукашенко, Янез ответил, что это не проблема, ведь они с президентом «несколько раз катались на лыжах»…

Теперь становятся понятными некоторые особенности бизнеса Янеза Шкрабеца. После того, как в 2003 году он покатался на лыжах с Михаилом Касьяновым («Мишей два процента»), который в то время был премьер-министром России, фирма «Рико» сумела стать независимой от «ВАЗа» и организовать свой собственный бизнес. После лыжных прогулок с Александром Лукашенко Шкрабец получил «зеленый свет» и массу проектов в Белоруссии. Губернатор Орловской области — не лыжник. Но после знакомства с Вадимом Потомским вдруг появилась история с мифическими 25 миллиардами рублей. Давая интервью «Российской газете» о «словенских проектах» во время Сочинского экономического форума (28 февраля) Вадим Потомский неожиданно обмолвился: «Словенцы со своей стороны выполнили всё в полном объеме». (https://orelgrad.ru/blog/2017/02/28/potomskij-dal-intervyu-rossijskoj-gazete/). Вот в этом, памятуя о рассказах Янеза Шкрабеца насчет мафии, карманов и «денег под столом», мы ни в коем разе не сомневаемся…

P. S. Время от времени у людей, интересующихся совместным с иностранными фирмами бизнесом возникает вопрос: почему столь очевидные достоинства Янеза Шкрабеца и его вклад в российско-словенские отношения не были отмечены хоть какой-нибудь государственной наградой. Вроде бы все составляющие присутствуют: он — потомственный бизнесмен, фирма работала в СССР много лет, потом стала сотрудничать с новой Россией. Делались какие-то проекты, причем география у них довольно широкая, а сам Шкрабец стал сопредседателем российско — словенского Делового совета. Но вот госнаградами его как-то обходят…

Впрочем, одна награда у него есть. В 2013 году он стал кавалером ордена «Слава России». Напрасно вы будете искать указ президента нашей страны о награждении Шкрабеца. Такого указа нет, равно как и такого ордена. Во всяком случае в перечне государственных наград Российской Федерации.

Зато на сайте фирмы «Рико» есть материал о награждении господина Шкрабеца: «Янез Шкрабец, директор компании «Рико», получил сегодня международное признание — орден «Слава России» — за сохранение и развитие экономических и культурных связей Российской Федерации со Словенией. Церемония награждения проходила в Российском центре науки и культуры. Орден вручили господин Игорь Смыков, начальник Войсковой Православной Миссии, и господин Юрий Агещев, координатор Союза Православных Братств РПЦ. На торжественном мероприятии также присутствовал Его Превосходительство господин Доку Завгаев, посол Российской Федерации в Республике Словения. (www.riko.si/ru/news?id=1002).

Для людей, не очень сведущих в наградном бизнесе, отметим, что «Слава России» — это так называемая «общественная награда», учрежденная безвестными организациями Международной лигой стратегического управления, оценки и учета совместно с Музейно-выставочным центром «История отечественного предпринимательства». Соответственно и статус ее весьма посредственный, такой же как у сотен других орденов, медалей, почетных званий и лауреатских дипломов, появившихся в России в последние 25 лет.

А почему Янеза Шкрабеца никак не наградят хотя бы орденом Дружбы, думается, понятно всем. С такими особенностями биографии рассчитывать на это не приходится…

Аркадий Харламов.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц