Красная строка № 35 (341) от 16 октября 2015 года

Солдат столетия

Меренов-2_

17 октября 2015 года исполняется сто лет со дня рождения Почетного сотрудника госбезопасности, бывшего начальника Управления госбезопасности Орловской области Ивана Яковлевича Меренова.
Этот замечательный человек прожил интересную, богатую важнейшими событиями жизнь. Родился и рос он в бедной крестьянской семье в Липецкой области. А в органах госбезопасности прошел путь от оперуполномоченного водного отдела УНКВД по Мурманской области до руководителя Управлений Архангельской, а затем и Орловской областей.

То были годы острейшего противостояния двух мировых систем — социализма и капитализма. Армия нашего государства снабжалась новейшими образцами вооружений. И разведки мира активно охотились за нашими секретами. Именно в это время Иван Яковлевич возглавил Архангельское Управление КГБ, на которое легла большая ответственность — обеспечить секретность и скрытность возведения нескольких военных объектов ядерного и космического назначения. Эти вопросы ему приходилось решать непосредственно с первыми лицами из руководства страны и органов безопасности СССР.

И он с поставленной задачей успешно справился, за что был награжден орденами Красного Знамени, «Знак Почета», медалью «За безупречную службу».

Затем десять лет он возглавлял Орловское Управление госбезопасности. Здесь, именно при нем и его участии был сформирован боевой коллектив сотрудников, который успешно противостоял подрывным акциям спецслужб противника.

Находясь на пенсии, он многое сделал для воспитания патриотизма у молодежи и коллектива сотрудников Управления. В день его 95-летия директор ФСБ России наградил И. Я. Меренова знаком «За подготовку кадров».

…Иван Яковлевич ушёл из жизни, но его богатый человеческий и профессиональный опыт и сегодня служит подрастающим поколениям. Предлагаем вашему вниманию отрывок из уже публиковавшихся воспоминаний И. Я. Меренова.

В. Т. Оськин,
председатель Совета ветеранов УФСБ России по Орловской области.

* * *

Почти до 18 лет я жил в селе Каменное Грязинского района нынешней Липецкой области. В школу пошел в девять лет, в 1924 году. Прошло лишь 7 лет с момента свержения царизма, а, значит, больших изменений в жизни людей произойти не могло. Видел я и то, что досталось нам от царизма, участвовал во всех событиях советской истории.

Дома у жителей села были убогие, тесные, крытые соломой. Мебелью считались лавки для сиденья и спанья, а для ребятишек — полати. Ели из больших общих мисок, вилок и тарелок не имелось, посуда в основном была глиняная (горшки). Электричество появилось при Советской власти уже позже, а до этого освещали дома керосиновой лампой или коптилкой. Питание — тоже самое простое. Хлеба до нового урожая часто не хватало, поэтому весной в хлебопечении использовали всевозможные примеси. Белый хлеб и сахар ели только по праздникам.

Многие крестьяне были безлошадными и имели самый примитивный сельскохозяйственный инвентарь. Плуг появился уже в тридцатые годы.

В царское время в селе существовала трехгодичная церковно-приходская школа. При Советской власти она стала четырехлеткой и располагала двумя небольшими классами. В каждом одновременно занимались два класса: в одном первый и третий, в другом второй и четвертый.

В школе учились в основном мальчики, а девочки оставались безграмотными. В селе не было ни одного человека со средним, а тем более — высшим образованием. Образованными были только два приезжих учителя и священник. Советская власть организовала для всего населения ликбезы.

Закончив четвертый класс, я год нигде не учился, помогая по дому. Считалось, что образование таких подростков, как я, завершено. Большое спасибо моей учительнице Александре Николаевне Каменевой, убедившей родителей отправить меня учиться в пятый класс в райцентр. В 1929 году из нашего села в школу-семилетку поступили лишь четыре человека.

Жизнь строилась по-новому, хотя и при Советской власти тоже было немало недостатков, вызывавших недовольство и кривотолки населения. Допущены перегибы, связанные с раскулачиванием. Нарушался принцип добровольной коллективизации. Отягощали строительство социализма и другие недостатки в жизни деревни.
Тем не менее, могу утверждать, что политика Коммунистической партии и Советской власти направлялась на укрепление государства и улучшение жизни народа. Высокими темпами развивалась тяжелая промышленность, без которой не поднять бы хозяйство вообще. За годы пятилеток создано много новых предприятий, заметно увеличился выпуск самолетов, морских и речных судов, продукции легкой промышленности. Люди стали лучше одеваться. Укрепилась Красная Армия, служба стала делом почетным. Государство проявляло постоянное внимание к образованию и медицине, создавало условия для дружбы народов.

Все это и многое другое позволило победить фашизм в Отечественной войне. В победе немалую роль сыграли именно колхозы, обеспечивавшие армию продовольствием.

Более 35 лет я прослужил в органах государственной безопас­ности, в том числе с 1965 по 1975 год начальником управления КГБ по Орловской области. Это — сложная, интересная, ответственная работа. Коснусь здесь, прежде всего, такой ее стороны, как внимание партии к подбору и воспитанию кадров.
Рекомендовал меня в органы Мурманский горком партии. Служебная дорога начиналась с малого: 24-летнего парня выдвинули в оперуполномоченные. Но чтобы занять эту самую первую ступеньку, мою кандидатуру рассмотрели и утвердили на бюро обкома. Через увеличительное стекло проверяла партия кадры и хотела, чтобы люди чувствовали ответственность за вверяемое дело укрепления социалистической законности…
Началась война. Нас стали учить армейскому ремеслу. Первые годы моей работы совпали с интереснейшей страницей в истории Великой Отечественной. Через Мурманск государство принимало по ленд-лизу грузы союзников: продовольствие, военную технику, оружие. Я входил в число лиц, обеспечивавших безопасность в порту. Нам были доверены и причалы, где складировалась взрывчатка.

Бдительность и самоотверженность — вот основные качества, которыми славились в те годы мурманчане. Так называли всех, кто обеспечивал работу порта, защиту города. Среди них трудились мобилизованные из соседних областей — Вологодской, Калининской, Архангельской… Крестьяне, старики, безусые юнцы — они все чувствовали себя солдатами Родины.

Помню, как произошло загорание в одном из вагонов со взрывчаткой. Люди бросились тушить огонь телогрейками, спецовками, не дожидаясь подхода пожарных. И не допустили беды. Потом их наградили орденами.

Насчет бдительности. Вспоминается один эпизод, столкнувший меня со знаменитым Папаниным. Герой страны, покоритель Северного полюса (кто тогда не знал папанинцев!), он являлся в Мурманске, в штабе округа, уполномоченным Государственного Комитета Обороны.

В ту ночь я заступил на дежурство. В два часа телефон:
— Говорит Папанин. Немедленно работника ко мне! Тут контрреволюционера задержали… Машину за вами высылаю.

Являюсь. Сидит мужичок. В рабочей спецовке. Но ведь и шпионы не в мундирах, по которым их требуется узнавать… Разбираюсь. Оказалось, задержали человека, назвавшегося бригадиром портовых грузчиков, но не имевшего при себе пропуска на всю бригаду. Задержали правильно, но задержанный не был шпионом. Только-только порт принял новых рабочих, и бригадир-новичок еще не успел привыкнуть к своему ответственному положению и к порядкам фронтового города. Он просто забыл взять пропуск на смену.
Папанин в ту ночь поблагодарил нас всех за достойное выполнение воинского долга.

Как-то руководство Управления поручило мне расследовать причины загорания в вагоне: диверсия или случайность? По моему поручению выпилили доски пола вагона и послали их на химический анализ. Обнаружили следы горючей жидкости. По ниточке, по ниточке — дошли до завода, где производилась эта жидкость. Оказалось, вагон ранее использовался для перевозки жидкости и, видимо, сохранились ее остатки. Они-то и «сработали» в Мурманском порту. Факт диверсии не подтвердился. Многие люди были спасены от наказания.

Эти маленькие эпизоды из громадной огненной истории Великой Отечественной войны подтверждают единство советских людей, вставших на защиту своей Родины, их высокий дух сопротивления натиску врага. Главное же состояло в том, что наш коллектив чекистов в результате активной контрразведывательной работы сумел обеспечить безопасность разгрузки, складирования и отправки по железной дороге взрывчатых веществ и других важных материалов, нужных фронту.

А про себя лично скажу так: партия, ее требовательность помогли мне, деревенскому пареньку, овладеть политической грамотой, выковать сознание важности каждого человека в строительстве нового общества.
Хочу напомнить намерение Гитлера тем, кто пытается убедить нас, что если бы мы не победили фашизм, то сейчас жили бы в западном раю. Он говорил в кругу своих приближенных 17 октября 1941 года, что после победы над Советским Союзом новая Германия проложит через самые красивые места России несколько автострад. На их пересечении с реками встанут немецкие города — центры военных, полицейских, административных и партийных властей. Вдоль этих дорог разместятся немецкие фермы, и скоро азиатский ландшафт станет иным. Через 10 лет там будут жить уже 4 миллиона немцев, а через 20 — по крайней мере, 40 миллионов. Москвы и Ленинграда, конечно, не будет и в помине — пусть русские гниют в своем примитивном растительном существовании, подальше от великих автострад. Для них излишни как образование, так и обеспечение социальных нужд… Подлежат уничтожению 120—140 миллионов человек, чтобы дать место высшей расе…

Оглянитесь, спросите себя, не оказались бы ваши семьи в числе миллионов обреченных?

И. Меренов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц