Красная строка № 16 (411) от 26 мая 2017 года

Стагнация как перспектива развития

Не сегодня-завтра начинается публичное обсуждение (чтение) скорректированного генплана города Орла. Принимая во внимание бардак и согласованный произвол, царящий в орловском жилищном строительстве — в частности, и орловской градостроительной сфере — вообще, назначенный к обсуждению документ легко признать ничтожным. Ну, в самом деле, назовите хотя бы один случай, когда нарушение схем, заложенных в генплан, повлекло бы за собой наказание какого-нибудь дерзкого, нарушающего эти схемы застройщика. Последнее в Орле — норма, а санкции за пренебрежение законом — исключительная редкость.

Однако у слушаний есть и другая сторона. Новый генплан, получив одобрение, может узаконить то, что прежде являлось беззаконием. Отступление от нормы будет признано частью легитимной схемы. Кроме того, генплан — это всегда проекция в будущее. Если относиться к данному документу серьезно, то он — сценарий городской жизни на ближайшую и отдаленную перспективу. А какой эту перспективу видит областная власть, крайне любопытно.Городские чиновничьи структуры мы сегодня называть властью не будем, поскольку, как говаривал бывший главный архитектор Ваагн Ваники Вермишян на заседании районного суда по поводу наличия или отсутствия у пристройки к ресторану «Славутич» фундамента, «данный вопрос оскорбляет мой интеллект».

Так вот, областная власть, внося в генплан города Орла изменения и предлагая их на публичное обсуждение с предполагаемым дальнейшим утверждением, рисует для нашего города мрачные перспективы. Если выражаться не всегда понятным, но образным языком орловского губернатора, то концепцию развития города, заложенную разработчиками в новый генеральный план, можно свести к последнему афористичному утверждению, что «при всех достижениях», товарищи, мы все-таки «впали в стагнацию».

Перво-наперво, специалисты обратили внимание на то, что город, по сути, вообще лишен перспективы. Выражается это в отказе от существовавшей и отраженной в прежнем генплане возможности расширения дорожно-транспортной сети. Дорожная сеть — это кровеносная система города, закупорка которой грозит организму смертью. Люди, видящие у Орла перспективы развития, стараются заложить в генплан возможность расширения дорожной сети. Не видящие таких перспектив возможности эти не предусматривают. Такой подход можно признать нормальным только в том случае, если мы согласимся, что Орел обречен — в лучшем случае — на застой в своем развитии, в худшем — на медленное или быстрое умирание. Новые дороги и расширение старых такому городу, действительно, не нужны. Замечено, что по новому генплану некоторые орловские магистрали переходят в дороги городского типа, что является градостроительной нелепостью, часть их прерывается, а другая часть и вовсе исчезает с карты.

В частности, если продолжать тему пока еще возможного развития. Застарелая проблема комфортного проезда с улицы Герцена на 2-ю Курскую и далее через узкий ныне Трамвайный переулок окажется не решаемой в принципе, поскольку новым генпланом возможность расширения переулка более не предусмотрена, хотя технически и административно, при адекватной власти с достаточным бюджетом — это рядовой момент в рабочих буднях мэрии.

Хронический транспортный тромб на улице Посадской тоже убран из плана перспективных расшивочных операций. А, помнится, тот же Ваагн Ваники, воюя против идеи установки в этом районе мемориальной пушки в честь единственного женского противотанкового расчета, воевавшего, кстати на Орловщине, утверждал, что пушку здесь ставить нельзя, поскольку место необходимо городу для транспортной развязки.

Развязка, действительно, нужна. И старым генпланом города она, да, была предусмотрена. Другое дело — помешала бы этим планам пушка? Существует мнение, что не помешала бы. Однако по новому генплану — спорить вообще не о чем, поскольку никакая развязка в районе Посадкой уже не предусмотрена, а тромбу, таким образом, придается статус неоперабельной городской достопримечательности, некой самобытной и неустранимой местной особенности.

Улица Мостовая, по тому же старому, но пока еще не отмененному, не «скорректированному» генплану, должна была вливаться без помех в Авиационную с дальнейшим выходом на улицу Комсомольскую. Но в свое время, достаточно давно и с нарушением генплана, на сопряжении с улицей Спивака Авиационная оказалась перегорожена заправкой. Новый, предлагаемый к обсуждению, генплан, советует это рукотворное градостроительное уродство узаконить.

И так далее. Частности вырастают в схему, характер которой и позволяет делать вывод о сугубой мрачности орловских перспектив. Их не видно, а реальность со всеми ее недостатками, вместо попыток исправления предлагается считать отправной точкой дальнейшего «развития», которого, без исправления ошибок и разработки верного направления движения просто не может быть. Впрочем, его и нет.

Некоторые вопросы, возникающие при знакомстве с откорректированным генпланом, носят характер почти детективный. Что, например, разработчики вместе с орловскими властями могут сказать про наличие или отсутствие в городе ливневой канализации? Кто предоставит полную и достоверную схему этих коммуникаций, впадающих, в идеале, в мало-мальски работающие очистные сооружения? Где эти схемы можно посмотреть? Они вообще есть? Если есть, то на чьем балансе находятся? Кто ливневую канализацию обслуживает, чистит? О каком благоустройстве можно говорить, если в Орле, как в средневековье, после дождя почти все плывет по дорогам и мостовым?

Дополнительный пикантный штрих — твердое ощущение, что некоторые положения генплана г. Орла разработаны исключительно в интересах конкретного орловского застройщика. Если так, то это не генеральный план города, а бизнес-план относительно небольшой строительной фирмы.

Для стагнации это, может быть, и неплохо, но для развития явно недостаточно.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц