Красная строка № 10 (446) от 6 апреля 2018 года

Свежо предание, да верится с трудом

Этот человек знает, о чём пишет. Последний директор завода УВМ, бывший заместитель главы администрации области по промышленности В. В. Грачев принес к нам в редакцию объемный труд — плод авторских раздумий о дне сегодняшнем в свете опыта прошлого. Мы решили опубликовать отрывки из этого текста в надежде, что нынешние руководители области что-то почерпнут полезное для себя. Ведь перед ними стоит задача возрождения экономики региона, а, значит, и вопрос о точке отсчета — относительно чего делать лучше. В зависимости от этого выбора будет и результат.

Вот незаметно и пролетели шесть лет! Казалось бы, чуть ли не вчера председатель правительства В. Путин объявил на съезде «ЕР» о программе создания 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест (ВТРМ) в период с 01.01.2012 по 01.01.2020 года. Прошло три четверти срока. За это время наш теперь уже президент В. Путин не раз говорил об этой программе на международных форумах. Вот только правительство под руководством Д. Медведева — ни сном, ни духом.

А возьмите Орловщину. В 2012-14 годы, когда областью руководил А. Козлов, у нас уже должно было появиться около 16 000 ВТРМ. И где они?

Затем В. Потомский почти 2,5 года «осваивал» юбилейные средства и «профукал» «Орлэкс». Почти пришел к банкротству «Научприбор». Ряд МУПов, благодаря родственным «мусорщикам», чуть не стали банкротами.
И никто не спросил ни с одного руководителя губерний, как выполняется программа по созданию ВТРМ.

Для сравнения: в СССР с 1957 по 1965 гг. было построено пять тысяч новых заводов и фабрик. Многие были крупнейшими в Европе. В Орловской области, начиная с 1943 года, были построены и запущены: ОСПАЗ, «Пром­приборы» в Ливнах и в Орле, «Янтарь», «Дормаш», «Ливгидромаш», «Химмаш», ОРЗЭП, з-д Погрузчиков. Были реконструированы и восстановлены «Транс­маш» («Автосельмаш»), з-д им. Медведева, «Текмаш», «Легмаш», заводы и фабрики Мест­прома; УПП ВОГ и ВОС — для инвалидов по слуху и зрению. На одном только «Трансмаше» трудились сотни рабочих с проблемой слуха и речи. В отделе кадров было несколько сурдопереводчиков. И где сейчас эти производственные площади УПП ВОГ и УПП ВОС, где «Автосельмаш»?

А было время, когда на Орловщине закладывалось развитие приборостроительного куста — завод УВМ, «Научприбор»; завод электроники — «Протон»; филиал московского «ЗиЛа» — «МЗАЛ»; «Коммаш». На этих предприятиях даже по данным на 01.01.1992 года работало почти 130 тысяч человек, в том числе в Орле почти 90 тысяч! А сколь сегодня? Отчасти сохранился «Коммаш», а мог не только «сохраниться». При правильной политике Минпромторга и настойчивости нашей обладминистрации это предприятие могло бы еще и открывать филиалы.

На предприятиях Орловщины до начала 1992 года было не менее 80% именно высокотехнологичных рабочих мест. Были грейферные пресса на «Орлэксе» и «Автоагрегатном» в Ливнах; роторно–конвейерные линии на том же «Орлэксе» и «Химмаше»; жидкая штамповка, огромный парк станков с УЧПУ и роботизированной сменой инструментов и деталей. А сколько автоматов токарных: многошпиндельных, вертикальных и горизонтальных, продольного точения, великолепное протяжное и зуборезное оборудование.

Возьмите приборостроение: на УВМе — один из крупнейших цехов плат печатного монтажа (ППМ) с роботизированными гальванолиниями и скоростными сверлильными станками с УЧПУ. Эти орловские платы поставлялись на Украину, в Белоруссию и Прибалтику. Кто из нынешних руководителей области знает, что такое фотолитография и эпитаксия? А эти технологии с успехом применялись в Орле на «Протоне», вакуумная технология — на «Научприборе» и «ОРЗЭПе».

Из 50 тысяч работающих на предприятиях приборостроения и электроники почти 72% были женщины. Где они теперь — почти 36 тысяч человек?

Из 280 инновационно-инвестиционных программ, что были заложены в 2012 году, по проверкам Счетной палаты, выполнено 62%. Проверяющие установили, как доложила в интервью Т. Голикова, что на счетах у ряда фирм лежат триллионы рублей. Это деньги, выделенные государством на программы. Но они лежат в банках, и на них «капает» депозит!

Как можно было принимать программу создания ВТРМ, если только строительство судоверфи «Звезда» на Дальнем Востоке показало, что вложить надо на одно рабочее место от 18 до 25 млн. рублей? То есть на 25 млн. ВТРМ нужно около 550 трлн. рублей за восемь лет! Инвестиции от ВВП страны могут составлять около 19-20%. Иными словами, для осуществления задуманного ежегодный ВВП России должен быть порядка 345-350 трлн. рублей.

Но страна живет по-прежнему под «капельницей» нефтегазовых доходов. Да и тут не все ладно. Подумать только, страна, обеспечивающая 35% «газового» рынка мира, не имеет «газового» обеспечения для граждан страны. Газификация России до сих пор составляет 68%. Зато одних новых международных газопроводов у нас столько, что пальцев на руке не хватит сосчитать! И все это по ТВ называют «народным достоянием». Когда же народ до него «достоится»?

Но вернемся к проблеме ВТРМ. 5—6 млн. таких рабочих мест все-таки можно было создать за восемь лет. Этот вывод подтверждает статистика, приведенная в газете «Аргументы Недели» в номере от 22.02.2018 года. Так вот, страна потеряла с 1990 года по 2016 год в трех отраслях (промышленность, сельское и лесное хозяйство, строительство) — 20,73 млн. рабочих мест (РМ). Причем в промышленности — 11,32 млн. рабочих мест. Учитывая, что в производстве численность рабочих основного и вспомогательного производства от общего числа работающих составляет порядка 62-68%, то потеряли около 7,36 млн. «рабочего класса». Думаю, что сегодня большая часть наших министерских работников не понимает, что вспомогательные производства — это инструментальная подготовка; ремонт оборудования; создание оборудования и оборудования контроля комплектующих, средств механизации и автоматизации конкретного производства. Недаром в СССР у слесарей-инструментальщиков и слесарей-ремонтников была 8-ми разрядная тарифная ставка. А сегодня ремонтники должны быть вообще с высшим образованием, чтобы понимать работу с сервоприводами, зеркалами лазерных агрегатов, механизмы фиксации и позиционирования инструмента и т. д.

Зато мы прибавили в торговле — 7,21 млн. рабочих мест. В банковской и финансовой сфере почти 850 тысяч. В «охранной отрас­ли» — более 2 млн. Чиновников стало больше, чем во всем СССР с его союзными республиками! Не говоря уж о силовых ведомствах и надзорных органах…

Во всем мире оптовую и розничную торговлю считают «экономическим онанизмом», так как она «удовлетворяет» только себя, творя «наценки». Вот это и есть перекос. У нас почти 50 млн. работающих живут за счет бюджета или «наценок» на товары, произведенные другими.

Так можно ли было создать 5-6 млн. ВТРМ за последние шесть лет? Думаю, да, ведь за прошедшие годы исчезло почти 11 млн. рабочих мест и не где-нибудь, а в промышленном производстве.
Сегодня, например, стране требуется огромное количество «емкостей» для хранения зерна. На принтере 3D их не изготовить! В 2014 году было дано задание по постановке на производство самолета ИЛ-114, ближнемагистрального, для «не очень классных» взлетно-посадочных полос и аэропортов. А таковых заброшено и «загибается» около 600! Имеются великолепные «туполевские» разработки среднемагистрального ТУ-214 (Путин совершил на нем в январе 2018-го тройной вояж в Сирию, Египет и Турцию). Казалось бы, выпускайте, инвестируйте, вот вам и сотни тысяч, а возможно и миллионы ВТРМ в авиастроении, в модернизации аэропортов и сопутствующих отраслях. А это и электроника, и коммунальное машиностроение, и строительная техника.

Касаясь ИЛ-114, можно провести пример из 1945 года. К Сталину пришли кураторы «атомного проекта» и рассказали о проблеме «доставки» заряда по воздуху. У нас не было носителя типа американского бомбардировщика В-29. Проработали вопрос о поставке В-29 по «ленд-лизу». Поручили категорический отказ от «Белого дома»! И тогда Верховный вызвал министра Авиапрома и А. Туполева и дал команду разобрать один из трех аварийно севших на Дальнем Востоке В-29. Разобрали! Замерили штангенциркулями, микрометрами и линейкой более 128 тысяч узлов и деталей. Заэскизировали. С помощью арифмометра «Феликс» подтвердили расчеты. На кульманах создали чертежи. Копировщицы с помощью рейсфедера и туши перенесли все на кальку и затем получили рабочую КД. Все бы хорошо, но в СССР на тот период не было почти 200 видов пластмасс, материалов и металлов, которые были применены в конструкциях В-29. И что? Всё преодолели и создали эти образцы. Создали новый планер, новые двигатели и новейшие образцы материалов и авионики! И через 20 месяцев в июле 1947 года поднялся в воздух наш ТУ-4. Очень похожий на В-29. А в 1949 году мы испытали свою «бомбу» и на земле, и в воздухе. А сейчас всё есть «свое», но где ИЛ-114?

Нынешнее российское руководство предпочитает обеспечивать титановыми изделиями «Боинг» и «Аэрбас». «Боинг» выпустил и продал в 2017 году 723 самолета. «Аэрбас» чуть поменьше. А сколько мы? Более того, пенки от продажи губчатого титана снимает совместное с американцами предприятие.

Возьмите еще одну проблему — городской электротранспорт. Только перевод на «асинхронный» электропривод даст огромную экономию энергии. Организация этих производств в виде филиалов на базе заброшенных площадей как можно ближе к территориям эксплуатации — это еще десятки тысяч ВТРМ. Но наше правительство более сотни миллиардов ухлопало только на доплату автопроизводителям. А они-то сегодня, все, кроме «АвтоВАЗа», иностранцы. Да и «автовазовский» контрольный пакет «Ростех» не так давно продал «Рено-Ниссан». От былых 135 тысяч работающих на «АвтоВАЗе» сегодня осталось около 40 тысяч.

Уже в 15-й раз из 30 гонок «КамАЗ» выигрывает ралли по всем пустыням мира. И что, сегодня за «КамАЗами» очередь иностранных дилеров? И выпуск-то всего-то около 30—35 тысяч в год. Мне довелось побывать на «КамАЗе» 12 июня 1991 года. На этом гиганте было несколько заводов: по выпуску двигателей, шасси, кабин и т. д. Причем только кузнечно-прессовый завод выдавал сотни тысяч тонн поковок коленвалов и шестерен. Главный конвейер — почти 1,5 км. Все это мне показал мой однокашник по Академии народного хозяйства при Совмине СССР Олег Белоненко — тогда директор «ЗЛА» (завод легковых автомобилей), который выпускал «Оку». В своей книге «Кризис «КамАЗа» он предсказал еще в 1998 году все то, что происходит сейчас в Автопроме.

Увы, о 25 миллионах рабочих мест сегодня, как и шесть лет назад остается только мечтать.

В. Грачев.
(Продолжение следует).

Лента новостей

самые читаемые за месяц