Красная строка № 1 (396) от 20 января 2017 года

Так мы далеко не уедем…

История Анны Ю., девочки-подростка, которую в течение нескольких минут взрослые дяди дважды высадили из маршруток по причине якобы неисправного электронного проездного билета («Валидаторы и аллигаторы», «КС» № 43 (394) от 16 декабря 2016 г.), получила продолжение в письмах чиновников. Мать Анны по горячим следам обратилась к уполномоченному по правам ребенка в Орловской области В. Полякову и к главе администрации города Орла А. Усикову. И от того, и от другого мать ждала решительных действий. Женщина искала в высоких кабинетах прежде всего справедливости. Но получила пока только письменные уведомления.

Первый сообщил, что пере­адресовал просьбу о помощи заместителю председателя правительства Орловской области А. Ремиге, который помимо прочих важных дел занимается и вопросами транспорта. «Также мною было обращено его внимание, — уведомляет В. Поляков, — на недопущение высаживания детей за безбилетный проезд или по причине отсутствия документов, подтверждающих льготу, из автобусов на проезжую часть дороги в сложных погодных условиях, с просьбой принять меры, исключающие попадание детей в опасную для них жизненную ситуацию».

Уполномоченный попал пальцем в небо. Анну не высаживали на проезжую часть. И вообще проблема заключается не в том, что девочку выгнали на мороз и в метель. Мать девочки обратилась к уполномоченному по правам ребенка в надежде с его помощью защитить права своей дочери, которая предъявила перевозчику оплаченный проездной, а тот отказался везти юную пассажирку. Сработала или не сработала электронная карточка, приложенная водителем к считывающему устройству, с правовой точки зрения — это проблема не пассажира, а перевозчика и заключившего договор с ним АО «Региональный информационный центр Орловской области», который распространяет электронные билеты по региону. Так рассуждала и мать Анны.

Но у орловских чиновников своя логика. И заместитель главы администрации г. Орла, он же — начальник управления городского хозяйства и транспорта Р. Игнатушин по существу потребовал от униженных и оскорбленных выполнить дополнительное условие, в просторечии называемое «докажи, что не верблюд»: «Для подтверждения того, что школьный проездной билет Вашего ребенка является действующим и технически исправным, Вам необходимо обратиться в АО «РИЦ Орловской области по адресу: ул. 2-я Курская, д. 34. После чего, в случае получения данного подтверждения, Вы можете обратиться в администрацию города Орла для проведения полного расследования произошедшего 09.12.2016 года инцидента…».

Но почему пассажир должен что-то доказывать в данном случае? И почему власть, обязанная контролировать пассажирские перевозки, сама не способна найти злополучный проездной (который, кстати, мать Анны почти сразу после происшествия обменяла в РИЦе) и совмест­но со своим деловым партнером — АО «РИЦ Орловской области» — провести нужную экспертизу? Ведь, по идее, должен вестись учет подобных документов — и действующих, и тем более — сданных с претензиями к их качеству. Если карточка окажется испорченной самим владельцем, тогда можно поставить в деле точку, сообщив жалобщику: сами, дескать, виноваты, потому что такими-то действиями испортили ваш проездной. Если у карточки имелся заводской брак, то придется предъявить претензию производителю. Ну, а если причиной конфликта явилась некая третья причина, то тогда стоит вызвать на ковер перевозчика, тем более что, как сообщает Р. Игнатушин, госномера автобусов, из которых высадили Анну, администрации города уже известны.

Вот как, на наш взгляд, должна работать система, в которой связаны договорными отношениями, а значит — и взаимной ответственностью друг перед другом и потребителем, три структуры — администрация города, АО «РИЦ Орловской области» и пассажирские перевозчики.

Но из администрации города приходят вот такие беспомощные ответы, а в «РИЦе» рассказывают трогательные истории о том, как водители орловских маршруток даже сотрудников центра (подумать только!) посылают куда подальше в ответ на замечания. Один из сотрудников, как рассказывают в АО «РИЦ Орловской области», стал свидетелем того, как проездной одного из пассажиров в руках водителя упорно «отказывался» считываться на валидаторе. Заподозрив неладное, сотрудник заметил водителю: «А вы не пробовали включить прибор?» На что тут же получил ответ: «А вы не пробовали помолчать!»

И там же, в РИЦе, сетуют: вот, дескать, в Туле в местном законодательстве четко прописано, что если электронный проездной не сработает, то перевозчик обязан все равно везти пассажира. Высаживать по такой причине и у нас, вроде бы, никто не имеет права, утверждают в РИЦе. Но Анну высадили. И не ее одну.

Есть, оказывается, и еще один нюанс, на который обращают внимание в АО «РИЦ Орловской области»: в счастливой для пассажиров Туле на рынке пассажирских перевозок доминирует муниципальный транспорт, и поэтому там выстраивать отношения с перевозчиками и добиваться определенной ясности во взаимоотношениях с пассажирами города легче, чем в Орле, где пассажирские перевозки фактически полностью в руках частников. Почему так получилось? А это уже вопрос к власти. Хотя, наверное, правильнее было бы сформулировать его несколько иначе: а есть ли в Орле власть вообще? Ведь «не кошмарить бизнес» — это вовсе не значит идти у него на поводу, пренебрегая интересами детей, стариков, инвалидов и просто граждан, пользующихся различными услугами, которые полностью находятся в руках этого самого бизнеса.

Как бизнес умеет себя защищать, мы уже хорошо знаем. А вот кто защитит не сплотившихся пока против «общего врага» неорганизованных пассажиров, покупателей и пользователей? В Орле, похоже, некому.
Однако, как подсказывает опыт столетней давности, если «верхи не могут, а низы не хотят», то есть сильно обижаются, тогда может найтись некая третья сила, которая возьмет власть в свои руки. И тогда обижаться уже будет не на кого.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц