Красная строка № 20 (456) от 20 июля 2018 года

Такой человеческий «собачий вопрос»…

Когда власть или «возмущённая общественность» начинает очередную кампанию по ужесточению порядка выгула домашних животных, мне сразу вспоминается комедия Л. Гайдая «Бриллиантовая рука». Точнее, одна из сцен в ней, когда колоритная управдомша (Н. Мордюкова), этот осколок «тоталитарного прошлого», выговаривает долговязому интеллигенту с собачкой (И. Ясулович) за то, что пёсик гуляет по газону.

— А где же ему гулять? — пытается спорить, держась за сердце, незадачливый собаковод.

— Вам предоставлена отдельная квартира — вот там и гуляйте, — не моргнув глазом «срезает» интеллигента управдом.

И ещё эта странная фраза: «собака — друг человека»! Казалось бы, сколько лет прошло, страна уже изменилась, и о тлетворном влиянии Запада говорят разве что отдельные философствующие русофилы в интернете да в «Красной строке». А поди ж ты — собаки и собаководы по-прежнему раздражают определенную часть общества.

И, видимо, влиятельную часть. Иначе с чего бы это администрация города Орла вдруг решила прислушаться к обращениям неких «граждан» и вместе с депутатами провела «определенную работу», результатом которой стал проект постановления Орловского городского Совета, согласно которому за выгул собак на территориях парков, скверов, набережных, детских садов и школ, учреждений образования и здравоохранения, объектов культурного наследия и кладбищ владельцу грозит штраф от полутора до двух тысяч рублей.

Но на каждого управдома есть свой Семён Семёнович Горбунков. В городском Совете нашлись депутаты, которые, подобно этому киногерою, сказали управдомам: «Зачем, зачем так? Вот я был в Лондоне — там собаки гуляют везде: собака — друг человека».

А если серьёзно, то депутаты Орловского городского Совета Е. Прокопов и И. Дынкович подготовили и направили мэру города В. Новикову обращение следующего содержания: «20 июня в комитете по ЖКХ рассматривался вопрос «О внесении изменений в решение Орловского городского Совета народных депутатов от 30.062011… «О правилах благоустройства и санитарного содержания территорий муниципального образования «Город Орел». Считаю необходимым отложить его принятие, так как ряд норм и положений вступают в противоречие с Федеральным законом «Об ответственном обращении с животными…» (оказывается, есть такой в современном российском законодательстве. — «КС»). Кроме того, в правовом акте отсутствует понятие выгула, прогулки, прохода с животным. Непонятно: когда, кто и за чей счет обустроит площадки для выгула животных. Штрафовать граждан за противоправные действия, которые возникли в результате отсутствия альтернативного действия, является неправомерным. Прошу вас отправить вопрос на доработку…».

Будет не лишним процитировать и некоторые строки из коллективного письма собаководов, адресованное тому же В. Новикову, в котором вполне конкретные (а не «некие» анонимные) горожане раскрывают суть требований того самого ФЗ, на который сослался Е. Прокопов. Закон этот основывается, как пишут авторы письма, «на обеспечении удовлетворения физиологических, питательных и поведенческих потребностях животных». «Среднестатистическая собака, — подчёркивается в письме, — ежедневно должна проходить 5-7 километров, чтобы оставаться здоровой».

Ограничение мест для выгула животных, по мнению авторов письма, неизбежно приведёт к противоречию с требованиями закона «Об ответственном обращении с животными…».

В комедии Гайдая все доводы «за любовь» к собакам управдом перебивает железобетонным аргументом:
— Я не знаю, как там в Лондоне: я не была… Может, там и собака — друг человека, а у нас управдом — друг человека!

Но, как видим, современное российское законодательство даёт какой-никакой шанс человеку в споре с «управдомом». И, как я убедился, в нынешней администрации города всё-таки работают уже другие люди. Начальник управления градостроительства В. Булгаков, например, начал с того, что скрупулёзно объяснил мне подоплёку дела. Оказывается, недавние поправки в Земельный кодекс РФ позволяют теперь предоставлять землю под некоторые нужды по упрощенной процедуре — без сервитутов и прочих кадастровых сложностей. И потому теперь, как заметил мой собеседник, в городе можно наметить адреса для будущих собачьих площадок. И такая работа идёт, сказал В. Булгаков, и она будет доведена до конца. Ведь некая «общественность» требует убрать гуляющих собак с хозяевами из скверов, парков и т. д. То есть со временем на сайте администрации города будет указано, где можно разместить площадки для выгула собак.

А вот дальше — как в анекдоте: взять то вы можете, но кто ж вам даст! Дело в том, что подборкой адресов и исчерпываются все обязанности муниципальной власти в данном деле. Точнее сказать, после этого она «умывает руки». Чтобы площадки стали реальностью, активные горожане должны сами подать заявку в администрацию, сами найти источник финансирования и застройщика. Собачья площадка, конечно, не Бог весть какой строительный объект, но всё же — ограждение нужно, выравнять территорию нужно, покрытие, обладающее впитывающими свойствами и в то же время удобное для уборки — тоже нужно. Мало того, площадку ещё необходимо содержать из месяца в месяц, из года в год. Но, как сказал мне заместитель начальника управления городского хозяйства и транспорта А. Филатов, муниципальных программ по данной теме в ближайшем будущем, скорее всего, не будет: в бюджете лишних денег нет. Значит, должна быть проявлена инициатива со стороны неких организованных собаководов.

Но кто их будет организовывать? И не получится ли так, что пока исполнительная власть будет ждать инициативы снизу, власть законодательная, то есть горсовет, примет постановление, резко ограничивающее городское пространство для выгула домашних животных? Тогда гайдаевский управдом из фельетонного персонажа опять станет «реализмом действительной жизни». «А ещё боремся за звание дома высокой культуры быта!». То есть, простите, за самую демократичную демократию в нашей стране!

Но надо отдать должное моим собеседникам. И В. Булгаков, и А. Филатов согласились, что ситуация патовая. И что какие-либо ужесточения правил выгула животных могут произойти только после того, как будут созданы альтернативные условия для этих животных и их хозяев. Кстати, по действующим правилам Минрегионразвития, собачьи площадки должны размещаться в шаговой доступности, то есть в 400-600 метрах от места проживания животного и его хозяев. Найдётся ли в Орле достаточное количество таких удобных для собаководов мест?

Вопрос о штрафах за «неправильный выгул», как известно был снят с повестки дня 41 заседания городского Совета, которое состоялось ещё в конце июня. Но что-то подсказывает мне, что так называемая «общественность», на жалобы которой нынешними весной-летом отреагировала муниципальная власть, не успокоится. Эти обострения «против собак» в Орле время от времени повторяются. То ли потому, что вопрос действительно не решён. То ли потому, что гайдаевская управдомша «сидит» в орловцах. Только теперь «тлетворное влияние Запада» действует наоборот. Вчерашние «совковые» обыватели, пересев из «Жигулей» и «Москвичей» в более комфортные иномарки и успев беглым взглядом оценить все внешние прелести европейского бытия, нынче брезгливо морщат носы, встречая на своем пути четвероногих существ и их хозяев. Вылезая из своего авто и находясь в упоении от шаманских ритмов так называемой клубной музыки, эдакий вполне себе цивилизованный «совок» вдруг натыкается на почти первобытное четвероногое явление, которое ещё и пописать может чуть ли не на колесо его «Ниссана» или «Форда». Возмутительно! Куда смотрит власть?!

И власть начинает крутить шестерни правовых механизмов, так как, выражаясь языком Лисы Алисы из известной сказки А. Толстого, «большая опасность угрожает всем богатеньким жителям города». И готовятся законодательные акты, которые должны привести нас в сообщество цивилизованных городов и народов. При этом заваленные строительным мусором некогда живописные овраги в черте города, покрытые слоем бутылок и упаковочных пакетов городские скверы, зарастающий бурьяном парк Победы, разрушающиеся или уже разрушенные памятники истории и культуры, матерщина на улицах, переполненные и «благоухающие» на жаре мусорные контейнеры и те же автомобили на газонах и детских площадках — «цивилизационные» чувства «прогрессивной общественности» отнюдь не оскорбляют. Смею предположить, что эта самая общественность просто убеждена, что она имеет право материться и мусорить, потому что какая же это цивилизация, если в чем-то приходится себя ограничивать?

Не спорю: если собака гадит на асфальтовых аллеях в городском сквере — это нехорошо. Антисанитария, можно сказать. Но когда то же самое делает двадцати-тридцатилетний «мальчик» или «девочка» — почему никто не возмущается? Потому что у двуногих есть цивилизационное право на комфорт? Здоровое же четвероногое животное, несмотря на всю свою отсталость от двуногих, только в исключительных случаях оправится на асфальт или бетон: если больше деться некуда. Инстинкт (или разум?) ведёт животное в более естественные места, поближе к природе, так сказать.

С другой стороны, собачьи экскременты на асфальте — это сигнал и властям, и застройщикам: не спешите закатывать г. Орел в асфальт и бетон тотально, «страха ради европейска». Оставьте место для зелени и для тех же собак. Ведь они действительно — друзья человека.

Если хотите, в неистребимом желании людей иметь при себе четвероногое существо и ухаживать за ним, жертвуя комфортом, срыты корни нашей былой религиозности. Ведь Господь Бог, как следует из книги Бытия, весь животный мир отдал в подчинение и, что важно, на попечение человеку. Все птицы и звери должны были служить человеку, быть его «домашними» животными. Но человек сам отрёкся от своего высокого предназначения, человек пал. И разрушилась гармония мира. Но именно потому, что задумывалось всё Творцом несколько иначе, мы и сегодня в ответе за тех, кого приручаем, как сказал Сент-Экзюпери.

И не только за тех, кто у нас на поводке, но и за тех, кого бросили другие. Цивилизованные варвары призывают их травить и отстреливать. Но грех-то — наш общий, человеческий, если рассуждать по Библии: нам доверили, а мы не справились, чего уж тут на кого-то кивать. Новоявленные буржуа в своём индивидуализме не способны этого понять. Для них важнее соблюдать правила, обеспечивающие им должный уровень эгоистического комфорта. Библия же призывает к спасению души, к нравственной работе ума и сердца, к ответственности за всех и вся.

В этом смысле к Истине ближе те, кто незримо совершает в городе ту работу, которую должны делать муниципальные структуры. Я имею ввиду вакцинацию и стерилизацию бродячих собак. От своих сородичей эти отличаются приметной желтой биркой на ухе. Вот поистине гуманный и по-настоящему цивилизованный способ профилактики нежелательных последствий бродяжничества.

Вот только масштабности не хватает. Но у энтузиастов нет тех возможностей, какими, по идее, должна бы обладать муниципальная власть. Милосердных богачей, способных пожертвовать средства на выполнение человеческого долга перед животными, тоже что-то не видно и не слышно.

Что же касается домашних собак, то упорядочить их взаимоотношения с городом, по крайне мере, на первом этапе можно было бы путём узаконивания сложившихся мест выгула. На набережных и в мемориальных местах можно поставить строгие таблички: «Выгул запрещён!». Но там, где есть земля и зелень, пока лучше руководствоваться Библией, а не правилами благоустройства. Тем более, что в них уже записано — каждый владелец обязан убирать экскременты за своим питомцем, если уж тот явно оскорбит своим поведением чью-то «цивилизованность». Давайте заключим негласный общественный договор: собак и собаководов не закатывают в асфальт; собаки и собаководы, со своей стороны, стараются держаться подальше от публичных мест и поближе к зелени.

В конце концов Россия — не Европа. В течение веков она отличалась от пресловутого Запада тем, что любовь, смирение и милосердие, то есть евангельские ценности, у нас с лихвой компенсировали недостаток формального соблюдения буквы Закона. Там, где можно было без неё обойтись — обходились. Это ещё называют здравым смыслом. Всего лишь каких-то сто с небольшим лет назад Лев Толстой говорил об этом в интервью иностранному журналисту. Неужели с тех пор мы, русские. так сильно изменились?

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц