Красная строка № 27 (422) от 22 сентября 2017 года

Тест на законопослушность

Выхожу я в минувшую пятницу из Советского райсуда и тут же, рядом с соседней кафешкой на улице Горького, встречаю коллег-журналистов В. Панфилова и С. Прохорова.

— Как дела? — спрашивают они.

— Да вот, — отвечаю, — прошёл очередную проверку на законопослушность. Судья Т. Горбачёва отказала мне в административном иске к областному департаменту внутренней политики, сославшись на то, что срок давности истёк.

— А о чём иск?

— О том, что зампред правительства В. Ерохин строку из официальной биографии В. Потомского — «мастер спорта по дзюдо» — с областного портала — не удаляет, отвечать на журналистский запрос — отказывается, а подтвердить информацию о «мастере» — ничем не может.

И продолжаю, как бы подытоживая разговор:

— Вот так добропорядочных граждан сама же правоохранительная система, отказывающаяся выполнять свои обязанности честно, то есть по закону и по совести, — и подталкивает к экстремизму. А если экстремистами становятся не просто труженики сельского хозяйства или там любители-цветоводы, а люди подготовленные, то это беда!

Мне показалось, что в этот момент у обоих моих собеседников слегка вытянулись лица…

Но и в самом деле — отбросим шутки! — как прикажете поступать законопослушному человеку, который буквально никаким законным путём не может добиться правды и справедливости? Что в таком случае делать?

Вот вернёмся, для примера, к уже набившей оскомину истории с кражей тиража «Красной строки» из типографии «Труд» в декабре 2016 года. Преступление, казалось бы, налицо. Автор этих самых строк лично, письменно и устно, обращался в Следственное управление СКР, в полицию, прокуратуру Орловской области, в УФСБ, к главному федеральному инспектору в Орловской области, к первому заместителю губернатора Орловской области и председателю совета директоров АО «Типография «Труд». Итог: все либо уклонились, либо отмолчались, либо отфутболили заявление в другую «контору». А полиция отказала в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что типография-де компенсировала редакции потери. Но даже если подходить к вопросу чисто по-бухгалтерски, то и в этом случае концы с концами у так называемых стражей порядка и закона — не сходятся: почему, собственно, все материальные, интеллектуальные и физические затраты на изготовление номера газеты они свели лишь к типографским расходам?

Главное, однако, не в этом. Мы поднимали вопрос не о материальном ущербе, а о воспрепятствовании законной журналистской деятельности со стороны властей. И вот тут все попытки достучаться до системы оказались тщетными. Буквально все до единой правоохранительные и контролирующие структуры оказались глухи, слепы и немы.

В качестве последней инстанции ваш покорный слуга обратился в комиссию Генеральной прокуратуры РФ, которая в августе проверяла прокуратуру Орловской области. Некая сотрудница внимательно выслушала меня, сочувственно покачала головой, пообещала, что вопрос, в силу его важности, будет доложен руководителю группы, приклеила на документы цветной стикер и… Через месяц я получил всю пачку своих документов обратно в сопровождении ответа за подписью заместителя прокурора Советского района г. Орла П. Чекарева: «Оснований для отмены принятого решения не имеется…».

А тут подоспело и судебное разбирательство по моему иску к заместителю председателя правительства В. Ерохину и департаменту внутренней политики. Об этом «КС» подробно рассказывала в публикации «Идём в суд!» 1 сентября 2017 года.

На заседание суда 15 сентября 2017 года со стороны администрации области пришёл некий полный мужчина. Ни сам он не представился, ни судья его не представила, ни документов у него не потребовали — во всяком случае, при мне. Зато у меня самого как у истца паспорт попросили, затем опросили и даже разрешили задать представителю ответчика вопросы.

— Так всё-таки есть ли в департаменте внутренней политики документы, подтверждающие присвоение губернатору В. В. Потомскому звания мастера спорта по дзюдо?

— Это к делу не относится, — ответил представитель.

— Ну а почему же вы не отвечаете на журналистский запрос?

На сей раз никем не представленный мужчина просто промолчал.

После этого суд удалился в совещательную комнату. Через пару минут нас обоих вновь запустили в зал заседаний, и судья Т. Горбачева зачитала готовое и отпечатанное решение: в иске отказать.

— По каким основаниям? — позволил себе поинтересоваться наивный и незадачливый истец.

— Вы пропустили срок исковой давности.

Но если так, то для чего же было устраивать представление с «судебным разбирательством»?

Уже на выходе судья Т. Горбачева попыталась мне что-то втолковать насчёт того, что нам никто не мешает получать информацию, и так далее. Каюсь, я ответил ей чисто по-человечески, безо всяких юридических тонкостей:

— Да бросьте вы! Господь с вами…

Ну что же, пропустили срок — так пропустили. Недостаточное знание закона не освобождает от последствий этого недостаточного знания. Хотя суд вполне мог бы восстановить срок исковой давности. Или для приличия тоже поинтересоваться у анонимного представителя «Серого дома»: «Так почему же вы всё-таки не отвечаете на журналистский запрос?».

Но мы люди не гордые — направим запросы снова. Сказано — сделано: 18 сентября 2017 года в администрации области зарегистрированы повторный, аналогичный прежнему, запрос на имя заместителя председателя правительства Орловской области по внутренней политике В. Ерохина и запрос уже на имя губернатора области В. Потомского — о том же:

«Уважаемый Вадим Владимирович! На портале Орловской области в Ваших биографических данных указано, что Вы являетесь мастером спорта по дзюдо. Однако изучение редакцией газеты «Красная строка» этого вопроса показало, что Вы не могли ещё в средней школе стать мастером спорта по дзюдо, как это сами публично утверждали. Подробно эта тема и позиция газеты изложены, в частности, в статье «Мастерство» не пропьёшь. Если оно есть, конечно…», опубликованной в «КС» № 11 (406) от 7 апреля 2017 года.

В связи с проводимым журналистским расследованием прошу Вас в соответствии с требованиями российского законодательства сообщить в семидневный срок:

1. В каких именно соревнованиях, позволяющих спортсмену выполнить квалификацию мастера спорта по дзюдо (первенство мира, первенство Европы, чемпионаты СССР, союзных республик, Российской Федерации и т. д.), Вы принимали участие; когда и где они проходили; какие результаты Вы показали?

2. Каким органом было принято решение о присвоении Вам звания «мастер спорта», кем и когда было подписано и выдано соответствующее удостоверение, а также значок мастера спорта?

Прошу также предоставить копии удостоверения мастера спорта по дзюдо на имя В. В. Потомского, спортивных дипломов, публикаций в СМИ, фотографии, которые могли бы подтвердить запрашиваемую информацию.

В случае если Вы не располагаете запрашиваемой информацией и не можете документально подтвердить факт присвоения Вам звания «мастер спорта», прошу — как недостоверную — удалить из опубликованной на портале Вашей биографии строчку: «Мастер спорта по ДЗЮДО».

С уважением, директор АНО «Агентство печати «Красная строка», гл. редактор газеты «Красная строка» Ю. В. Лебёдкин.

18 сентября 2017 года».

Если мои запросы чиновники и на этот раз в нарушение закона проигнорируют, я снова подам в суд, и со сроком давности теперь всё будет в порядке. Придумают новую крючкотворскую зацепку — повторим и в третий, и в четвёртый, и в пятый раз — столько, сколько будет нужно, чтобы доказать правоту газеты.

Весь вопрос в том, не сочтут ли наши доблестные правоохранители такую настойчивость покушением на устои и злонамеренным экстремизмом? От них ведь всего можно ожидать, когда речь идёт о защите власти.

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц