Красная строка № 4 (440) от 9 февраля 2018 года

Только законом, и ничем иным

Весьма необычный материал под заголовком «Прокуратура: путь к справедливости» ко Дню работников прокуратуры был опубликован 10 января 2018 года в газете «Орловская искра». Автор статьи, в частности, на примере истории с ЗАО «Дормаш» рассказывает о том, как орловская прокуратура сражается «с криминальной системой уже не только Орловщины, а всей России».

И всё бы ничего, вроде и повод подходящий — профессиональный праздник, но почитаешь текст, и создается странное ощущение: прокуратура жестко «сражается» с нарушителями закона, а вот другие правоохранители, и это подчеркивается в публикации, работают «ни шатко ни валко». Суд же вообще «три раза (!) <…> отказывал следствию в аресте генерального директора ЗАО «Дормаш» Вячеслава Гудкова».

Тут бы автору остановиться и выяснить, а почему три раза отказывал? Может, основания для того были? Без них, без оснований, четко прописанных в законе, в суде — никак. Но нет. «…Прокуратура уже привыкла к такой позиции суда и не сдавалась, уверенная, что все равно победит», — пишет автор статьи.
Однако, забегая вперед, скажем прямо — не победила. А, возвращаясь назад, внимательно почитаем документы и официальные комментарии.

13 декабря 2017 года пресс-служба Орловского областного суда сообщила: «Сегодня Орловский областной суд рассмотрел апелляционное представление представителя прокуратуры Орловской области на постановление Заводского районного суда г. Орла от 29 ноября 2017 г., которым было отказано в удовлетворении ходатайства следователя СУ СК РФ по Орловской области об избрании в отношении бывшего гендиректора ЗАО «Дормаш» Гудкова В. П. меры пресечения в виде заключения под стражей.

Гудков В. П. обвиняется в злоупотреблении полномочиями, повлекшем тяжкие последствия (ч. 2 ст. 201 УК РФ — 2 эпизода), и в частичной невыплате свыше трех месяцев и полной невыплате свыше двух месяцев заработной платы и иных установленных законом выплат, совершенных из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации (ч.ч. 1, 2 ст. 145.1 УК РФ).

В судебном заседании представитель прокуратуры Орловской области поддержал свои требования и просил суд отменить постановление районного суда и избрать в отношении Гудкова меру пресечения в виде заключения под стражу на срок два месяца. Следователь высказал такую же позицию.

Обвиняемый Гудков В. П. и его защитник — адвокат Мирошниченко М. В. просили суд оставить без изменения постановление Заводского районного суда г. Орла от 29 ноября 2017 г., поскольку, по их мнению, оснований для изменения ранее избранной меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении не имеется.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 97 УПК РФ суд вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Стороной обвинения доказательства наличия перечисленных обстоятельств представлены не были.
Избранная ранее мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Гудковым В. П. не нарушалась. Срок предварительного следствия данного уголовного дела составляет уже более 1,5 лет. Ранее суд уже неоднократно отказывал в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Каких-либо новых оснований следствием представлено не было.

Суд апелляционной инстанции с позицией районного суда согласился и оставил без изменения постановление Заводского районного суда г. Орла от 29 ноября 2017 г., которым было отказано в избрании в отношении бывшего гендиректора ЗАО «Дормаш» Гудкова В. П. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В адрес прокурора Орловской области и руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Орловской области вынесено частное постановление, в котором указано на необходимость принятия мер по недопущению нарушений уголовно-процессуального законодательства при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу».

Ещё раз подчеркнём: суд не просто не нашел оснований для заключения Гудкова под стражу, но и вынес частное постановление, в том числе — в адрес прокурора Орловской области.

Ну, вынес и вынес, скажет кто-то. Но всё не так просто. В соответствии со ст. 29 УПК РФ, если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены нарушения закона, допущенные в том числе при производстве дознания, предварительного следствия, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым.

Что и было сделано в данном случае. Суд указал на нарушения, допущенные сотрудниками прокуратуры при поддержании постановления следователя о возбуждении перед судом ходатайства об избрании в отношении Гудкова меры пресечения в виде заключения под стражу, во избежание в дальнейшем подобных нарушений уголовно-процессуального законодательства.

Так что же должны были сделать те, кто «сражается с криминальной системой» и уверен в том, что «всё равно победит», но не сделали?

Итак, постановление следователя о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в отношении обвиняемого Гудкова не соответствовало требованиям, указанным в ч. 3 ст. 108 УПК РФ. В постановлении не был приведён перечень конкретных доказательств и данных, которые, по мнению стороны обвинения, указывают на причастность Гудкова к инкриминируемым деяниям.

Заявляя о необходимости заключения Гудкова под стражу, следователь в своем постановлении ссылался на наличие опасений того, что он может скрыться от предварительного следствия и суда, осознавая тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы, а также уничтожить доказательства, оказать давление на свидетелей, в том числе, посредством подкупа, исходя из группового, организованного характера инкриминируемых преступлений, ранее им занимаемого служебного положения.

Между тем, ни в постановлении, ни в ходе судебного разбирательства следователем не было представлено никаких фактических данных, подтверждающих наличие указанных опасений у органа предварительного следствия и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства при сохранении Гудкову ранее избранной подписки о невыезде и надлежащем поведении. Напротив, следователь И. Е. Алфимов в судебных заседаниях подтвердил, что Гудков избранную ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — не нарушает, сведениями об оказании Гудковым давления на участников уголовного судопроизводства, их подкупе и иных действиях с его стороны, направленных на воспрепятствование производства по делу, орган следствия — не располагает.

В соответствии с требованиями ч. 9 ст. 108 УПК РФ повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

Однако доводы следователя в указанной части, как и в предыдущем ходатайстве о заключении В. П. Гудкова под стражу, основаны лишь на увеличении объема его обвинения. Кроме того, предварительное следствие по уголовному делу находится не на первоначальном этапе, а ведется более 18 месяцев. И вновь предъявленное Гудкову обвинение по ч. 2 ст. 201 УК РФ касается событий того же временного периода, что и иные эпизоды обвинения, и связано с исполнением им обязанностей генерального директора ЗАО «Дормаш», финансово-хозяйственная деятельность которого изучается органом следствия с начала производства по уголовному делу.

Таким образом, в очередной раз орган следствия, обращаясь с ходатайством об избрании меры пресечения Гудкову в виде заключения под стражу, не представил конкретных фактических данных в подтверждение оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, для избрания самой строгой из мер пресечения — заключения под стражу.

При этом обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в обоснование необходимости избрания В. П. Гудкову заключения под стражу прокурор в апелляционном представлении ссылался на абстрактные и неконкретные данные о «наличии у обвиняемого достаточных материальных средств для выезда за пределы Российской Федерации», а также на факт наличия у него регистрации в другом регионе и отсутствие устойчивых социальных связей, оставив без внимания, что на протяжении длительного времени Гудков проживает вместе с супругой по одному и тому же адресу в г. Орле.

Суд апелляционной инстанции отметил, что при рассмотрении очередного ходатайства об избрании в отношении В. П. Гудкова меры пресечения в виде заключения под стражу должностными лицами прокуратуры, при наличии явных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных органом предварительного следствия при обращении в суд с ходатайством об избрании в отношении Гудкова меры пресечения, не были обеспечены законность и обоснованность высказанной в суде первой и апелляционной инстанций позиции относительно поддержания заявленного ходатайства…

К слову сказать, согласно статистике суды области в 2017 году 74 раза отказывали в удовлетворении ходатайств органов предварительного расследования об избрании либо продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

В 2017 году было удовлетворено 45 жалоб участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) должностных лиц органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.
В настоящее время в Государственную Думу РФ Верховным Судом РФ внесен проект федерального закона, направленный на совершенствование института избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу. Особенности инициативы направлены на защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в предпринимательской деятельности.

Для тех, кто забыл, напомним: судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Только суд правомочен ограничить право человека на свободу. И происходит это, надо заметить, в открытом, состязательном судебном процессе. Только суд правомочен признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание. Орловский областной суд в своей деятельности руководствуется только законом, и ничем иным.

Ирина Смородинова.

Лента новостей

самые читаемые за месяц