Красная строка № 8 (403) от 17 марта 2017 года

Труба дело…

Закопал Василий Николаевич трубу в землю. Непростую трубу — стоимостью в 300 тысяч рублей! Закопал и пошел оформлять документацию на будущий газопровод. Пока ждал результата, выяснилось, что сосед его Валерий Валерьевич уже получил на руки все необходимые документы, а труба, купленная и закопанная Василием Николаевичем, теперь уже ему, вроде как, и не принадлежит.

И был суд. В исковом заявлении Василий Николаевич указал, что в 1999 году приобрел земельный участок в д. Паньково Орловского района и построил здесь дом. В августе 2008 обратился новосел в межрайонный газовый трест «Орелгоргаз» с заявлением: хочу, мол, провести газопровод к дому. Специалисты выехали на место, управляющий трестом подписал разрешение, и началось изготовление рабочего проекта. Заплатил тогда Василий Николаевич 814,1 руб. Но когда в назначенный срок он приехал в трест, чтобы забрать свой заказ, ему сказали, что документация передана соседу, Валерию Валерьевичу. Как так?..

…Да вот так! Стал просить Василий Николаевич соседа: отдай рабочий проект. А тот отвечает: вот разреши, мол, мне через твою трубу подключиться к магистральному газопроводу низкого давления, тогда и верну. Василий Николаевич согласился: да пусть себе делает врезку. Но сосед в свой дом газ провел, а документацию так и не вернул. А деревенский дом Василия Николаевича так и остался негазифицированным.

Суд выслушал версию истца и предоставил слово ответчику. А тот и говорит: а где, мол, доказательства того, что спорный газопровод принадлежит истцу? Ведь он только купил трубу и закопал ее в землю. Труба не была подключена к магистральному газопроводу, не проведена в дом — какой же это газопровод? И по версии Валерия Валерьевича получалась, что Василий Николаевич из-за отсутствия средств якобы передал право на закопанную трубу соседу, который в дальнейшем довел дело до конца, то есть заказал соответствующий проект, протянул газопровод до своего дома, сдал его в эксплуатацию и теперь на законных основания пользуется газом. И более того, он, Валерий Валерьевич, якобы даже дал письменное разрешение Василию Николаевич на подключение газа к его дому от своего газопровода. Облагодетельствовал, одним слом, а не ограбил.

И суд пришел к выводу, что истец Василий Николаевич только трубу закопал, а вот его сосед-ответчик и технические условия оформил на присоединение своего дома к газораспределительной сети, и рабочий проект на газоснабжение своевременно получил. В общем, поступил не как лох какой-то, а все сделал как законопослушный грамотный потребитель. В архиве треста «Орелгоргаз» нашлась вся исполнительно-техническая документация на газификацию соседского дома. А вот сведений о газификации жилого дома Василия Николаевича там не оказалось. А как же 300 тысяч, закопанные в землю, и 814,1 руб., заплаченные за рабочий проект? А вот так! Суд пришел к выводу, что истец, то есть оставшийся без газа и фактически без трубы Василий Николаевич сам передал в 2009 году права на нереализованный им проект своему соседу Валерию Валерьевичу.

А может, и впрямь передал, да забыл, что сделал? По логике суда получается, что так. Вы спросите, как же вышло, что трест «Орелгоргаз» отдал документацию в другие руки? Оказывается, все очень просто. Допрошенная в суде в качестве свидетеля проектировщица треста С. Питерская заявила, что рабочий проект, заказанный Василием Николаевичем, разработан не был. И Василию Николаевичу, если он, конечно, очень захочет, теперь, когда истекли все сроки давности, нужно заново получать новые технические условия на отвод газопровода к его дому. Ситуация, как в известном романе: «А был ли мальчик? Может, мальчика-то и не было?»

— Но вот же квитанция к приходно-кассовому ордеру № 10155 от 3 октября 2008 года, — недоумевает Василий Николаевич. — Она подтверждает, что мною был оплачен рабочий проект № 127-08-ГСВ. Но мне его на руки не выдали. Моему же соседу технические условия были выданы 22 октября 2008 года якобы с моего согласия, которое, как прозвучало в суде, якобы было дано 27 августа 2009 года. И судьи — и районные, и областные — почему— то не замечают явного противоречия: как я мог давать согласия на условия, подготовленные годом ранее? В 2009 я всего лишь согласился на подключение к моей трубе. Я тогда и предположить не мог, что моему соседу были выданы техусловия на мою трубу без моего согласия. О том, что это произошло и что есть такая документация, я узнал случайно только в 2011 году на судебном процессе по иску другого нашего общего соседа, который попытался протестовать против злосчастной трубы, проложенной через его участок. Прежние хозяева этой земли согласились на прокладку газопровода. Но потом продали свой участок другим людям. И те потребовали трубу убрать.

Кстати, тоже интересный момент. Судья Орловского районного суда М. Хомякова тогда, в 2011 году, пришла к выводу, что иск должен быть удовлетворен, а труба демонтирована. Но судебная коллегия Орловского областного суда потом отменила это решение. И в определении облсуда было записано, что я действовал в соответствии с законом, что мой отрезок трубы не является самовольной постройкой и что я давал согласие соседу лишь на подключение к моей трубе и ни на что другое. Но когда в 2015 году уже мне самому пришлось оспаривать решение суда первой инстанции по поводу спора о трубе и проекте газопровода, та же судья Хомякова, будучи уже судьей Орловского областного суда, в удовлетворении апелляционной жалобы мне отказывает. Но ведь один раз она уже ошиблась, признав мою трубу незаконной и не моей, и ее поправили. Почему же та же ошибка утверждается областным судом вновь?

Обратился Василий Николаевич и в следственные органы. И после некоторых мытарств 29 сентября 2015 года следственным отделом по Советскому району Следственного управления УМВД России по г. Орлу было возбуждено уголовное дело № 36800 по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 30 и ч. 3 статьи 159 УК РФ. На юридическом языке суть его формулируется так: «Приготовление к совершению мошеннических действий путем внесения недостоверных сведений в исполнительно-техническую документацию на газоснабжение дома…».

Но вот уже прошло почти полтора года, а результата нет. Василий Николаевич написал горы жалоб в областное Управление внутренних дел, в прокуратуру области. Ему отвечают, что меры приняты, недобросовестные следователи наказаны за волокиту и нарушения процессуальных норм, что уголовное дело № 36800 «повторно изучено», «заслушан ход и перспектива расследования», «даны указания». Но конца расследованию не видно.

— До сих пор отсутствует надлежащий процессуальный статус фигурантов не только в качестве обвиняемых, но и в качестве подозреваемых, — говорит Василий Николаевич. Он уже изрядно поднаторел в юридических терминах.

— Если бы не усилия таких истинных профессионалов своего дела как заместитель прокурора Советского района С. Петрищев и сменивший его А. Трянзин, это дело давно бы уже развалили и похоронили, — уверен мой собеседник.

К сожалению, журналистам «Красной строки» не раз доводилось выслушивать подобные истории о странной «выборочной неспособности» наших следственных органов выполнять свои профессиональные обязанности. А недавно мы и сами столкнулись с этой удивительной «неумелостью»: вот не могут наши орловские дознаватели найти украденный тираж «Красной строки» и того, кто провернул это подлое дельце! Не могут — и все тут. Как будто что-то мешает дознавателям довести расследование до конца.

Но одно дело — «воспрепятствование журналисткой деятельности», а другое — газовая труба. Тут-то какие могут быть «незримые препятствия»? И тем не менее, получается все то же — труба дело!

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц