Красная строка № 24 (460) от 7 сентября 2018 года

ЦИК удостоверился, что к «Красной строке» претензий нет

Если на вас жалуются в Центральную избирательную комиссию, то это, господа, уже практически всероссийская слава. Шутка. На самом деле непосредственно на «Красную строку» в ЦИК пока ещё никто не жаловался, но вот в качестве одного из примеров того, что избирательная кампания в Орловской области якобы идёт с нарушениями, в Центризбирком передали номер нашей газеты от 27 июля 2018 года. Сделал это орловский правозащитник Дмитрий Краюхин, который 29 августа 2018 года принял участие и даже выступил на 178 заседании ЦИК РФ.

В повестке дня этого заседания среди прочих значился и вопрос «О работе избирательных комиссий с жалобами (обращениями) о заявленных нарушениях избирательного законодательства в ходе избирательных кампаний по выборам, назначенным на 9 сентября 2018 года». Вот на него-то, как сообщается на сайте Центр­избиркома, «с целью совместного анализа хода избирательных кампаний были приглашены представители наблюдательских организаций: Ассоциации наблюдателей «Национальный общественный мониторинг», Ассоциации некоммерческих организаций по защите избирательных прав «Гражданский контроль», Движения в защиту прав избирателей «Голос», Общероссийского общественного движения «Корпус «За чистые выборы» и других».

Д. Краюхин выступал в качестве долгосрочного наблюдателя движения «Голос» в Орловской области. И своё выступление Дмитрий Александрович подкрепил двумя номерами специальных выпусков «Орловской правды», одним — «Орловской искры» и ещё одним — «Красной строки», а именно тем, в котором было опубликовано наше интервью с врио губернатора А. Клычковым о проблемах социально-экономического развития области. Причем единственная высказанная вслух претензия в наш адрес заключалась в том, что это интервью было слишком большим.

Впрочем, пересказывать нет нужды, поскольку наша редакция получила из Орловской областной избирательной комиссии расшифровку аудиозаписи 178 заседания ЦИКа, и этот текст показался нам заслуживающим внимания широкой публики. Предлагаем нашим читателям его фрагмент, касающийся Орловской области, без комментариев.

ВЫПИСКА
ИЗ РАСШИФРОВАННОЙ АУДИОЗАПИСИ
178 заседания Центральной избирательной комиссии Российской Федерации
Москва, 29 августа 2018 года
(4:05:05 — 4:16:00)

Н. И. БУЛАЕВ (заместитель председателя ЦИК. — «КС»):
— Коллеги, поскольку больше рук не было, я не буду потом спрашивать, кто ещё хотел бы выступить. Сейчас, минутку ещё… Да, пожалуйста.

Д. А. КРАЮХИН:
— Я… Так уж получилось, я за выборами наблюдаю с 1989 года. Сначала был рядовым наблюдателем, в 1994 году уже тренировал наблюдателей блока «Панфилова-Гуров-Лысенко», и у нас не было в Орловской области таких скучных выборов. Вы знаете, я слушаю, завидую: где-то там машины сжигают, наблюдателей избивают — у нас тихо, совершенно, абсолютно.

Самой главной особенностью этих выборов является то, что главный кандидат, основной кандидат — это кандидат от КПРФ. Это Андрей Клычков, хорошо известный в Москве. В принципе, как пошутил «Коммерсантъ», власть Клычкову была передана по партийному наследству. До него во главе региона также был губернатор-коммунист Вадим Потомский, ну известный, наверное, многим по рассказу о том, как Иван Грозный ехал на поезде из Москвы в Петербург.

Главной, на мой взгляд, особенностью данной кампании является жёсткое использование административного ресурса. Зачищено так, как не было никогда при «Единой России». В соответствии с законом Орловской области, используется такой же муниципальный фильтр, как и везде. 8% должно быть подписей депутатов представительных органов, при этом должны быть поддержаны не менее чем в трёх четвертях муниципальных образований. Естественно, единственная партия, которая может продвинуть своего кандидата самостоятельно, является «Единая Россия». Других партий нет. У КПРФ, которая на втором месте, всего-навсего 7,1% депутатов, что не позволяет продвинуть своего кандидата.

Как и ожидалось с самого начала, единственным реальным кандидатом, который пытался составить конкуренцию Клычкову, был предприниматель Виталий Рыбаков. Он хорошо узнаваем, он является достаточно известным человеком. По опросу одного из информагентств, которое составляло списки 100 самых влиятельных людей, он занял седьмое место. Но он не смог пройти муниципальный фильтр.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Мне показывают, что 3 минуты закончились. Но мне так приятно Вас слушать, что, если можно, вот ещё две минуты у Вас.

Д. А. КРАЮХИН:
— Хорошо.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Спасибо.

Д. А. КРАЮХИН:
— Но при этом набрала подписи кандидат (анекдотичный, по-моему, набор) — это Елена Крачнакова. Она трижды была кандидатом, пыталась стать кандидатом, она пыталась стать дважды депутатом горсовета, один раз депутатом сельсовета, но даже 10 подписей в поддержку выдвижения в сельсовет она набрать не смогла. На этих выборах она набрала 180 подписей муниципальных депутатов, чего не смог сделать Рыбаков. Это вопрос о муниципальном фильтре.

Второе, о чём я хотел сказать — это агитация. Вернее, как обы­чно идёт, это идёт под видом информирования о деятельности депутатов. Если позволите, я вам даже оставлю газеты.
Идёт, к примеру, газета из 8 страниц — 5 посвящено интервью с Клычковым. Естественно, из избирательного фонда не оплачивается. Газета «Орловская искра» — в каждом номере рассказ, цветная вкладка с рассказом о деятельности Андрея Клычкова. Естественно, никаких пометок. И самый, наверное, интересный пример — это два выпуска, спецвыпуска, областного официоза — газеты «Орловская правда». Каждый из них выпущен тиражом в 300 тысяч экземпляров, то есть 600 тысяч экземпляров.
Для понимания: обычно газета выходит разовым тиражом от 3 до 6 тысяч экземпляров. Это 12 тысяч экземпляров в неделю…

Н. И. БУЛАЕВ:
— Орёл включите, пожалуйста.

Д. А. КРАЮХИН:
— Это более… Это менее 600 тысяч экземпляров в год. Здесь, вот они, 600 тысяч экземпляров. Кстати, по подписке эти экземпляры не распространяются, по киоскам не распространяются. Они идут только через штаб Клычкова.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Спасибо. Людмила Леонидовна, можете пояснить, по каким причинам не зарегистрировали господина Рыбакова?

Л. Л. МАРКИНА:
— Да, конечно. Добрый день, уважаемый Николай Иванович, уважаемые коллеги!

Н. И. БУЛАЕВ:
— Это председатель комиссии Орловской области.

Д. А. КРАЮХИН:
— Да-да, конечно. Мы знакомы.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Присаживайтесь. Да, пожалуйста.

Л. Л. МАРКИНА:
— Да. Добрый день, Дмитрий Александрович!
В выборах губернатора Орловской области у нас принимали участие на этапе выдвижения кандидатов 9 политических партий, соответственно, 9 кандидатов были выдвинуты политическими партиями, в том числе и Рыбаков Виталий Анатольевич. В установленные законом сроки кандидатом были предоставлены в Избирательную комиссию Орловской области документы о выдвижении. Соответственно, был открыт специальный сберегательный счёт, на который кандидат в установленном порядке перечислил денежные средства для осуществления своей предвыборной кампании. В установленные законом сроки из 9 кандидатов всего лишь 5 кандидатов предоставили документы на регистрацию, 4 кандидата не предоставили документы на регистрацию, соответственно, четырём кандидатам, в том числе и Рыбакову Виталию Анатольевичу, было отказано ввиду того, что…

Н. И. БУЛАЕВ:
— Людмила Леонидовна, а поясните, а то мы уже достаточно длинно обсуждаем. Какую сумму перечислил Виталий Анатольевич на свой специальный счёт и какую сумму потратил в ходе избирательной кампании?

Л. Л. МАРКИНА:
— Николай Иванович, на свой специальный избирательный счёт кандидат направил 20000 рублей, при этом потратил, израсходовал он 460 рублей на приобретение офисной бумаги.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Сколько стоит оформление одной подписи муниципального депутата у нотариуса у вас в Орловской области?

Л. Л. МАРКИНА:
— 100 рублей, в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Спасибо.

Л. Л. МАРКИНА:
— Соответственно, на сегодняшний день, Николай Иванович…

Н. И. БУЛАЕВ:
— Спасибо. Я не буду делать вывод… Я не буду делать вывод — человек не занимался сбором подписей вообще. Уж найти 5 или 10 оппозиционно настроенных на муниципальных, которые за тебя готовы подписаться, абсолютно точно можно. А вот, если можно, тогда официальная Вам просьба.
Вот здесь представлены материалы, они у вас есть, уверен, в Избирательной комиссии. Видимо, могут быть и жалобы какие-то. Были по этому поводу жалобы, вот по этим газетам?

Л. Л. МАРКИНА:
— Николай Иванович, относительно… Вот мне сложно сейчас говорить, какие материалы, вот, Дмитрий Александрович предоставил. Было у нас два обращения по поводу выпуска (спецвыпуска, так скажем) печатного материала — он был выпущен до старта избирательной кампании, это в последних числах мая, насколько я вот сейчас вспоминаю, то есть старт кампании у нас был начат 7 июня…

Н. И. БУЛАЕВ:
— То есть документально подтверждено, что все эти материалы были до начала избирательной кампании? Или другие какие-то? (Реплика из зала, микрофон выключен).

Л. Л. МАРКИНА:
— Ну, относительно других материалов у нас в комиссию жалоб не поступало.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Да… Хорошо, мы договорились. Мы тогда зафиксируем как официальное обращение сейчас, хоть и устное. Мы вам эти газеты направим и просим в течение там 3—4 дней дать нам ответ на те претензии, Вы их слышали сейчас. Вы их слышали.

Л. Л. МАРКИНА:
— Да.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Что касается отсутствия регистрации — я думаю, что для участников, которые сейчас находятся в зале здесь и в студиях по всей России, они понимают, что в данном случае это не очень удачный пример. Вот, Виталий Анатольевич… Виталий Анатольевич или Александрович? Кандидат. Да…

Л. Л. МАРКИНА:
— Виталий Анатольевич.

Н. И. БУЛАЕВ:
— Виталий Анатольевич. Он не предполагал, мне кажется, участвовать в избирательной кампании всерьёз, поскольку не было ни финансовых ресурсов привлечено, ни собственных, ни каких-либо, и работы с муниципальными депутатами, как мы понимаем, её не было ни на каком этапе. Поэтому заставить человека насильно принести документы — ну это маловероятно. Поэтому в данном случае это не очень удачный пример. А вот что касается этих материалов, Майя Владимировна уже их читает. У неё есть сегодня, я так понимаю, свободное время, она их все изучит.

Коллеги, я бы хотел сказать что. Вот Элла Александровна, уходя, сказала, что на самом деле для нас такие дискуссии важны, и это несмотря на какую-то реакцию эмоциональную. Если её нет, этой реакции — значит, просто никому не интересно. Поэтому там и у меня была реакция, и у Эллы Александровны была, и у вас была реакция на выступления друг друга и на наши какие-то реплики. Мы не безупречны в своих суждениях, абсолютно точно. Мы каждый высказываем свою субъективную позицию, пытаясь её подтвердить какими-то аргументами и документами. И я абсолютно уверен в том, что все, кто выступал и кто делился теми наблюдениями, которые у них есть, исходили из одного желания — сделать избирательный процесс в России более открытым, прозрачным, а результаты чтобы ни у кого не вызывали сомнения. И на этом пути, уверен, в Избирательной комиссии, в Центральной, все единомышленники — те, кто искренне в этом направлении пытается двигаться. Абсолютно точно. У нас нет желания кривить душой. И мы на своих совещаниях — и на закрытых, и на открытых — достаточно жёстко и остро реагируем на все нарушения, которые есть. И мы не просто требуем, мы в этом плане активно используем свои полномочия».

* * *
З сентября 2018 года состоялось заседание рабочей группы облизбиркома по информационным спорам и иным вопросам информационного обеспечения выборов, на котором были рассмотрены обращение Д. Краюхина и материалы, представленные им в ЦИК. Приглашение на это заседание получил и главный редактор «Красной строки».

Во время обсуждения «Крас­ная строка» уже не упоминалась, однако вашему покорному слуге тоже предоставили возможность выступить. Мне пришлось отметить, что попытки втиснуть нашу публикацию в предвыборный контекст — некорректны, чтобы не назвать это подтасовкой фактов, ведь речь в упомянутом интервью шла об острых и злободневных проблемах социально-экономического развития облас­ти. Если же говорить о создании кому-либо положительного или отрицательного имиджа, то вряд ли сюда можно отнести разговор о нашумевшем похищении С. Будагова, решении проблемы обманутых дольщиков или, скажем, критику в адрес властей города Орла.

Участники заседания с такой логикой согласились. В итоге никаких претензий ни с чьей стороны к редакции «КС» и к публикациям нашего издания больше не прозвучало.

Публикацию подготовил
Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»