Красная строка № 1 (437) от 19 января 2018 года

Турбосолярий за стеной. В судах — не слышат…

Несколько лет назад в Томской области был создан, как сейчас принято говорить, любопытный прецедент. По заявлению соседей был оштрафован некий меломан, досаждавший им своей стереосистемой. Оштрафованный попытался оспорить наказание и дошел до Верховного суда. Но высшая судебная инстанция признала штраф обоснованным, причем сопроводила свое решение особыми комментариями, что в подобных случаях в Кодексе об административных правонарушениях нужно считать ключевыми слова «тишина и покой», а не количество децибелов и не время суток. «Строго оценить уровень шума в жилых домах невозможно — здесь критерием может служить только общественное спокойствие», — примерно так сформулировал свою позицию Верховный суд. Запомним это!

Ну, а если в жилом доме, к примеру, «поселилась» пивная? Или, скажем, турбосолярий?

В известном доме № 5 на площади Мира в Орле с согласия властей произошло расширение магазина «Домашний текстиль». Был магазин на первом этаже, а потом хозяева купили квартиру на втором и переоформили ее в нежилое помещение. Получилась дополнительная площадь для коммерческих нужд.

Хотите знать, как такое позволяет власть? Спросите в администрации города, и вам объяснят, что «собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц». С первой частью фразы всё понятно, а вот что касается соблюдения законных интересов других лиц, то тут сложнее для понимания: если позволены «любые действия», то до интересов ли других лиц? Как говорится, гладко только на бумаге…

Собственники магазина «Домашний текстиль» отдали в аренду часть из своих помещений на втором этаже жилого дома некой С. Чибисовой. А та разместила там на площади в 35,7 кв. м студию загара и маникюра под названием «Мадемуазель».

— Года три назад мы стали ощущать какой-то монотонный гул, — рассказывает В. Казакова, пенсионерка, проживающая со своей семьей в кв. № 18 того же дома № 5. — Оказалось, что по соседству с нами на втором этаже открыта студия «Мадемуазель». И в этом заведении оказывают услуги по педикюру, маникюру, наращиванию ногтей и загару. Окна одной из комнат нашей квартиры расположены на том же этаже под прямым углом к окну студии. Нам и в голову не могло прийти, что из окна рядом с нами выходят вытяжки от кабин турбосоляриев. Сами воздухоотоводы идут внутри помещения. Отсюда и гул. Кроме того, горячий отработанный воздух выводится к нашему окну и поднимается к соседям, живущим выше этажом. От гула страдаем, правда, только мы.

Семья обратилась за помощью в Роспотребнадзор. И специалисты этого ведомства нашли целый ряд нарушений санитарно-эпидемиологических требований в студии «Мадмуазель». В сентябре 2016 года судья Советского районного суда Т. Горбачева, рассмотрев дело об административном правонарушении, признала С. Чибисову виновной и достойной штрафа размером аж в полторы тысячи рублей. Но не за расположение вытяжки и не за шум, который три года досаждает соседям. Про шум-гул за стеной на суде и вовсе речи не было. А про вытяжку ООО «Центр независимой экспертизы и оценки АНСОР» сделал заключение, что вовсе не должна эта система, как настаивал Роспотребнадзор, иметь вытяжную трубу выше конька крыши дома.

Чтобы установить такую трубу, Чибисовой пришлось бы, как минимум, согласовывать проект в областном управлении, занимающимся охраной объектов культурного наследия, ведь дом № 5, построенный еще до войны по проекту архитектора Тодорова, как известно, является памятником истории и культуры. Одним словом, если бы суд «ухватился» вместе с Роспотребнадзором за трубу, то для Чибисовой это означало, что вся ее студия загара в трубу бы и вылетела. Вся нелепость ситуации стала бы очевидна, и вопросы к власти возникли: как допустили, что на историческом здании через все этажи приходится тянуть какую-то трубу, и не является ли это тем случаем, когда действия собственника, пустившего под свой потолок в жилом доме студию с турбосоляриями, все-таки вошли в противоречие и с законом, и с интересами других лиц?

Но то ли потому, что российский президент однажды строго-настрого запретил кошмарить бизнес, то ли просто потому, что доводы независимых экспертов, нанятых С. Чибисовой, показались судье убедительными, турбосолярию на втором этаже в доме № 5 разрешили гудеть через стенку и дышать на окна соседей и дальше.

Однако пенсионерка В. Казакова, поддерживаемая родственниками, не сдалась и снова стала жаловаться в различные инстанции, уже не стесняясь в выражениях. Ей, пережившей немецкую оккупацию и растратившей последние нервы от соседства со студией загара, уже не страшно было писать в жалобах, что экстремистские действия отдельных сограждан, бросающихся на обидчиков с кулаками или даже с оружием, ей, пенсионерке В. Козаковой теперь очень даже понятны, потому что если госорганы не могут найти управу на нарушителей тишины и покоя в жилом доме, то что остается делать простым людям, у которых сдают нервы?

И Роспотребнадзор в апреле 2017 года опять проводит проверку, и принимает постановление об административном правонарушении в отношении индивидуального предпринимателя С. Чибисовой, и штрафует ее на 1200 рублей за допущенные нарушения санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации общественных помещений, создающие угрозу здоровью граждан. В том числе за то, что «вентиляция салона «Мадемуазель» выходит в окно второго этажа, а не выступает над коньком крыши на высоту не мене 1 метра».

И снова специалист ООО «АНСОР» Р. Анискин убеждает судью Советского районного суда (на этот раз заседание ведет О. Макарова), что это требование относится лишь к естественной вытяжной вентиляции, а поскольку студия Чибисовой, дескать, оборудована автономной системой приточно-вытяжной вентиляции с механически побуждением, то данное требование СанПиНа на него не распространяется. Р. Анискин, который, как записано в решении суда, «обладает специальными знаниями», утверждает, что воздухоотводы студии, выходящие к окнам соседей, всего-навсего являются «частью системы вентиляции приборов для загара и не относятся к вентиляционной системе помещения салона». А для таковых, оказывается, санитарные нормы и правила не установлены.

Складывается впечатление, что орловский Роспотребнадзор наступает на те же грабли, но не может найти никакого другого тактического хода. Тут бы о шуме за стеной поговорить, но Роспотребназдор сам признал, что гул этот не превышает некий допустимый уровень. Приходится настаивать на трубе, точнее, на ее отсутствии. Контора пишет, а за самочувствие жильцов квартиры № 18 никто не отвечает.

И суд в очередной раз принимает аргументацию независимого эксперта со специальными знаниями. А все жалобы пенсионерки В. Казаковой и членов ее семьи на ухудшение самочувствия и просто невыносимые условия жизни в родной квартире остаются не услышанными, как некий субъективный фактор: мало ли что им, жильцам, кажется, главное — найти нужную букву закона и настоять на ней. Но вот беда: на каждую букву в нашем законодательстве всегда найдется другая — той, первой, противоречащая! И уж точно найдется ловкий жонглер, умеющий этими буквами манипулировать. Не в нашу пользу, разумеется.

— В студии загара есть общая вентиляция, которая проходит под потолком, и есть вентиляция солярия, которая тянется по смежной с нами стене, — рассказывает внучка В. Казаковой — И. Михлина. — Казалось бы, наличие жилых квартир сбоку и сверху над вентиляцией студии загара уже само по себе является основанием для прекращения ее деятельности! Но наши суды всерьез принимают такие, например, заключения независимых экспертов, что кухня не является помещением с постоянным пребыванием людей, как будто законодательством установлен лимит времени, сколько жильцы должны проводить на кухне, в ванной и других помещениях квартиры. И никто почему-то не принимает во внимание, что рядом с солярием расположена и жилая комната. К тому же дом наш старый, межэтажные перекрытия деревянные. И в таком доме на втором этаже открывается студия загара!

В июне 2017 года судья Макарова удовлетворяет жалобу С. Чибисовой и отменяет постановление Роспотребнадзора о привлечении хозяйки студии загара к административной ответственности Но областной суд возвращает дело на пересмотр, и в сентябре 2017 года судья все того же Советского районного суда О. Лигус принимает решение: «…Жалобу С. Чибисовой оставить без удовлетворения, а постановление — без изменения».

Однако это еще не конец истории. В декабре Орловский областной суд отменяет и это сентябрьское решение районного суда, и постановление Роспотребнадзора. С. Чибисова из затянувшегося судебного спора выходит победительницей. Ее студия «не вылетела в трубу» просто потому, что «труба выше крыши» оказалась недостаточным аргументом для орловских судей. А про шум за стеной и сказать было некому, кроме бабушки и внучки. Круг замкнулся. Для жильцов квартиры № 18 он оказался мертвой петлей.

— Работа вытяжной вентиляции сопровождается низкочастотным гулом и вибрацией, — говорит И. Михлина. — В этом легко убедиться, проведя в нашей квартире некоторое время. А мы живем здесь, и потихонечку сходим с ума. Роспотребнадзор считает, что уровень этого шума — в пределах нормы. Мы же испытываем серьезный дискомфорт. Мама и бабушка уже на пределе. Я стала бояться выходных. У мамы развилась бактериальная пневмония, к бабушке всё чаще приходится вызывать «скорую». И мы не исключаем, что все это связано с работой солярия. Но куда нам обращаться за помощью?

А между тем решение Верховного суда, с которого мы начали эту публикацию, вошло в специальный общероссийский обзор судебной практики, то есть получило значение рекомендации для всех судей Российской Федерации. Но в Орле, похоже, «свои семечки».

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц