Красная строка № 19 (455) от 13 июля 2018 года

Тургенев на море

Хорошеет Орёл. Спасибо Ивану Сергеевичу Тургеневу. Если бы не он, точнее, 200-летие со дня его рождения, кто бы ещё заставил превращать унылые орловские мостовые в подобие третьей литературной столицы? Кто бы изрыл склон оврага, где памятник классику, прокладывая по периметру кабели, чтобы пустить ток к будущим романтическим фонарям вокруг? А ведь красиво здесь будет. Может, даже скамейки поменяют.

Замечено, что культура внутренняя находится в прямой зависимости от культуры материальной. Допустим, парк «Ботаника». Ещё совсем недавно, как только сгущались сумерки, там было страшно. Дачники, спешащие на трамвай, опасливо, как переселенцы на диком Западе, кучковались и шли стадом, морально поддерживая друг друга, вздрагивая от треска сучков под лапками белок и уханья далекого паровоза.

Теперь — другое дело! Вы не заметили? На «Ботанику» приезжают отдыхать. Проблема, конечно, с парковой, но если своим ходом, то уже почти уютно. Дорожки, скамейки — новые и красивые, всё те же замечательные фонари, освещающие путь, фонари, кстати — это новое! — с целыми плафонами!

Отдыхают здесь, в основном, жители микрорайона, но и их трепетное, бережное отношение к «своему» парку распространяется на всё окружающее, заезжее население. А как иначе! Посмотришь на счастливую мамочку, катающую коляску не по конубрям и сквозь кусты, а по ровному асфальту, в окружении удивительной и окультуренной природы, — и задумаешься, бросить окурок наземь или урну поискать. Да и искать не надо — вот они, мусори на здоровье. Но мусори цивилизованно.

Нужно прилагать усилия, и, гляди-ка — мир преображается. На той же «Ботанике» — «дым коромыслом» — работы не прекращаются. И, главное, всё разу­мно и симпатично. Детская площадка — там, где она давно напрашивалась; неподалёку — тоже в ближайших, на глаза реализуемых планах — ещё одна зона культурных посиделок. Преж­де заброшенное пространство замостят брусчаткой, осветят, поставят скамьи — и у малышей с родителями, просто гуляющих появится новое направление движения и отдохновения. Почему можно восхищаться парками, существующими где-то, и не сделать свой, достойный если пока ещё не восхищения, то хотя бы просто симпатичный, нравящийся людям, удобный для прогулок, привлекательный парк?

Похоже, что делают. Что в Орле такое происходит? Спрашиваю рабочих на «Ботанике», создающих потихонечку этот самый симпатичный парк: «Вы орловцы?». В ответ — «да». Удивительно. Даже слегка подозрительно.

На улице Ленина, когда её уродовали, орловские рабочие попадались редко. Орудовали, в основном, приезжие мастера. Чем работа на благо города отличается от осваивания денег? Ещё одна тема для размышлений. Или для кандидатской диссертации. Кто-то из местных поправит — для докторской! Не воруй, умей что-нибудь делать руками или головой, а лучше — если таланты комбинированы, — чего, казалось, бы сложного? А вот смотришь, как делают по уму — удивляешься.

Хотя многие не согласятся. С аркой у «Шредерского сада» сколько можно возиться? Быстрее надо! Это пожелание. Уж очень не терпится посмотреть, что там будет на входе-выходе. Интересно, когда что-то делается, происходит что-то не криминальное, не пакостное, не надоевшее до чертиков «хотели, как лучше, а получилось как всегда».

Появились новые, извиняюсь перед жителями третьей литературной столицы, тенденции. Ветра какие-то непохожие задули, чую какие-то подозрительные запахи. Например, в урочище, ограниченном Октябрьской улицей, в сквере с просторечным названием «Пионерский» (правильное, полное название длинно и неудобоваримо) делают именно сквер! Работы масштабные. А ведь здесь можно было построить многоэтажный доходный дом! Ещё несколько лет назад заходы такие совершались. При правильной постановке вопроса (народу нужно качественное жилье в удобных районах!) вопрос можно было бы и решить. А сейчас даже слуху о такой попытке нет. Мостят бульвар, экскаваторы рычат, люди в касках потеют — не для чьей-то супервыгоды, а для общего блага.

Это как-то необычно.

Бульвар Победы реконструируют. В какие анналы это записать? Аллея вечных сквозняков, глядишь, и в самом деле когда-нибудь превратится в настоящий бульвар. Может быть, даже Победы.

Как-то хорошо все получается. Поэтому вопрос: куда пойдут вывороченные из асфальта гранитные эркерные глыбы — дорогой камень и строительный материал, на место которого монтируется бетонный, гладко-пошлый, по сравнению, с гранитом, бордюр? Не появится ли у строителей искушение загнать гранит по дешёвке, разницу утаив от народа? Мы переживаем за нравственность земляков, поэтому стараемся предупредить беду, сообщая об опасности заранее. Чтобы не били себя потом в грудь и не кричали на площадях градозащитники: «Где булыжник с улицы Ленина?! Где орлы с Александровского моста в количестве двух штук?!!». Улетели…

Поэтому, гранит, пожалуйста, оприходуйте, как положено. А мы будем интересоваться его судьбой.

А ведь делалось бы всё, как положено, тогда, учитывая ее расположение, рельеф, перспективу, открывающуюся за Александровским мостом, — и улица Ленина (Болховская) получилась бы фантастически красивой. Осталось-то всего ничего — срубить туевые гробики, тую из них пересадить — и центр пешеходной зоны расширится… И вот тогда нужен будет главный архитектор. Ау!

Есть, есть куда стремиться власти. Не всё же Тургенева благодарить. Иван Сергеевич, несмотря на свою гениальность, свой неподражаемый лиризм, редкую самобытность, всё же определяет не все современные тенденции в орловском градостроении.

Вот, например, удивительно дорогой и стильный, как в каком-нибудь мега-гипер-маркете пандус с перилами из нержавеющей стали напротив универмага — место людное и приметное. Наверное, это забота об инвалидах. Съехал человек в инвалидной коляске по пандусу прямо от остановки и, теоретически, уже на другой стороне дороги, без мучительного преодоления высоких и неровных бордюров.

Всё это так и было бы, не оканчивайся пандус глубокой, чудовищной лужей, лично мне напоминающей Чёрное море в районе Дагомыса у устья одноименной горной реки после затяжной грозы, обрушивающей в море всё, что плохо лежало в горах. Вода в таких местах грязная, и пузырится.
Напротив орловского универмага такая же.

Кто сочинял это инженерное чудо? Видел ли плоды этого творчества? Есть, конечно, и положительный момент. Если нет денег на летний отдых, можно стать на пандус, взяться за блестящие нер­жавеющие перила, как на каком-нибудь новом и дорогом пляже, и расслабиться. Глаза закрывать не обязательно, лужа большая, как море.
Тургенев тут явно не при чем.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц