Орловская искра № 16 от 26 апреля 2019 года

У разбитого корыта

Большая ложь приватизации по-орловски

Известно, что основная часть государственной собственности в Орловской области, как и в других регионах России, за немногим исключением военно-промышленного комплекса, железнодорожного транспорта, единой энергетической, газотранспортной систем и некоторых других, в результате приватизации девяностых годов прошлого века была передана в частные руки. Тогда власть громогласно обещала сделать нас всех собственниками огромных богатств страны с помощью приватизационного чека (ваучера), стоимость которого А. Чубайс, например, оценивал в то время в два автомобиля «Волга». Кроме того, работающие на государственных предприятиях имели право получить акции этих предприятий.

Кто-то купил на эти чеки у скупщиков мешок сахара, кто-то — три бутылки водки, люди поинформированней — акции «Газпрома» и других доходных предприятий. Но большая часть владельцев сдала свои ваучеры в инвестиционные фонды, руководители которых, купив на эти чеки имущество приватизируемых предприятий страны, стали очень богатыми людьми либо вообще исчезли вместе с фондами.

Акции же, выданные работникам предприятий, тоже, в конечном счете, были скуплены за бесценок владельцами контрольных пакетов акций.

В Орловской области в конце 90-х и начале 2000-х годов до 30% акций крупных промышленных предприятий оставались в областной собственности. Постепенно часть из них была продана на аукционах владельцам контрольных пакетов, а другая часть — вообще распродана по бросовым ценам при банкротстве, часто — высоким чиновникам, стоявшим у управления акциями этих предприятий. Эти времена ознаменованы громкими уголовными делами.

В итоге, по открытым данным статистики за 2017 год, в Орловской области имеется 15195 предприятий и организаций, из них в государственной собственности — 1019 (6,7%), в муниципальной — 1645 (10,8%), смешанной, включая иностранную, — 437 (2,9%) и частной собственности — 11346 (74,7%). При этом в отраслях материального производства государственных и муниципальных предприятий осталось соответственно: в сельском хозяйстве — 50 и 9; в обрабатывающих производствах (в том числе промышленности) — 33 и 4; электроэнергетике, водоснабжении — 10 и 24; строительстве — 0 и 4. Оборот предприятий государственной собственности Орловской области в общем обороте предприятий всех форм собственности составил лишь 1,4%, а предприятий муниципальной собственности — 1,8%.

В их числе практически не осталось крупных объектов: в госсобственности Орловской области сохранился ветеринарно–санитарный утилизационный завод «Орловский», в энергетике — ОАО «Орелоблэнерго» со 100% пакетом акций области, функционируют ещё некоторые предприятия ЖКХ и транспорта, остатки аптек.

Следует отметить, что в период с 1997 по 2006 годы, когда в результате двух выборных кампаний в Орловский городской Совет народных депутатов большинство депутатов были избраны от КПРФ, приватизация муниципальных предприятий была приостановлена. Внимание администрации города было обращено на совершенствование управления муниципальной собственностью, её наращивание. За этот период не было ликвидировано ни одного муниципального предприятия. В городском бюджете в 2005 году поступления от муниципальной собственности достигли 17,6% всех доходов — по сравнению с 5,1% в 1998 году (рост 345%). При этом городской бюджет обходился без заемных средств и не был должником банков, как сейчас.

С приходом в 2006 году новой команды управленцев власти вернулись к распродаже и ликвидации муниципальной собственности. Сменилось уже около десятка руководителей, управляющих муниципальным имуществом, но дела только ухудшаются. Несмотря на все негативные примеры приватизации предприятий ЖКХ в городе Орле и районах области — рост тарифов и снижение качества услуг для населения, отсутствие обещанных инвестиций, — процесс передачи объектов данной сферы в частные руки медленно, но верно продолжается. Стратегия областной власти и муниципалитетов, как и правительства РФ, по факту, не изменилась относительно девяностых годов. Изначально поставленная задача — максимально уйти от непосредственного управления экономикой — претворяется в жизнь, исходя из ошибочной «аксиомы», будто частный собственник экономических активов эффективнее государства.

И теперь оставшиеся предприятия в г. Орле и области продолжают приватизироваться, а часто просто ликвидируются через закон о банкротстве, что, на мой взгляд, еще более несправедливо, безумно и бесконтрольно со стороны государства и общественности, а по существу — является разграблением и уничтожением важных для экономики и населения активов.

Особенно большой вред наносит приватизация предприятий социальной направленности, сферы ЖКХ. Это лакомые куски для бизнеса. Но переход таких предприятий в частные руки удаляет власть от непосредственного контроля за тарифами на услуги, их качеством в этих важных для всех людей отраслях и снимает с власти ответственность за положение дел. Что мы сегодня и наблюдаем в повседневной жизни. Приведу наиболее яркие примеры.

В начале двухтысячных годов «Орелводоканал» передавали в аренду «Российским коммунальным системам» (РКС), созданным при участии всё того же А. Чубайса. За один только год себестоимость подачи и отведения воды в руках компании возросла сразу на 20%. Тогда городские власти быстро опомнились и вернули предприятие жизнеобеспечения под своё управление. Но попытки приватизировать «Орелводоканал», теперь уже через передачу в концессию, продолжаются. Правда, с приходом губернатора А. Клычкова эта безумная, на мой взгляд, идея было отброшена. Благодаря главе региона остановили передачу в концессию такого же предприятия в Залегощенском районе, о чем недавно писала «Орловская искра».

Другой наглядный пример — с муниципальным предприятием «Орёлгортеплоэнерго», которое было создано в 1997 году, когда в областном центре тепловое хозяйство оказалось в аварийном состоянии и не готовым к зиме. Первая попытка передачи имущества в аренду успешно работающего предприятия была предпринята теми же «РКС», но она окончилась неудачей из-за противоречий между участниками сделки. Через пару лет такая попытка осуществилась, только уже структурой близкой к «Газпрому». При этом «Орёлгортеплоэнерго» привели к банкротству (которое в принципе невозможно при нормальном управлении, так как тариф на услугу этого предприятия всегда содержит прибыль). Затем город передал его в область, а та передала имущество предприятия в аренду ООО «Газпром теплоэнерго Орел» — «внучатую» частную организацию.

Все это, на мой взгляд, сомнительные операции. Во-первых, сам факт передачи имущества структуре, связанной с газоснабжением (а газ является одним из основных источников нашего теплоснабжения и горячего водоснабжения, за что мы платим самые большие деньги из услуг ЖКХ), не может у этой организации объективно вызвать интерес к экономии, сокращению потребления газа, ибо чем больше потребляется газа, тем выгодней этой организации, тем больше получит она денег. У этой структуры нет объективных причин для внедрения в многоквартирных домах теплосчетчиков, энергосберегающих технологий. Мы в такой ситуации не дождёмся перемен к лучшему, что, кстати, косвенно подтверждает и орловская статистика, согласно которой в области идёт постоянное увеличение потребления энергоносителей при уменьшении промышленности и численности населения в области.

Во-вторых, такие манипуляции с городским, то есть и нашим общим, имуществом привели горожан к необходимости фактически платить ещё два косвенных налога: мы вынуждены возмещать арендную плату за имущество МУП «Орелгортеплоэнерго», и она возвращается в бюджет уже области. Во-вторых, это плата за услугу управления ООО «Газпром теплоэнерго Орел» в виде его прибыли. При этом городскими властями не контролируются зарплаты руководителей и работников данной организации.

А что горожане получили взамен? Управляют этой сферой практически те же люди, т. е. интеллекта не прибавилось, новых технологий — тоже. В конечном счете, население получило увеличение тарифов за тепло и горячее водоснабжение, городские власти потеряли управление этой отраслью и наше имущество, а значит, и сняли с себя ответственность за эту важную сферу. Выиграли лишь отдельные личности, которые причастны к структурам «Газпрома» и власти.

Негативно на развитии городского хозяйства сказалось и уничтожение муниципальных предприятий по строительству и ремонту автодорог, эксплуатации ливневой канализации, а с ними — асфальтового завода, карьеров по добыче песка и щебня. Поэтому и стоимость всех этих работ растёт. В те же времена «успешно» обанкротили четыре МУПа, занимавшихся эксплуатацией и ремонтом жилья в районах г. Орла, после чего они стали частной управляющей компанией. Теперь она доминирует в городе, но положительных перемен не заметно.

Нам нередко показывают по телевидению, как возникает мусорный коллапс в так называемых цивилизованных странах: Италии, Франции, Испании, Греции и других. Там мусорные проблемы решают частники, а государству приходится подключать армию для решения таких проблем, но это ничему не учит нашу власть. В области это хозяйство передали очередному частнику. Пока для населения ничего к лучшему не изменилось. Несмотря на рост клиентской базы, тариф не уменьшился, а увеличился в 2,5 раза. Теперь для собственников личных домов, в том числе в деревнях и селах, вменён обязательный платеж за утилизацию, чего не было, когда этим занимались МУПы. Будет ли лучше для большинства из нас — вопрос, но то, что через небольшой промежуток времени появится ещё один очень богатый человек — это точно. А может быть, и не один…

По-прежнему влачит существование МУП ТТП, иначе не скажешь, так как на его «родные» маршруты запустили необоснованное множество частных перевозчиков, которые в нечестной конкуренции отнимают доходы у предприятия. Что это за власть, которая допускает ликвидацию единственного экологически чистого вида транспорта?

У Спецавтобазы, когда-то лучшего предприятия России, отняли наиболее выгодные работы — вывоз ТБО, эксплуатацию мусорного полигона (свалки), отдав их частникам. Так же поступили с МУП ЖРЭП(з), которому власти навязали для управления убыточные дома, брошенные частными управляющими компаниями. Продолжается наступление на муниципальные аптеки, где есть контроль за качеством и ценами на лекарства. Вокруг этих аптек, как грибы, растут частные аптечные пункты с неизвестной репутацией.

Обанкротили крупнейший городской автобусный парк с прекрасными условиями труда (по сравнению с частными перевозчиками). Это привело к тому, что после 21 часа маршруток практически не увидишь, ходят только надежные, старенькие, исполняющие график и культуру обслуживания трамваи и троллейбусы. Попробуйте уехать, к примеру, в пятницу вечером с остановки «Музей Тургенева» в сторону гостиницы «Орёл». Вам это навряд ли удастся, хотя в расписании на остановке указаны целых три маршрута с интервалом 10—15 минут. Казалось бы, всё отслеживается по системе «ГЛОНАСС», но контроля как со стороны владельцев, так и чиновников — нет! Зато цены на проезд на транспорте, по отношению к доходам населения, сегодня в 3—4 раза выше, чем в советское время.

Или ещё — уничтожили «Мостоотряд-66». Теперь видим, какая вакханалия творится с ремонтом мостов в Орле, Мценске и Ливнах. А сколько стоит на наших реках примитивных мостов, нарушающих экологию этих рек и небезопасных для людей? Укор нашему времени — сваи недостроенного моста на р. Оптуха в д. М. Рябцево Орловского района. И такие примеры есть, наверное, в других местах области.

Одним словом, с уходом перечисленных выше и не упомянутых мной муниципальных и государственных предприятий всё время быстрее инфляции растут тарифы на пассажирские городские перевозки, услуги ЖКХ, особенно на вывоз и переработку мусора, ремонт дорог и прилегающих к ним объектов… Да и в целом доходы населения вот уже пятый год подряд снижаются, рабочих мест из-за уничтожения заводов, фабрик, НИИ и KБ, колхозов и совхозов — всё меньше. Только в промышленности Орловской области число работающих сократилось со 143,6 тыс. в 1990 году до 56,4 тыс. в 2016 году, то есть почти в три раза, и процесс продолжается.

Визуально кажется, что город активно строит жильё, хотя и меньше, чем в лучшие советские годы. Мы везде видим красивые фасады, только зачастую без дворовых территорий. Вокруг Орла растут новые, красивые и богатые коттеджи. Но на самом деле город хиреет, число его жителей непрерывно уменьшается. В поисках заработка люди уезжают из области.

А ведь со всеми этими отрицательными тенденциями можно бороться, в том числе — за счет эффективной поддержки предприятий государственной и муниципальной собственности Орловской области, их развития. Все они сегодня исполняют социальные функции. Было бы правильным на федеральном уровне ввести для них льготный режим налогообложения. К примеру, как для производства лекарств или некоторых продуктов питания, которые частично освобождены от уплаты налога на прибыль и НДС. Законодателям области, политическим партиям нужно выходить с законодательной инициативой в Госдуму, правительство РФ. Уверен, бюджет города и население от этого только бы выиграли.

Сегодня просто возмущает предложение руководства Антимонопольной службы страны и «Единой России» по ликвидации МУПов и ГУПов, как будто бы они мешают конкуренции. Спрашивается, в чём и какой конкуренции: безграничному повышению тарифов на услуги ЖКХ? Похоже, антимонопольщики защищают не общество, а отдельных безответственных предпринимателей, не ограниченных в своих аппетитах.

* * *
В сельском хозяйстве нашей области рыночные реформы начались раньше, ещё с середины 80-х годов прошлого века, через углубление внутрихозяйственного расчета, внедрения бригадного и арендного подряда, которые приносили положительные результаты в росте продукции — как полевых культур, так и животноводства. Это стало хорошо заметно по нашим прилавкам в магазинах, где в более широком ассортименте и постоянстве появились качественные продукты питания.

С разрушением СССР и уничтожением Советской власти эти положительные перемены остановились. Новые власти практически насильственно разогнали колхозы и совхозы, бесконечно их реформируя. Использовав наивность людей, они пообещали всех сделать собственниками через выдачу паев на землю и имущество колхозов и совхозов. Но в конечном счете обанкротили и уничтожили абсолютное большинство хозяйств и обслуживающих предприятий. Выжили лишь единицы, с талантливыми и честными руководителями, мы их наперечет знаем.

Наиболее активные и грамотные крестьяне организовали фермерские хозяйства, но из-за отсутствия нормальных условий много фермеров разорилось.

Оставшиеся паи крестьян сначала сдавались за бесценок в аренду различным инвесторам, а постепенно были собраны властью области в три больших холдинга, из которых сохранился сегодня только один — «Орловская Нива» (и тот был продан четыре года тому назад частному лицу). Теперь большинство земель оказалось в основном скуплено офшорными фирмами, банками. Таким образом, сегодня у крестьян практически землю отобрали.

В государственной и муниципальной собственности Орловской области осталось лишь 27,7% всех земель сельхозназначения и сохранились всего 4 совхоза. По этой причине за последние годы с лица области исчезло немало сёл и деревень. Более того, у многих сегодня ещё существующих поселений отняли даже земли и выпасы вокруг, и людям негде заниматься подсобным хозяйством.

История же прошедшей за эти годы приватизации земель в области показывает, что создание холдингов не дало положительного результата в развитии сельских территорий и производства. По факту, первые холдинги, организованные властью, подготовили условия для приватизации земель крестьян крупными собственниками. Теперь эти крупные собственники выращивают в основном наиболее выгодные монокультуры, оставив без работы и средств существования крестьян, живущих на этих землях. За счет этого есть рост производства зерновых и некоторых пропашных культур сегодня, по сравнению с советскими временами, но нарушается плодородие почв, экология. Прежде всего, произошла катастрофа в животноводстве — поголовье КРС уменьшилось по сравнению с 1990 годом в 4,5 раза! Молока сегодня потребляется на душу населения в 2 раза меньше.

Причем, молоко и молочные продукты зачастую сомнительного качества и, в большинстве своем, по данным Роспотребнадзора, содержат пальмовое масло. Это масло теперь всюду. Всем известно о его вреде для человека — и ничего. В магазинах города трудно найти, к примеру, даже печенье, сухари, другие хлебопекарные изделия без него. Меня возмущает, что Орловский хлебокомбинат, который всегда отличался хорошей репутацией, сейчас делает свои сухари с использованием этого продукта. Видно, его в Россию завезли из Малайзии в обмен на наши современные истребители СУ столько, что хватит надолго, чтоб быть первой страной в мире по его потреблению. И не надо заниматься ростом поголовья коров, так проще…

Следует сказать, что то же зерно можно было бы использовать для развития животноводства, а Россия его продает в страны Северной Африки на 30% дешевле, вытеснив оттуда Францию и обирая, таким образом, своих крестьян. Правительство страны такой политикой в сельском хозяйстве, в наших непростых природных условиях, разрушило тысячелетний коллективный уклад жизни русского крестьянства, с помощью которого страна и выживала в лихие времена. Не сохранив деревню, мы теряем генофонд России.

…Мне в девяностые годы пришлось внимательно прочитать должностную инструкцию американских чиновников по управлению муниципальной собственностью. Её привезли наши товарищи, которые участвовали в семинаре по вопросам управления имуществом города, проводившемся в Соединённых Штатах. Это было в те годы модно.

Так вот, я был просто поражен её отличием от наших наставлений. В этой инструкции четко и жестко была прописана необходимость укрепления и наращивания муниципальной и государственной собственности, повышения эффективности управления ею как основы хозяйства города. Вот и делайте выводы…

В. Васильев.
г. Орёл.

Лента новостей

самые читаемые за месяц