Красная строка № 19 (414) от 16 июня 2017 года

Урезать — и вся недолга!

О том, что квартирный вопрос испортил не одно поколение наших соотечественников и, в частности, земляков, мы уже почти не вспоминаем. Но, кажется, пришла пора говорить и о том, что квартирный вопрос испортил саму власть, которая хочет, но в силу разных причин все же не может совсем отказаться от решения этого самого вопроса.

Нет, бесплатное жилье для всех теперь не строят. Но для некоторых категорий граждан существуют специальные бюджетные программы и подпрограммы. Логика их реализации зачастую вызывает вопросы, а то и слезы. А чиновники, вынужденные отвечать на эти вопросы и оправдываться за слезы, демонстрируют такие чудеса словесной эквилибристики, что невольно подумаешь: испортил, ох, испортил квартирный вопрос постсоветских бюрократов, вынужденных создавать видимость социальных гарантий в эпоху дикого капитализма!

История Светланы Костиной и ее семьи — наглядный тому пример. У Светланы трое детей. И все они живут в обычной трехкомнатной квартире родителей мужа вместе с семьей его брата. Одним словом, на 12 квадратных метрах. Та еще жизнь! И вот прослышав, что в Орле действует бюджетная программа «Обеспечение жильем молодых семей», рассчитанная на период с 2014 по 2016 год, Светлана и ее муж решили рискнуть и подали заявление с документами в администрацию города. Одним из условий попадания в заветные списки был возраст. Молодая семья, решила власть, это когда супругам не больше 35 лет.

Мужу Светланы в июле 2014 уже исполнилось 35. Но заявление Костины подали за месяц до этого события, и семью признали участником программы. По всему выходило, что в течение следующего, 2015-го, года супруги должны были получить из муниципального, областного и федерального бюджетов некую сумму, которой вкупе с материнским капиталом, выделенным Светлане, должно было хватить на покупку трехкомнатной квартиры. Но 2015 год начался, перевалил за середину, покатился к своему концу, а никой субсидии Костины не получили.

Обеспокоенная Светлана стала писать запросы-жалобы в различные инстанции. Писала в администрацию города, в областное правительство, в прокуратуру, в администрацию президента. Ответы от орловских чиновников приходили скользкие, витиеватые. Костиным вроде бы и не отказывали. Прокуратура даже признавала факт бюрократической волокиты. Но что насторожило Костиных, так это появившиеся намеки на возраст мужа, которому в 2015-ом исполнилось 36 лет. Заместитель главы администрации города Орла Р. Игнатушин в декабре 2015 года так и написал Светлане: «В связи с тем, что Костину А. Н. исполнилось 36 лет, ваша семья утратила право на получение федеральной субсидии». Хотя при этом городской чиновник не отрицал, что «в соответствии с условиями программы формирование списков молодых семей-участников, изъявивших желание получить социальную выплату в очередном году, производится до 1 сентября года, предшествующего планируемому году». Появилось в ответах чиновников и название какой-то доселе неведомой Костиным программы «Стимулирование социального жилищного строительства в Орловской области». Костины заподозрили неладное. У них сложилось впечатление, что подавали они заявление на участие в одной программе, а попали в некую другую, чисто местную, без ясных перспектив.

Ответ областного департамента строительства, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и дорожного хозяйства Орловской области, как рассказывает Светлана, ей и вовсе пришлось добывать «с боем».
«Прошли все сроки, а ответа из департамента нет, — рассказывает С. Костина. — «А зачем он вам?» — спрашивают меня по телефону. Затем, говорю, что я с ним к президенту поеду. «Приезжайте, — говорят, — мы вам ксерокопию сделаем».

Подлинник документа она так и не увидела. А текст этот за подписью заместителя руководителя департамента М. Захарова интересный. В нем, в частности, сказано, что порядковый номер очереди Костиных в списке семей, «достигших предельного возраста», третий. Но есть и оговорочка: «В соответствии с распоряжением правительства Орловской области от 24 декабря 2014 года лимиты бюджетных обязательств за счет средств областного бюджета, предусмотренных на реализацию подпрограммы, в 2015 году доведены в размере 80 процентов от заявленного финансирования. В связи с сокращением в 2015 году на 20 процентов объема финансирования подпрограммы размер средств областного бюджета, предусмотренный для софинансирования в Орловской области в 2015 году социальных выплат молодым семьям, достигшим предельного возраста, сокращен». Опять этот пресловутый предельный возраст! Но если прежде чиновники отвечали, что из-за него Костиным не видать федеральной части субсидии, то теперь получалось, что и на областные деньги рассчитывать особо не приходится. Что же это будет за субсидия и будет ли вообще?

Представитель общественной организации «Защита прав собственников» Денис Голозубов, помогающий Костиным разобраться в этом деле, прокомментировал этот пассаж следующим образом:

— Это то же самое, если бы я, получив счет на оплату коммунальных услуг, заявил, что объемы финансирования моей семьи сократились, и, соответственно, платить за коммунальные услуги я буду не в полном объеме. Костиных включили в программу, и получение этой семьей субсидии уже не должно зависеть от финансовой состоятельности исполнителя. Иначе грош цена таким программам, грош цена такой власти.

В феврале 2016 г. Костины обратились с исковым заявлением в суд. Супруги предъявили иск администрации города, поскольку именно она в 2014 году включила семью в программу. Костины просили суд обязать городскую власть «произвести социальную выплату в первоочередном порядке».

Этот иск удовлетворен не был. Но в суде выяснились дополнительные противоречия в логике власти, которая как бы занимается реализацией социальных программ. Вот, например, как в суде были истолкованы правила выделения социальной выплаты молодым семьям (утверждены постановлением правительства РФ в декабре 2010 года): «Из анализа п.п. 6, 18, 20—23 правил следует, что право на получение социальной выплаты возникает не с момента признания молодой семьи участницей подпрограммы, а с момента ее включения в список претендентов на получение социальной выплаты». Как мы помним, заместитель главы администрации города Орла Р. Игнатушин в декабре 2015 года писал С. Костиной, что «в соответствии с условиями программы формирование списков молодых семей-участников производится до 1 сентября года, предшествующему планируемому году». Но, оказывается, есть еще «момент», когда семью чиновники могут признать или не признать достойной бюджетной помощи! А семья между тем уверена, что уже находится под крылом государства, которое поможет ей обзавестись собственным жильем. Но на самом деле, власть пока только думает, помочь или не помочь своим молодым согражданам, которые уже родили и готовы вырастить для страны троих детей.

А вот еще пример как бы государственной логики: «…Согласно федеральному законодательству утверждение списков молодых семей — претендентов на получение социальных выплат в соответствующем году осуществляется органом исполнительной власти субъекта РФ (внимание! — «КС») после определения государственным заказчиком размера субсидий, предоставляемых бюджету субъекта Российской Федерации на планируемый (текущий) год, и доведения этих сведений до органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Конкретная дата утверждения указанного списка законодателем не установлена».

Стало быть, «момент» должен возникнуть еще и на уровне федеральной власти, которая решает, сколько денег отдать Орловской области в качестве помощи молодым семьям. В 2015 году, оказывается, соответствующее соглашение с Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства было подписано только в августе, и, по логике суда, только с этого момента «появилась возможность начать формировать окончательный список молодых семей — претендентов на получение социальных выплат в 2015 году». А Костины-то думали, что получат деньги в течение 2015 года!

Читаем далее: «Факт признания молодой семьи участницей подпрограммы не влечет бе­зусловного возникновения права на получение социальной выплаты, поскольку семья должна отвечать возрастному критерию на весь период участия в подпрограмме вплоть до включения в вышеуказанный список претендентов. Период же ожидания… зависит от объема финансирования, количества участников подпрограммы». Иными словами, власть может обещать вам помощь, но при условии, что вы не успеете состариться, пока она, власть, изы­щет финансовые возможности, чтобы вам помочь. Но это логика орловского суда и орловских чиновников.

— А может быть, сначала местная власть должна сформировать списки претендентов, чтобы федеральный центр мог выделить соответствующую сумму? — говорит Денис Голозубов. — Не исключено, что Костины столкнулись с тем, о чем не так давно говорил губернатор Потомский: областные чиновники в силу разных причин не успевают осваивать выделенные федеральные деньги.

В апреле этого года добралась Светлана Костина и до Потомского: попала на прием.

— «Я подумаю, чем тебе помочь», — только и сказал мне Вадим Владимирович, — рассказывает Светлана.

По крайней мере, руководитель области признал тот факт, что С. Костина — молодая женщина и действительно представляет молодую семью, иначе почему губернатор разговаривал с ней на «ты»?

Но «конкретная дата» губернаторского «я подумаю», как вы понимаете, тоже не установлена никаким законодательством. Зато на руках у Костиных есть вполне определенное и по времени и по существу уведомление Р. Игнатушина, в котором сказано: «30.08.2016 года в подпрограмму «Обеспечение жильем молодых семей» государственной программы Орловской области «Стимулирование социального жилищного строительства в Орловской области» внесены изменения, в соответствии с которыми исключен порядок предоставления социальных выплат молодым семьям, возраст одного из супругов в которых превысил 35 лет.

Аналогичные изменения внесены в ведомственную целевую программу «Обеспечение жильем молодых семей в городе Орле на 2014—2016 годы… На основании изложенного… ваша семья исключена из списка участников программы «Обеспечение жильем молодых семей в городе Орле».

Вот и итог всем хитростям. Орловская область просто отсекла «лишних людей».

В декабре 2016 года газета «АиФ-Черноземье» писала, что только по официальным данным так и не дождались жилья 487 молодых семей. Их «секвестировали», как и Костиных.

Тенденция, однако!

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц