Красная строка № 9 (360) от 11 марта 2016 года

В 19104 году вас покрасят в розово-желтый

Как сказала бы Алиса, которая из страны чудес, в Орле «все чудесатее и чудесатее». Причем чудесатость эта самая настоящая, которую сразу и не объяснишь.

Началось все с того, что жители дома № 16/20, что по ул. Ленина, решили отремонтировать фасад своего жилища. Однако в городской администрации, куда граж­дане обратились за консультацией и содействием, им заметили, что дело это гораздо сложнее, чем некоторым представляется.

Загвоздка и главное препят­ствие для быстрой реализации замысла заключались в том, что дом № 16/20, в котором (для лучшего ориентирования читателей) расположена детская библиотека им. Крылова, является объектом культурного наследия. И трогать его фасад можно только после государственной историко-культурной экспертизы, которая мало того, что непроста сама по себе и может проводиться особыми, лицензированными специалистами, так еще, к тому же, и стоит немалые, и даже очень немалые деньги.

Но жители, которые всё равно хотят красивый, отремонтированный фасад своему дому, не испугались и зашли на сайт орловской городской администрации. Там в разделе «Объекты культурного наследия города Орла» вывешены результаты государственной историко-культурной экспертизы, проведенной в объектах, расположенных по другому адресу, но тоже в Орле — на ул. Московской, 61 и на той же ул. Московской, 104.

Жители дома № 16/20 с ул. Ленина решили начать хоть с чего-то, они решили хотя бы посмотреть, что собой представляет эта государственная историко-культурная…

Начали читать, углубились даже в чтение. И тут у читателей с ул. Ленина, д. № 16/20 зашевелились на голове волосы. Не у всех, конечно, некоторые просто смеялись, но у тех, кто к словам «государственная», «историко-», «культурная» привык относиться с уважением, все-таки слегка шевельнулись.

Не от того, конечно, что и заказчик экспертизы, и ее исполнитель — оба оказались из г. Санкт-Петербурга. К этим чудесам в Орле за два года уже привыкли. Да и ничего плохого в этой чудесатости, в общем-то, нет — из Санкт-Петербурга что, помимо культуры и изысканности, может прийти? Ничего.
А ведь пришло-таки.

Дойдя до «Акта по результатам государственной историко-культурной экспертизы документации, обосновывающей проведение работ по сохранению объекта культурного наследия регионального значения «Дом жилой», расположенного по адресу: г. Орел, ул. Московская, д. 61… начало проведения экспертизы: 25 января 2016 г. Окончание проведения экспертизы: 09 февраля 2016 г. Место проведения экспертизы: Санкт-Петербург — Орел. Заказчик экспертизы: ООО «ПРК «Реставратор» (исполнитель — ООО «НеваПроект»)», — читатели из дома № 16/20, что по ул. Ленина (г. Орел), начали тревожно перешептываться и даже время от времени переглядываться.

В главе «Факты и сведения, установленные в результате проведенных исследований», они прочитали: «Двухэтажный каменный дом по улица Московская, 61 (в 1897 г. — Болховская, 14; в 1930 г. — улица Ленинская, 61) был построен в 1859 г. по проекту архитектора Адольфа Станиславовича Вишневского».

Может быть, и Вишневского, подумали тревожно переглянувшиеся и принявшиеся шептаться читатели с ул. Ленина, однако ул. Московская ни в 1897-м, ни в каком-то другом году Болховской улицей не называлась, она ею, Болховской улицей, попросту никогда не была. А в 1930-м, как утверждают исследователи, Ленинской не стала. Более того, в Орле никогда не было, да и сейчас нет такой улицы — Ленинской. Есть улица Ленина, жители дома № 16/20 в подтверждение данного факта могут предъявить свои паспорта с регистрацией.

Читают далее. Исследователи, как оказалось, злобно упорствуют в своих странных изыскательских откровениях. В следующем абзаце они, в частности, пишут: «…Со стороны Болховской (ныне улица Московская) сооружается специальный проезд с аркой и воротами».

Проезд, продолжают совещаться шепотом жильцы, может быть, и сооружается, однако, настаиваем, Болховская не является ныне улицей Московской, она является той улицей, название которой четко проштамповано в паспортах — улицей Ленина. Она же — бывшая Болховская…

Идем дальше. «Между 1967 и 1978 г. здание было перестроено: в дом под № 61 включены еще два здания, расположенные выше по улице (бывшие дома № 12 и 14)».

Вот на этом моменте, утверждают очевидцы, началось у народа шевеление волос. Во-первых, 12 и 14 — это, как бы это сказать, не совсем рядом от дома под № 61. Во-вторых, это через дорогу, четная сторона. Как они могли переползти на нечетную?

В-третьих, читатели с ул. Ленина (Московской, Болховской?) начали смутно подозревать, что где-то это уже видели. И тут зашептались самые нетерпеливые, не уважающие труд исследователей: «А не о нашей ли улице идет речь?». То есть не об улице ли «Ленинской»? В исследовании последняя фраза исторической главы, вслед за которой шел раздел, посвященный «техническому состоянию объекта», утверждала, что в означенном таин­ственном доме, в котором побывали эксперты из Санкт-Петербурга, с 1995 года находилось ТОО «Оффенбахский двор». Верно, было на улице «Ленинской» такое заведение, было…

Посовещавшись, жители дома № 16/20 с этой улицы (а затем и я вместе с ними, но попозже, когда уже был введен в курс этого сумасшедшего дела) открыли на сайте городской администрации Акт «…государственной историко-культурной экспертизы», посвященной дому № 104 по той же улице Московской.

Жители (с ул. «Ленинской»), когда открывали, надеялись, что глоток свежего воздуха, соприкосновение с образцами ра­зума, с холодным языком грамотно составленного документа вернут им уверенность в разумном устройстве мира и «историко-культурных экспертиз». Жители надеялись прийти в себя. Ну а я, когда заходил на сайт городской администрации (раздел «Объекты культурного наследия…), шел за удовольствием.
И я не был разочарован. Жители меня не обманули. Это, действительно, песня, редкий шедевр чудесатости. Наверное, его как-то можно объяснить. Но пока сделать этого не удалось, давайте просто приобщимся к прекрасному.

Дело в том, что акт, посвященный обследованию дома № 104 по ул. Московской, слово в слово повторяет акт, посвященный странному, даже загадочному дому по той же улице, но с номером 61. Все то же, все те же чудесатые парадоксы: утверждение, что улица Московская — это бывшая Болховская, а ныне — «улица Ленинская». Ну и прочее, слово в слово!
Впрочем, нет. Есть одно разночтение — в дате. Во втором акте появился 19104-й год. Так и написано, цитата: «В 19104 г. фасад 2-этажного дома был выкрашен в розово-желтый цвет, на нем была размещена реклама».

Может быть, в далеком 19104-м (девятнадцать тысяч сто четвертом году) дом на ул. Болховской-Московской-Ленинской и будет выкрашен в розово-желтый цвет, почему нет? Возможно также, что на этом доме появится реклама. И в этом нет ничего невозможного и удивительного. Вопрос — откуда об этом факте, взятом из далекого будущего, знают специалисты из ООО «НеваПроект».

Слишком много места уделено, по вашему мнению, досадной опечатке? А с чего вы взяли, что это опечатка? Я, например, совсем в этом не уверен. Здесь же, в документе, черным по белому написано: «Проведенными историко-архивными исследованиями выявлены сведения…». И далее эти сведения сообщаются. Более того, затем эти сведения вывешиваются на сайте городской администрации. И висят себе. Ничего не происходит. Всё нормально. Фамилии и должности авторов исследования, сроки работы, результаты. Всё без изменений. К этому следует относиться всерьез.

Правда, у того же Льюиса Кэролла в том же чудесном произведении про Алису, повидавшую много невероятных событий, есть фраза, которая, возможно, что-то и объяснит. Вот она: «— Выпить больше, чем ничего, — легко и просто. Вот если бы ты выпила меньше, чем ничего, — это был бы фокус!..».

То есть какие-то намеки или предположения сделаны, они имеются. Но это только намеки, только предположения. Что произошло на самом деле, сказать трудно. Мы не знаем, как появились документы, процитировать которые нас вынудили загадочные обстоятельства.

То есть обстоятельства совсем не загадочные, обстоятельства самые простые, житейские, а вот цитаты полны загадок. Особенно цитаты из «историко-культурных экспертиз».

И ещё одно, совсем уж прозаическое, совсем не загадочное недоумение-вопрос: сколько городской, или какой-то другой, бюджет за данные невероятные экспертизы заплатил? В дополнение: эти экспертизы действительны?

И совсем уж обывательское — их кто-нибудь из городских чиновников читал?

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц