Красная строка № 36 (431) от 24 ноября 2017 года

В чём же наша беда?

В «КС» от 17.11.2017 г. опубликована статья Ю. В. Кушелева «Патриоты России должны быть едины». В ней, в частности, сказано: «Вся наша беда в том, что президент Путин в международных делах и в обороне страны проводит твёрдую патриотическую линию, а во внутренних делах опирается на олигархический капитал, занявший ключевые позиции в экономике страны и сфере управления». Выходит, что для избавления от этой «нашей беды» нужно, чтобы Путин «во внутренних делах» перестал опираться на олигархический капитал и стал «проводить твёрдую патриотическую линию». Но может ли президент это сделать, если этот капитал занял ключевые позиции в экономике страны и сфере управления? Судя по всему, автор нисколько в этом не сомневается. Иными словами, он убеждён, что во власти президента — определять характер производственных отношений, т. е. определять, какая форма собственности должна господствовать в обществе. Но никакому президенту не дано это делать, ибо не власть определяет, какая форма собственности должна быть господствующей, а, наоборот, характер всякой власти определяется господствующей в обществе формой собственности, интересами господствующего класса. Это значит, что если олигархический капитал занимает «ключевые позиции в экономике страны и сфере управления», то президент не может быть никем иным, как менеджером этого капитала. Это со времён Маркса и Энгельса известная истина. Они, например, говорили: «Современная государственная власть — это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии».

Общеизвестной истиной является и то, что характер внешней политики определяется внутренней политикой. Поэтому «твёрдая патриотическая линия» президента есть не что иное, как защита интересов «олигархического капитала». Взять хотя бы события в Сирии. Тут всё дело в том, что в Восточном Средиземноморье, в Левантийском бассейне, расположенном вдоль берегов Сирии, Ливана, Израиля, Газы и Кипра, и Нильском бассейне на севере Египта обнаружены колоссальные запасы газа и нефти. По данным предварительных геологических исследований, Левантийский бассейн содержит 3,5 трлн. кубометров газа и 1,7 млрд. баррелей нефти. В Нильском бассейне содержится 6 трлн. кубометров газа и 1,8 млрд. баррелей нефти. При этом в одной только Сирии, согласно оценкам, разведанные доказанные запасы газа насчитывают 284 млрд. кубометров, нефти — 2, 5 млрд. баррелей, горючих сланцев — 50 млрд. тонн, с возможностью дальнейших открытий. Всё это, безусловно, и стало причиной того, что США «узрели» нарушение демократии в Сирии и вознамерились ради её «спасения» сместить Б. Асада. Это же, разумеется, явилось причиной борьбы РФ с «международным терроризмом» в Сирии.

Но это ещё не все обстоятельства, из-за которых там разгорелась бойня. В июне 2011 г. в иранском портовом городе Бушер был подписан меморандум о взаимопонимании, т. е. договор о строительстве газопровода с иранского газового месторождения «Ассалуе» через Ирак и Сирию. Он был ориентировочно распределён между Ираком, Сирией и Ливаном. Через подводную ветку его планировалось протянуть до Греции, а оттуда — на рынки Европы. Названный «Исламским газопроводом», он должен был дополняться экспортом сжиженного природного газа из сирийских портов на Средиземном море, двумя основными из которых являются Латакия и Тартус. Но реализация этого проекта из-за наложенных на Иран и Сирию «цивилизованными» государствами санкций и боевых действий в Сирии застопорилась.

По причине недостаточных объёмов газа, имеющегося для него, застопорился и проект трубопровода «Набукко» из восточной части Турции в Австрию. Помочь решить эту проблему был готов Катар. Он является владельцем третьих по величине запасов газа после России и Ирана. Уже была достигнута договорённость между ним и Турцией о строительстве газопровода и его присоединении к «Набукко» в Турции. Он должен был начаться в Катаре и пройти через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию, дойдя до Турции. Но Асад отказался принять этот план, предпочтя сделку с Ираном. Таким образом, как все дороги ведут в Рим, так и Сирия оказалась ключевым звеном в конкурирующих проектах обоих трубопроводов: начинающегося в Иране и начинающегося в Катаре. И поскольку она является не только обладателем огромного запаса углеводородов, но и ключевым маршрутом транзита энергоносителей в Европу, то установление контроля над нею, превращение её в вассальное государство равнозначно установлению контроля над энергетическими ресурсами от Ближнего Востока до Каспия. Поэтому «защита» демократии заокеанскими её «охранителями» в Сирии и борьба там с «международным терроризмом» РФ есть схватка между американским и российским капиталом за установление этого контроля.

В статье, однако, вот что ещё говорится: «А вместо обещанного капитализма с человеческим лицом нам навязали капитализм «дикого Запада». Вот с чем мы должны бороться сообща и не отвлекаться на внутренние распри». Стало быть, «мы должны бороться сообща» за придание правящему у нас бал капитализму человеческого обличья. Но возможна ли такая «пластическая» операция? Капитализм не может существовать без эксплуатации рабочих, трудящихся, без грабежа народов, без грабительских, захватнических войн. Ради сохранения своего существования капитал не останавливается ни перед какими зверствами и преступлениями, о чём свидетельствует вся история капитализма. Поэтому капитализма с человеческим лицом так же быть не может, как, например, не может быть волка с повадками вегетарианца. И вся наша беда заключается в том, что очень многие «россияне» продолжают верить в то, что стоит, дескать, избрать «какого следует» президента, как он приструнит олигархов, и всё у нас станет как нельзя лучше.

Иван Комаров.

самые читаемые за месяц