Красная строка № 2 (397) от 27 января 2017 года

В Москве звонят, в Орле — не слышат?

В декабре прошлого года на форуме «Возвращение русской классики» министр образования О. Васильева в частности сказала: «Нужна подготовка и переподготовка учителя… Мы потеряли не просто любовь к чтению, а функциональное чтение. Отсюда зубрежка. Мы потеряли предметный подход. Гнались за тьюторами, новыми технологиями, а потеряли учителя-предметника…».

А едва начался 2017 год, как СМИ озвучили мнение специалистов РИСИ: «Образование сегодня должно стать универсальной формой становления и развития базовых, родовых способностей человека, позволяющих ему быть и отстаивать собственную человечность, быть не только материалом и ресурсом социального производства, но стать подлинным субъектом культуры и исторического действия.

Сегодня ни школа, ни вуз не решают в полной мере задач формирования исторического мышления. Исторический процесс предстает перед учащимися как набор дат, имен, событий. Такое преподавание не позволяет уловить смысловую связь событий истории, понять закономерности исторического развития.

В гуманитарном образовании особое место занимает изучение родного языка. Исследования показывают, что расширение пласта общеупотребительной лексики происходит за счет просторечных слов, тюремно-лагерного жаргона, англицизмов и компьютерного сленга социальных сетей. Более всего обращает на себя внимание нарушение логики речи, деформация стилевых пропорций, несвязность высказываний.

Представителями психолого-педагогического сообщества, а также родительской общественностью много раз было отмечено излишне большое количество часов, отведённого для изучения иностранных языков в базисном учебном плане и деструктивное содержание ряда учебных пособий для школьников по английскому языку. Всё это способствует приобщению обучающихся к т. н. «западным» ценностям, резко противоречащим базовым национальным ценностям и отечественным традициям, что препятствует адекватному развитию и воспитанию личности гражданина России».

Напомним, что РИСИ — это аббревиатура Российского института стратегических исследований. Чтобы оценить в полной мере, что это за учреждение, предлагаем вашему вниманию небольшой отрывок, найденный в интернете, и написанный бывшими сотрудниками института: «Шесть лет нам довелось проработать в Российском институте стратегических исследований под началом генерал-лейтенанта, кандидата исторических наук Леонида Петровича Решетникова. Шесть лет настоящей школы отечественной аналитики и стратегической мысли. Уже через пару лет работы Решетникова институт действительно превратился в крупный аналитический центр Президента России, который является учредителем этой федеральной научно-исследовательской бюджетной организации.

При довольно широком спектре проблем, связанных с национальной безопасностью страны и с внешнеполитическими процессами, в РИСИ сразу наметились ведущие темы. Среди них оказались вопросы идеологической и информационной войны США и всего Западного мира против России, фальсификация отечественной истории, стратегический анализ мировой геополитической ситуации, угрозы духовной, культурной и экономической безопасности нашей страны. Видимо, тридцатитрехлетняя школа работы Леонида Петровича во внешней разведке и высокая должность начальника информационно-аналитического управления СВР, занимаемая перед РИСИ, позволили ему четко структурировать приоритеты профессиональной деятельности института…».

И вот теперь РИСИ — аналитический центр президента России (правда, уже без Решетникова, но в лице его последователей) — фактически предупреждает, что затянувшаяся реформа образования по Фурсенко-Ливанову вот-вот заведет отечественную школу — и среднюю, и высшую — в тупик, который называется «предательство национальных интересов». Двигаться по инерции уже нельзя, это просто опасно.

Не знаю, как по всей стране, но в Орловской области, похоже, именно этой инерционностью сегодня и отличается происходящее в сфере образования. Так, например, продолжается процесс становления объединенного орловского университета, хотя в целом по России программа создания так называемых «опорных вузов» в регионах приостановлена, потому что на уровне правительства сама идея признана чуть ли не ошибочной. Но разгон дан и теперь попробуй, останови эту махину.

В конце ноября прошлого года «Российская газета», например, подвела предварительные итоги вливания единственного орловского технического вуза в старейшее орловское гуманитарное учебное заведение, бывшее когда-то педагогическим институтом. Достижения уже есть, говорят «слившиеся» руководители. Например, теперь студентов-технарей будут учить управлять роботом-хирургом. Вот и получится, дескать, естественное слияние технаря с медиком. Все в духе времени и прогресса. Одним словом, как в кино: «Только ты и машина — чистое творчество». А пациент где-то там, под машиной.

Вот только перепевы эти знакомы еще со времен, когда орловским техническим вузом руководил В. Голенков. А, главное, подобная инерционность очень скоро может привести нас к тому, что в медучреждениях разучатся диагностировать ангину без сдачи всех мыслимых и немыслимых анализов и без подсказки компьютера, эти анализы переварившего. Уже и теперь, как экзотика, смотрятся в кинофильмах сцены, когда врач послушает пациента стетоскопом, простучит ему грудь и спину пальцами и сделает вывод: сердечный клапан в порядке, а вот печень рыхлая. Не потому ли и федеральная программа «Земский доктор», призванная привлечь в село молодых врачей, не работает, несмотря на миллионные подъемные? Именно среди молодых, обученных по-новому, и не работает!

Другое яркое достижение рождающегося на наших глазах опорного университета — это новый уровень научных публикаций. Теперь, как пишет «РГ», преподаватели ОУ будут печататься только в престижных международных изданиях. Не беда, что это дорого: будут выделены и деньги, и оказана помощь в переводе текстов на «технический английский». Правда, за глаза преподаватели уже называют эти международные издания «цээрушными». Но это шутка, конечно. Хотя и без специалистов РИСИ ясно, что если российские социальные сети изучаются с пристрастием спецслужбами наши западных «партнеров», то уж публикации научно-технического характера в ведущих международных изданиях — это просто «находка для шпиона». Вот вам и стратегическая безопас­ность. Или орловский опорный ничего эдакого выдать партнерам не может? Тогда зачем же тратить деньги, создавать «бюро переводов» и целый «департамент публикационной активности»? Не лучше ли просто готовить крепкие инженерные и педагогические кадры для области и, скажем, Центрально-черноземного региона? Однако, если отвечать на последний вопрос утвердительно, то тогда опорный университет окажется просто ненужным нагромождением.

Но инерция реформ несет туда, куда однажды сильно подтолкнули кукловоды. А куда именно, исполнители, наверное, и сами толком не знают.

Есть и другие инерционные проявления. В прошлом году, например, кафедра туризма и гостиничного дела ОГУ отметилась не где-нибудь, а на «Гайдаровском форуме» в экспертной дискуссии «Туризм, экономика, образование». Как вы понимаете, на этом форуме не говорят об угрозах национальной безопасности и о деградации отечественного образования. Там уверено смотрят в светлое общечеловеческое будущее. По инерции памятных 90-х годов.

А еще в Орле в прошлом году Совет ректоров высших учебных заведений решил взять на кон­троль реализацию социальных гарантий студентов из числа сирот и продолжить работу по противодействию идеологии экстремизма и профилактике межнациональных конфликтов среди студентов. Ну, и, конечно же, озаботились ректоры антинаркотической профилактикой в студенческой среде, для чего решено закрепить за каждым вузом сотрудника правоохранительных органов.

Мы уже знаем, к чему, например, подобная профилактическая работа может привести. В одном из орловских вузов, ставшем впоследствии составной частью опорного ОГУ им. Тургенева, после профилактического тестирования в черные списки вероятных наркоманов попали самые что ни на есть нормальные ребята, здоровые и физически, и духовно. Зато как современно и своевременно!

Круглый стол в рамках педагогического проекта «Алый парус» (проект не наш, а курский) подвел в Орле результаты мониторинга двух с половиной тысяч учителей Курской, Орловской, Липецкой и Воронежской областей. Было выявлено, что у педагогов просто нет времени (или желания?) на занятия самообразованием и повышение культурного уровня. Оказывается, регулярно ходят в театр только 5 процентов опрошенных. А зачем театры выпускникам опорных университетов?

Анекдот про выпускника ОГУ знаете? При приеме на работу его тестируют: «Назовите самого известного художника-маринис­та». И выпускник называет: «Некрасов». А фразу: «Шопен в костеле» — прочитывает исключительно по-английски с ударением на первые слоги.

Надо полагать, создаваемый опорный университет продолжит выпускать специалистов разного и самого широкого профиля.

Да, чуть не забыл, в прошлом году в Орле очень серьезно обсуждали перспективы общественного наблюдения за ГИА-2017. Вы знаете, что такое ГИА? О, это очень серьезно! Это то же самое, что ОГЭ, и почти то же самое, что ЕГЭ, только на промежуточном этапе превращения наших детей в «цивилизованных потребителей» (Фурсенко) или «в материал и ресурс социального производства» (РИСИ). Выберите, что вам больше нравится.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц