«В Орёл пришла серьёзная свинина»

Две недели назад Орловскую область с рабочим визитом посетил министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. По большому счету, ничего выдающегося в этом не было. Если разобраться, то министр обязан ездить в командировки по стране, чтобы знать, как обстоят дела в сфере, которой он руководит. Это его работа, за которую ему платят деньги. Народ, кстати, платит, а не президент или какой-то там губернатор. Но местные рупоры по сложившейся традиции преподнесли произошедшее совершенно иначе. Оказывается, министр приехал в Орел по личному приглашению губернатора Строева, из дружеских, так сказать, побуждений. Зачем? Пивка попить, что ли? В полесской баньке попариться? Неужели журналисты да и сам губернатор не знают, что «по дружбе» государственные дела не делаются, по крайней мере публично? Попробовал бы кто-нибудь такое ляпнуть в странах, которые у нас принято называть развитыми — в лучшем случае последовала бы отставка высокопоставленного чиновника и полное забвение на стандартной пенсии.

У нас не так. У нас формальным поводом для дружеского визита стала конференция руководителей сельскохозяйственных вузов страны, которая в тот день стартовала на базе Орловского аграрного университета. Но прежде высокого гостя провезли по области, выбирая остановки методом точечной селекции. Министра не повезли туда, где разорились колхозы, где люди месяцами не получают зарплату, где бывшие пшеничные поля заросли немолодыми уже березками. Вместо этого ему показали «чудо двадцать первого века» — Знаменский селекционно-гибридный центр, который строит на Орловщине главный свиновод России Николай Демин.

Министру долго и нудно рассказывали о том, что знаменский центр спасет Россию от голода, что он способен выпускать столько разных гибридов, сколько и представить себе невозможно. Работать там не мечтает только ленивый или откровенный идиот, ведь нельзя вообразить себе большее счастье, нежели за десять тысяч рублей в месяц крутить хвосты свиньям, которые дают по кило прироста в весе в день! Если же говорить серьезно, то Строев многих удивил. Когда в Сочи президент Путин соизволил выслушать нашего губернатора, надеясь, видимо, услышать от него конкретные предложения по улучшению качества жизни, Строев всего лишь угостил его яблоками и открыл главный секрет: Россию спасут сахарная свекла и орловская свинина. Спустя два года в присутствии министра Гордеева он посрамил скептиков.

Наконец-то, рассказывал Егор Строев ректорам аграрных вузов, наконец-то в Орел пришла серьезная свинина, и эта свинина скоро хлынет в другие регионы России. Наконец-то специалисты в селе начнут получать высокую зарплату и жилье, потому что, наконец-то, президентом станет человек, который понимает, что сельское хозяйство является основой экономики. «Многие боятся снижения цены на нефть, — открыл страшную тайну губернатор. — А сельские труженики этому только рады. В условиях дефицита продовольствия на планете оно никогда не упадет в цене. Оно является главным стратегическим продуктом нашей страны, двигателем прогресса и подъема экономики. Может быть, оно станет тем паровозом, который вытащит мир из кризиса и спасет нас от глобализации».

Не знаю, как там с глобализацией, а столы для министерской и губернаторской свиты были накрыты неплохие. Правда, продукции местного производства видно не было. Водочка с икоркой и копченой колбаской стали тем стимулом, который помогает рождать умные мысли о борьбе с глобализацией. Кстати, столы были накрыты в только что построенном университетском молодежном центре, который Гордеев вместе со Строевым открыли, перерезав символическую ленточку.

На совещании, которое прошло по окончании церемонии перерезания ленточек, министр, усевшись вместе с губернатором во главе стола, скромно улыбнулся и мило заметил, что за столом, как в добрые старые времена, собрались одни однопартийцы. Сие замечание было встречено однопартийцами бурными аплодисментами. Как в старые и добрые времена — так же пошло и омерзительно. Пресмыкающиеся ловили каждое слово вождей и хлопали так, что звон в ушах стоял. Они были рады любой глупости и зорко следили друг за другом — а ну как кто хлопает не очень энергично? Застучать товарища становится делом все более выгодным и престижным. В зале, однако, были и другие люди, а именно — ученые, приехавшие в Орел из разных уголков России. Спорить они, конечно, не спорили, но восторга на их лицах практически не было. Кому, как не им, знать, что на самом деле творится в отечественном селе. Поэтому некоторые реплики выступающих вызывали у них неподдельный смех.

Больше всего их позабавил Егор Строев, жестко прошедшийся по статистикам. «Недавно спрашиваю у главы района: почему ты отчитываешься о том, что у фермеров зарплата четыре с половиной тысячи рублей в месяц? — рассказал он анекдот. — Тот говорит: сам удивляюсь, потому что приезжают они на совещания на джипах, а живут в двухэтажных домах». В общем, то ли чиновники и правда совершенно понятия не имеют о том, что творится в селе, то ли нацпроект мимо села не проходит. Но касается это не всех. Недавно в междугородном автобусе я стал невольным свидетелем разговора трех женщин из деревни Селихово. Всем лет под сорок, хотя выглядят старше, бедно одеты, и даже в автобус водитель из жалости пустил их бесплатно. Говорили они о своих проблемах и к концу поездки едва не подрались из-за сорока рублей. Ровно столько одна из женщин заработала за год больше другой, что и стало причиной конфликта, ведь работали обе одинаково.

Мне стало любопытно, и я спросил, сколько же денег они зарабатывают. Ответ просто убил: в среднем двадцать тысяч рублей в год. Также выяснилось, что эти женщины ничего не знают о достижениях орловского сельского хозяйства, о его стабильном росте. Зато они прекрасно разбираются в политике. Заранее, например, могут сказать, кто победит на выборах. Раньше, говорят, всегда угадывали. И теперь они хорошо осведомлены о том, кто в России станет новым президентом. Говорят, что и на выборы поэтому не пойдут, интриги нет. А еще посетовали на то, что в село никто из молодежи не возвращается, смысла нет. Не правда ли, странно, учитывая то, что скромные селяне, к удивлению чиновников, ездят на джипах и живут в двухэтажных домах? Между тем кадровая проблема для села становится все более актуальной, но понимают это, похоже, только на высшем уровне.

— Когда мы говорим об инновационном развитии, то в первую очередь подразумевается подготовка высококлассных специалистов, — отметил в ходе совещания Алексей Гордеев. — К сожалению, долгое время учреждения сельскохозяйственного образования и бизнес работали в разных, автономных режимах. Сегодня бизнес становится заказчиком кадров. Он готов платить за качественный стандарт подготовки специалистов. Поэтому важно в этих условиях правильно определить миссию аграрных вузов, а не просто чтобы они хвалились, какие «хоромы» построили и как много у них учится студентов.

Далее говорили уже ректоры и инвесторы, которым ситуация с подготовкой кадров знакома не понаслышке. Выяснилось, что проблемы аграрные вузы страны испытывают схожие. В частности, требования, которые предъявляют к выпускаемым специалистам сельхозпредприятия, зачастую бывают выше того уровня образования, которое им дали. Связано это со стремительным прогрессом производственных технологий, за которым образовательный процесс просто не успевает. Имеющееся в вузах оборудование устарело как физически, так и морально. Другая беда — высокий средний возраст преподавательского состава и невысокий уровень его доходов. Мотивации порой не хватает даже на саморазвитие себя как преподавателя.

— Если не изменить ситуацию, мы можем прийти к тому, что наши вузы будут готовить заранее неконкурентоспособных специалистов, — признал Николай Парахин. — Дефицит специалистов сегодня составляет семьдесят тысяч человек. Не хватает агрономов, зоотехников, ветеринарных врачей, то есть тех специалистов, которые организуют производство. Но и выпускники вузов требуют к себе другого отношения. Человека, который посмотрел в городе на «хорошую жизнь», тяжело отправить обратно в деревню, где не работает даже сельский клуб. Если раньше молодежь жила по принципу «образование для работы, а работа для жизни», то сегодня принцип изменился — «образование для жизни и работа для жизни».

Про вузовские проблемы в министерстве, как оказалось, знают. По словам Алексея Гордеева, уже в ближайшее время должен измениться подход к определению «образовательная сфера». По такому случаю в минсельхозе даже планируется введение должности замминистра по вопросам образования. Сейчас эту работу курирует заместитель директора Департамента научно-технической политики и образования Виктор Бердышев, который отметил, что, несмотря на высокий выпуск специалистов из вузов, дефицит квалифицированных кадров не сокращается, а увеличивается.

— Вузы должны заниматься своим главным делом — готовить специалистов для села, — сказал он. — Поэтому надо про-
анализировать, почему молодежь идет в село неохотно. То ли вузы слишком увлекаются введением новых, непрофильных специальностей, то ли мы плохо работаем по вопросам привлечения молодежи в село и закреплению ее там. Между тем повышение эффективности и конкурентоспособности агропромышленного комплекса невозможно без развития ресурсного потенциала, одной из важнейших составляющих которого является кадровый потенциал.

Но такие «глупые вопросы», похоже, совершенно не интересуют тех, кто в первую очередь несет ответственность за благополучие жизни простого населения. Иначе не устраивали бы они пир во время чумы. Статистика неумолима, она не первый год буквально кричит о том, что не все в порядке в нашем королевстве: цены растут, уровень жизни падает, население вымирает. Но что такое статистика? Инструмент, который в умелых руках и при правильном подходе способен нарисовать любую картину. А если при этом дрогнет чья-то среднестатистическая рука, по ней больно ударят, чтобы больше не дрожала. Две недели назад областному управлению статистики губернатор вообще устроил публичную порку. Бедняги провинились лишь тем, что в своих отчетах отразили истинное положение дел в орловском селе. А оно говорит о том, что в минувшем году роста никакого не было и в помине, кроме разве что роста производства мяса. Умные люди поймут, что производство мяса происходит не от роста производительности труда, а от увеличения забитых на бойне коров. Остальные показатели и того хуже.

«По каким методикам вы считаете?» — громыхал возмущенный голос губернатора. После «порки» статистикам было рекомендовано использовать в своих расчетах новые методики, которые бы отражали суть происходящего в более позитивных тонах. Оно и понятно, чиновнику минусы не нужны, премии, медали и должности ему дают только за чужие плюсы. Главное — придумать, как их нарисовать. Страшно же то, что подобные художества рано или поздно приведут нас к катастрофе, ведь сколько плюсов на бумаге ни рисуй, коров в коровниках больше не станет. А значит, не будет ни молока, ни мяса, ни зарплат для селян. Будет только «серьезная свинина», которая грозит хлынуть в другие регионы.

Министр уехал, кажется, довольным. Пускать пыль в глаза и метать бисер перед свиньями — это целая наука. Вряд ли ошибусь, если скажу, что орловские чиновники поднаторели в этом искусстве, как никто другой. До кремлевских высот, конечно, еще далеко, но все же низменный холуяж вкупе с неподражаемой лестью в адрес своих хозяев и составляют то самое главное умение местного чинуши, качество которого с годами растет, как качество хорошего вина. А вместе с ним растут и откровенная наглость и глупость, с которыми «кабинетные люди» через подотчетные рупоры оповещают народ об очередном достижении «народного хозяйства». Смысл противен до слез: если бы не губернатор, не было бы у нас никаких достижений. Странно, что никто не задается вопросом: а есть ли они вообще, эти достижения? И если бы не губернатор, то как бы мы жили?

Виктор Баландин.

самые читаемые за месяц