Красная строка № 1 (352) от 15 января 2016 года

В Орле порядок в ЖКХ наводят агенты ЦРУ

По роду своей общественной деятельности я часто пишу обращения в различные организации. Уже сложились стиль и структура ответов на наши обращения. Иногда (очень редко) чиновники пытаются встретиться с автором обращения, в большин­стве случаев ограничиваются формальной отпиской. Ответ обычно начинается словами «Уважаемый…», далее цитируются положения нормативно-правовых актов, причем не всегда грамотно, и следует вывод: ваши требования не исполнимы. В конце часто благодарят автора обращения за активную жизненную позицию.

Из общего стереотипа выпадает реакция на мою статью в «Красной строке» от 26 июня 2015 года № 23 (329) «Зачем нам этот, извините за выражение, ЕЦПиБ?». Финансовый директор ЕЦПиБ А. А. Аракелов обратился с заявлением в прокуратуру Орловской области, в инспекцию Федеральной налоговой службы, Управление МВД по Орловской области с просьбой проверить мою общественную деятельность по следующим положениям:

— произвести проверку гражданско-правового положения общественных организаций, руководителем которых является Р. Л. Исламгазин;

— нарушение антимонопольного законодательства;

— нарушение Р. Л. Исламгазиным коммерческой тайны;

— возбуждение Р. Л. Исламгазиным ненависти и публичное унижение человеческого достоинства, организация и участие в деятельности экстремистского сообщества с использованием специальных технических средств и привлечением несовершеннолетних лиц;

— организация и участие в деятельности экстремистского сообщества, наличие в деятельности Р. Л. Исламгазина и руководимых им организаций признаков осуществления функций иностранного агента.

Первый вопрос, который у меня возник в связи с этим заявлением, был таков: кто руководит Единым центром процессинга и биллинга Орловской области? Кто уполномочен подписывать от имени юридического лица обращения?

Согласно уставу ЕЦПиБ полномочия подписывать документы от имени юридического лица имеет руководитель организации. В данном случае заявление подписал финансовый директор, хотя тема заявления весьма далека от финансовых вопросов. Доверенность от юридического лица к заявлению не приложена. Исходя из этого, я считаю, что положения, изложенные в заявлении Единого центра процессинга и биллинга Орловской области от 15.09.2015 года № 371, являются сугубо личной точкой зрения господина А. А. Аракелова.

Следует отдать должное г-ну А. А. Аракелову. Он проделал титаническую работу с целью исследования и систематизации моей общественной деятельности. Я не представлял себе, насколько обширна информация обо мне в интернете. Полный текст заявления будет храниться в семейном архиве. Может быть, внуки или правнуки напишут новый роман «Война и мир в Орловском ЖКХ».

Действительно, я являюсь руководителем нескольких общественных некоммерческих организаций, но почему-то А. А. Аракелов не упоминает ещё и такой моей должности, как председатель домового комитета. Я очень обиделся на г-на Аракелова за его неуважение к этому почётному статусу.

Финансовому директору следовало бы детальнее заняться финансовой деятельностью ЕЦПиБ, а не деятельностью общественных организаций. Судя по отчету АО ЕЦПиБ за 2014 год (он размещен на сайте ЕЦПиБ в свободном доступе), финансовое положение данной организации не очень устойчивое. На восьмом листе отчета читаем: «4.3. Структура доходов и расходов. Финансово-хозяйственная деятельность АО «ЕЦПиБ Орловской области» характеризуется в 2014 году следующими показателями: доходы организации составили 1 785 тыс. руб., расходы — 25 494 тыс. руб., чистый убыток (с учетом отложенных налоговых активов за отчетный период) равен 19 009 тыс. руб.». Почему же финансовый директор вместо борьбы с убытками, что и положено ему делать по должности, занялся деятельностью общественных организаций — неизвестно.
Очень возмущен финансовый директор тем, что общественные некоммерческие социально ориентированные организации существуют без государственной регистрации в качестве юридического лица. За трудными финансовыми делами невозможно углядеть все тонкости федерального законодательства, поэтому специально для г-на Аракелова цитирую положения федерального закона от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «Об общественных объединениях».

«Статья 3. Содержание права граждан на объединение.
Создание общественных объединений способствует реализации прав и законных интересов граждан.
Граждане имеют право создавать по своему выбору общественные объединения без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также право вступать в такие общественные объединения на условиях соблюдения норм их уставов.

Создаваемые гражданами общественные объединения могут регистрироваться в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица.

Статья 16. Ограничения на создание и деятельность общественных объединений.
Включение в учредительные и программные документы общественных объединений положений о защите идей социальной справедливости не может рассматриваться как разжигание социальной розни.

Статья 18. Создание общественных объединений.
Решения о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов принимаются на съезде (конференции) или общем собрании. С момента принятия указанных решений общественное объединение считается созданным: осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица, и принимает на себя обязанности, предусмотренные настоящим Федеральным законом.
Правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента государственной регистрации данного объединения».

Отсюда я делаю вывод: не прав А. А. Аракелов, требуя регистрации общественной организации в качестве юридического лица, а защита идей социальной справедливости не может рассматриваться в качестве разжигания социальной розни и экстремистской деятельности.

В качестве экстремистской деятельности А. А. Аракелов рассматривает деятельность группы председателей домовых комитетов против навязывания услуг Единого центра процессинга и биллинга. Очень хотелось этой коммерческой организации взять под свой контроль коммунальные платежи, но председатели домовых комитетов возмутились. Подробно эта история рассматривалась в «Красной строке», поэтому нет нужды повторять все положения той статьи.

Председатели домовых комитетов обратились в Управление Федеральной антимонопольной службы по Орловской области, в прокуратуру, горсовет и добились того, что агентский договор, уже подписанный директором МУП ЖРЭП (З) был расторгнут. ЕЦПиБ лишился очень крупного финансового куска. Горжусь тем, что слушатели Орловской школы жилищного просвещения начали активно применять полученные знания. С удовольствием перечисляю фамилии тех председателей домовых комитетов, которые выступили в защиту своих прав и интересов — это Галина Королева, Ольга Щукина, Нина Фищева и Нина Базилевская.

Деятельность подобных Центров в других регионах уже давно получила соответствующую правовую оценку. Например: а) 19 июня 2013 года ФАС России возбудила дело в отношении кабинета министров Чувашской Республики и администрации г. Чебоксары по признакам нарушения части 1 статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции»;

б) Верховный Суд РФ своим определением от 27 января 2015 года № 310-КГ 14-9029 признал незаконной деятельность подобной структуры в Смоленской области;

в) подобный вопрос рассматривался в Свердловском областном суде, где определением от 30 мая 2014 года по делу № 33-5139/2014 признана незаконной деятельность ООО «Городская объединенная компания»;

г) Арбитражный суд Уральского округа по иску Союза домовых комитетов города Уфы признал противоправной деятельность ЕРКЦ;

д) на возможные нарушения Центром антимонопольного законодательства неоднократно указывала в своих ответах и прокуратура. В частности, письмом от 06.08.2015 года № 7-2015 прокуратура Заводского района города Орла предлагает директору МУП ЖРЭП (З) расторгнуть агентский договор.

Автор обращения считает, что Р. Л. Исламгазин, занимая сразу несколько должностей в общественных некоммерческих организациях, нарушает антимонопольное законодательство. Опять ссылаюсь на федеральное законодательство. Закон от 26 июля 2006 года № 135 «О защите конкуренции» касается хозяйствующих субъектов. Общественные организации, упомянутые в заявлении А. А. Аракелова, не являются хозяйствующими субъектами, не являются коммерческими организациями, тем более — субъектом естественной монополии, поэтому на их деятельность не распространяются положения закона «О защите конкуренции».

Не забыто участие Р. Л. Исламгазина в митинге 21 марта 2015 года. Автор заявления не приводит текст моего выступления, но делает вывод, что «действия участников митинга могут содержать признаки унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации… Общая направленность и содержание выступлений этого митинга, на наш взгляд, могут содержать признаки экстремистской деятельности… Участие Р. Л. Исламгазина в этом митинге с учетом содержания его выступления и аудитории, вероятно, во многом состоящей из членов руководимых им организаций, может содержать в себе признаки организации и подготовки указанных деяний».
Очень богатое воображение. Могу сообщить А. А. Аракелову, что на следующий день после этого митинга меня вызвали в отдел по борьбе с экстремизмом Орловского управления МВД. После изучения статьи 31 Конституции РФ, в которой говорится, что «граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания митинги и демонстрации, шествия и пикетирование», у полиции вопросы отпали.

Возмущен А. А. Аракелов и тем, что в статье раскрыты должностные оклады этой коммерческой организации. «Р. Л. Исламгазин разгласил сведения, составляющие коммерческую тайну и персональные данные лиц». В публикации действительно упоминались должностные оклады и состав работников ЕЦПиБ, установленные с 1 января 2015 года протоколом заседания совета директоров. Должностной оклад генерального директора, например, установлен в сумме 121 тысяча рублей. За такую сложную и многогранную деятельность по взысканию платежей с населения — это очень скромная зарплата. Зато должности финансового директора в протоколе заседания совета директоров обнаружить не удалось. Имеется главный бухгалтер (53 тысячи рублей), директор по развитию бизнеса (84 тысячи рублей), а финандиректора — нет. Может быть, поэтому так возмущен г-н Аракелов?

Можно спорить с теми, кто знает законодательство. В данном же случае автор заявления показал, что он не представляет себе ни содержания закона «О коммерческой тайне», ни о «О персональных данных». Поэтому в просветительских целях приходится их цитировать.

Статья 5 Закона от 29 июля 2004 года № 98 «О коммерческой тайне» устанавливает сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну.
«Режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:

5) о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест».

А статья 6 данного закона говорит о том, что на документы, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, должен быть нанесен гриф «Коммерческая тайна» с указанием ее обладателя (для юридических лиц — полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
Такого грифа на протоколе заседания совета директоров не имеется.

Статья 3 Закона «О персональных данных» устанавливает понятие персональных данных: «персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных)». Должность без указания фамилии, имени и отчества не является физическим лицом, поэтому не может рассматриваться как персональные данные.

Особенно волнует финансового директора деятельность Орловской Школы жилищного просвещения. Я понимаю глубокую озабоченность г-на Аракелова, ведь даже наш премьер-министр Дмитрий Медведев в своем поручении от 11 июня 2014 года № ДМ-П9-4312 и министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ в приказе от 8 сентября 2014 года № 524/пр отметили необходимость и важность правового просвещения граждан РФ и создания Школы грамотного потребителя.

В заявлении в Управление МВД по Орловской области А. А. Аракелов подробно излагает содержание буклета «Как создать Школу жилищного просвещения с нуля за 7 шагов» и книгу «Технология жилищного просвещения». К своему стыду, я не знаком с этими публикациями и выражаю сердечную благодарность А. А. Аракелову за подсказку. Обязательно найду эти издания и изучу их подробно.

Г-н Аракелов далее сообщает, что сеть Школ жилищного просвещения финансируется Агентством США по международному развитию (USAID). В то же время автор заявления пишет, что хотя USAID официально и прекратило свою деятельность в России, но на самом деле продолжает её через дочерние структуры. Одной из таких дочерних структур, финансирующей Школы жилищного просвещения, дескать, является Программа поддержки гражданского общества «Диалог», осуществляемая Некоммерческой корпорацией «Совет по международным исследованиям» (IREX).

Оказывается, ЦРУ использует USAID для вовлечения в мероприятия, острие которых направлено против государств, считающимися «враждебными» Вашингтону. Подобное обновление статуса превращает USAID в военное ведомство.
Не забыл финансовый директор и статью «Черный нал для белорусской демократии» где описывается, что где-то арестован курьер, который вез очередную порцию финансирования некой НКО. Отсюда недалеко до вывода, что Р. Л. Исламгазин является агентом ЦРУ. Однако г-н Аракелов далек от мысли, что черный нал был предназначен Орловской Школе жилищного просвещения.

Далее в заявлении ЕЦПиБ следует очередная цитата из буклета «Как создать региональную Школу жилищного просвещения с нуля за 7 шагов». Каждая школа жилищного просвещения «обязуется соблюдать технологию взаимодействия с населением, технологию взаимодействия с органами власти, технологию работы со СМИ и использовать фирменное обозначение своей деятельности». В этом я полностью согласен с г-ном Аракеловым. Школа жилищного просвещения — это сугубо добровольное бесплатное мероприятие. Единственным требованием к слушателям является подтверждение применения полученных знаний на практике. Подтверждением практического применения является представление заявления в управляющую организацию или другой орган.
Действительно, общественная организация отчитывается о своей деятельности. Ежеквартально я представляю отчет о деятельности общественной организации и Школы жилищного просвещения в Орловский городской Совет, администрацию города Орла, департамент строительства и ЖКХ правитель­ства Орловской области и в Федеральный центр общественного контроля ЖКХ.

Орловская Школа жилищного просвещения тесно сотрудничает со всеми властными органами. В Школе выступали заместитель председателя правительства области Николай Злобин (дважды), заместитель председателя городского Совета Михаил Верижников, Сергей Давыдов, руководитель Регионального фонда капитального ремонта Ольга Павлова, представители прокуратуры, Роспотребнадзора, заместитель руководителя департамента строительства и ЖКХ правительства Орловской области Максим Захаров и другие. По умозаключениям Аракелова, всех выступавших в Школе жилищного просвещения можно автоматически причислить к агентам ЦРУ?

Деятельность Школы жилищного просвещения неоднократно освещалась в печатных и электронных средствах массовой информации.

Далее Аракелов пишет, что «жилищное просвещение представляется, как сложный процесс по распространению идей и ценностей. Распространение идей и ценностей, вероятно может являться формированием общественного мнения, что подпадает под определение политической деятельности, а то что эта деятельность осуществляется с использованием специальных технических средств, что может являться правонарушением пре­дусмотренным статьей 138.1 Уголовного кодекса РФ». (Конец цитаты. Стилистика и орфография автора сохранены).

«Совокупность этих сведений о деятельности USAID и её истинных целях, о существовании курьеров, перевозящих наличные деньги для незаконного финансирования организованных структур; о сети Школ жилищного просвещения, финансируемых запрещенной в РФ иностранной организацией; об активной публичной деятельности Р. Л. Исламгазина под брендом «Школа жилищного просвещения», может содержать, по нашему мнению, признаки получения денежных средств и иного имущества от иностранных источников, а также участия, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской федерации. Согласно пункту 6 статьи 2 закона от 12 января 1996 года № 7 «О некоммерческих организациях» Школа жилищного просвещения может относиться к организациям, выполняющим функции иностранного агента». Отсутствие государственной регистрации общественных организаций, руководимых Р. Л. Исламгазиным, автор заявления считает признаком некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента. По поводу этой цитаты могу сказать только одно — у автора очень богатая фантазия.

Отсюда я делаю вывод, что я являюсь агентом ЦРУ и выполняю свою общественную работу на средства иностранной разведки. Вот здесь я также согласен с А. А. Аракеловым в том, что нарушил антимонопольное законодательство и монопольно присвоил себе право быть агентом ЦРУ — надо было поделиться такой ролью со всеми, кто выступал в Школе жилищного просвещения.

Нашему областному центру повезло: Орел может гордиться тем, что вопросами ЖКХ, защитой прав собственников в сфере ЖКХ здесь занимаются агенты ЦРУ. Если Управление ФСБ по Орловской области не остановит деятельность иностранных агентов, то можно надеяться, что порядок в орловском ЖКХ мы наведем.
Напоследок хочется напомнить г-ну Аракелову, что в соответствии со статьей 150 Гражданского кодекса РФ достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация, права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, являются личными неимущественными правами. В случае нарушения личных неимущественных прав гражданин вправе требовать компенсацию морального вреда. Учитывая, что заявление А. А. Аракелова подано на бланке юридического лица — Единого центра процессинга и биллинга Орловской области, упомянутые в заявлении граждане вправе обратиться в суд с требованием компенсации морального вреда от ЕЦПиБ.

Весьма жаль, что в такой крупной финансовой организации — единственной на всю область — работают люди, слабо представляющие федеральное законодательство.

Заявление финансового
директора Центра процессинга
и биллинга Орловской области А. А. Аракелова изучал
Р. Л. Исламгазин.

самые читаемые за месяц