Красная строка № 11 (406) от 7 апреля 2017 года

Вход в аптеку через поликлинику

Прошел месяц с тех пор, как вступили в силу Правила надлежащей аптечной практики. Так называются новые нормативные требования, которые специальным приказом утвердило для аптек Министерство здравоохранения.

Специалисты, давно работающие в отрасли, комментируют происходящее как попытку государства упорядочить торговлю лекарственными средствами и даже в какой то степени «зачистить» фармацевтический рынок: аптек стало слишком много. Приказом Минздрава, например, возвращена в практику такая советская норма, как фармацевтическое консультирование. Теперь для аптекарей компетентная беседа с покупателем-пациентом — не жест доброй воли, а обязанность. Не осилишь — лишишься лицензии.

Аптекари говорят, что теперь их деятельность формализуется. Например, даже процесс адаптации молодого специалиста должен быть отражен в соответствующих документах, оформления которых до 1 марта никто от предприятий розничной продажи лекарственных средств не требовал. Как вести прием товара, как действовать в случае обнаружения недоброкачественных или фальсифицированных лекарств — все теперь регламентировано Правилами надлежащей аптечной практики. Не сможешь соответствовать — рискуешь потерять само право заниматься фармацевтической деятельностью. Есть и стимулирующая к самодисциплине сладкая морковка: если то или иное предприятие в ходе проверок сумеет подтвердить свою репутацию сознательного участника процесса, для таких аптек периодичность проверок существенно сократится. Для не внушающих доверия остается одно — быть все время начеку и ждать контрольных закупок в любой момент.

Собственно, речь идет не столько о новых правилах, сколько об укреплении дисциплины исполнения того, что уже давно определено как правила. Продажа лекарств по рецепту врача, например. И до марта 2017 года в некоторых аптеках нельзя было купить лекарства без документа с печатью лечащего врача. Но можно было найти аптеку, где вам «пошли бы навстречу». Теперь за такую «услугу» полагается штраф — примерно в сто тысяч рублей (для юридических лиц).

Цель преследуется благая — повышение качества лекарственной помощи. И строго говоря, конечно, в цивилизованной стране нельзя допускать, чтобы люди занимались самолечением. Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Специалисты осторожно намекают: а как же быть со «священной коровой» рыночных отношений — с прибылью? В рынке без нее никуда, а ужесточение контроля за соблюдением правил розничной торговли неминуемо влечет за собой осложнения в процессе зарабатывания денег. Эти бы правила — да при государственной поддержке аптек, хотя бы некоторых, зарекомендовавших себя за последние годы с лучшей стороны! Вот о чем осторожно вздыхают опытные фармацевты.

На практике же все остается по-старому: аптеки зависят от того, сколько сами заработают, а этот заработок, в свою очередь — от того, сколько людей придет в аптеку за лекарствами. А поток этих людей теперь, после введения Правил надлежащей аптечной торговли неизбежно будет запружен. И это палка о двух концах — в числе пострадавших оказываются и сами клиенты аптечной сети.

В трудном положении, например, оказались больные, страдающие хроническим недугами. Астматики, гипертоники, люди с болезнями суставов, или, например, те, кто нуждается в лекарствах, нормализующих количество холестерина в крови. Они привыкли заходить в аптеку по мере истощения необходимых препаратов в домашнем холодильнике. Теперь ситуация резко изменилась. Аптекарям придется послать таких страждущих в поликлинику за соответствующим рецептом, оформленном на специальном бланке. Запись на бумажке — пусть даже с подписью врача — теперь силы не имеет.

Легко можно представить себе, с чем столкнется такой не принятый аптекой пациент. Хорошо если ему повезет, и в поликлинике он тут же, выйдя из аптеки, получит талон к нужному врачу. А если нет? Опыт показывает, что сегодня система записи на прием в наших поликлиниках крайне несовершенна. Путь к врачу-специалисту (а перечисленным выше категориям больных для выписки рецепта нужен именно такой врач) — путь к такому специалисту весьма тернист. Сначала нужно попасть к терапевту. И только потом — к «своему доктору». Не секрет, что в районных поликлиниках бывает, что того или иного специалиста просто нет — то ли по причине нехватки кадров как таковых, то ли просто потому, что денег на зарплату не хватает при нынешней системе финансирования медицинских учреждений.

Есть и другая сторона проблемы: ведь многие теперь обращаются за медицинской помощью в платные центры, где за каждое беспокойство врача нужно платить не меньше 600—700 рублей.

Введение Правил надлежащей аптечной практики произошло, как это частенько у нас бывает, автономно, независимо от давно назревшей реформы системы приема в медучреждениях по месту жительства. Правая рука не знает, что делает левая. Увы, большинство реформ у нас проходит именно так.

Кстати, это еще одна особенность нынешней практики лекарственной торговли. В советское время, говорят специалисты, существовал специальный рамочный список лекарств, отпускаемых без рецепта. Но в постсоветской России его отменили. Зато появилось огромное, совсем не рамочное количество наименований лекарств, которые по своим именно лекарственным свойствам являются аналогами. И изготовители получили право помечать на упаковках: «Отпускается по рецепту врача». Так что теперь именно эта пометка является ориентиром для фармацевтов — требовать от покупателя рецепт или нет.

В трудный путь через поликлинику теперь придется идти за обезболивающими препаратами. Даже «Найз» и его отечественный аналог «Нимесулид», которые принимают при заболеваниях суставов, придется покупать по рецепту. Навскидку специалис­ты могут утверждать лишь, что безрецептурными, так сказать, в свободной продаже остались только препараты ибупрофена — типа «Миг» или «Нурофен». В остальных случаях нужно разбираться конкретно.

Для страдающих хроническими заболеваниями рецепт может быть действителен год. И эту бумажку уже нельзя забывать, когда идешь в аптеку. Но проблема в том, что теперь тысячи людей вынуждены будут обращаться к врачам за подтверждением диагноза, чего до сих пор им не приходилось делать. А готова ли к этому сеть наших медучреждений?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц