Красная строка № 7 (358) от 26 февраля 2016 года

ВИП: «Вери импортент пенсионерз»

Мало кто знает, но история с отменой «депутатских» доплат к пенсиям в последние дни получила неожиданное продолжение. Почти полтора десятка бывших «народных избранников» обратились к губернатору Орловской области В. Потомскому и пожаловались на проявленную к ним несправедливость.

«Уважаемый Вадим Владимирович! — говорится в их письме. — К вам обращаются ушедшие на пенсию заслуженные врачи, учителя, руководители предприятий и организаций Орловщины, орденоносцы, ветераны труда, объединенные одним званием — экс-депутаты Орловского областного Совета.

Нам всем — за 70, некоторым — за 80 лет. Пятнадцать-двадцать лет назад мы были всенародно избраны депутатами облсовета. Работали не за деньги — за совесть и желание хоть как-то улучшить жизнь наших избирателей. В те времена не было так называемых «депутатских миллионов» из бюджета, не было сумасшедших зарплат ни в одной из отраслей экономики, и каждый запрос, каждый наказ мы выполняли за счет личного авторитета, времени, а порой и собственного здоровья. Это была настоящая ОБЩЕСТВЕННАЯ работа, нагрузка, которую на нас возложило государство и люди, которые видели в нас защитников их интересов. И когда по достижении пенсионного возраста к нашим трудовым пенсиям, которые, к слову сказать, несмотря на все высокие звания, профессиональные знаки отличия и большой стаж работы, составляют от 14 до 18 тысяч рублей в месяц, стали доплачивать по 10—15 тысяч, мы расценили это как признание значимости того труда, который мы вложили в свое время.

Но мы, оказывается, ошибались. Принятый в конце января облсоветом Закон, лишивший нас этой доплаты, фактически обвинил нас в безнравственности и алчности.

Очень неловко в нашем возрасте и в нашем положении о чем-то просить. И все же мы решили к вам обратиться. Если стране, которой мы отдали свои лучшие годы, сегодня так плохо, что ее могут спасти «доплаты», которые мы получали, — мы готовы сами от них отказаться, нас приучили жертвовать личным во имя общего. Однако к нам никто не обратился с этим вопросом, нас никто не собрал, не объяснил, не попросил. Более того, у нас есть подозрение, что нами осознанно прикрываются, желая сохранить привилегии тех чиновников и работников аппарата, которые работали не на общественных началах, а на зарплате. На высокой зарплате, которая позволяет получать доплату к пенсии не в 8 тысяч, а в 80, 90 тысяч. Почему мы так думаем? Да потому, что именно этих людей, получающих из бюджета Орловской области «пенсию» в несколько сотен тысяч рублей, Закон облсовета не касается. Но в таком случае возникает вопрос: что на самом деле кроется за принятием этого документа? Как же быть с тем же принципом социальной справедливости?

Просим вас как высшее долж­ностное лицо в регионе лично разобраться в этой некрасивой истории».
В числе «подписантов» — заслуженные врачи РФ В. Воробьёв и А. Поляков, заслуженные учителя РФ Г. Григорьянц и Р. Базанова, бывшая председатель колхоза «Победа» Кромского района В. Енина и заслуженный работник пищевой индустрии Н. Никоненко и ряд других известных в области людей.

Пока что никакой заметной реакции из «Серого дома» на их обращение не последовало. И это, кстати, нас совершенно не удивляет. Если к эмоциональным доводам первой части этого письма можно относиться по-разному, то вот когда речь заходит о привилегиях высокооплачиваемых чиновников, работавших не на общественных началах, а на зарплате, — на наш взгляд, к этому аспекту проблемы стоит присмотреться внимательнее.

17 февраля 2016 года темы слегка коснулась «Российская газета» (федеральный выпуск). В публикации под броским заголовком «Пенсии сократили на 60000 рублей», в частности, сообщается, что прокуратура Орловской области «направила в облсовет народных депутатов представление с требованием отменить преференции: с 1997 года депутатам положена прибавка к пенсии в 75 процентов от среднемесячного денежного содержания. Если учесть, что годовой заработок спикера составляет около трех миллионов рублей, вице-спикера — 2,3 миллиона, председателя комитета — 1,7 миллиона рублей, суммы получаются немаленькие.

Но прокуратура оспорила не суммы, а то, что право на дополнительную пенсию имеют все депутаты независимо от того, работали они в парламенте на постоянной основе или нет. Разница принципиальна: по трудовому законодательству пенсия исчисляется из официального заработка. Если депутат получает зарплату не в парламенте, а в другой организации, то пенсия за счет региональной казны ему не положена. Такова позиция надзорного ведомства. А в областном законе единственным ограничением был срок полномочий: депутат получал прибавку после трех лет «службы». Некоторые годами не приходили на заседания, но закон «прогулы» не учитывал. В этом году на пенсии для парламентариев заложили 110,6 миллиона.

Сейчас в региональное законодательство внесены поправки, ограничивающие преференции, как того требует новая редакция Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». По ним право на прибавку к пенсии имеет только народный избранник, проработавший на постоянной основе в парламенте не менее трех лет и достигший пенсионного возраста или потерявший трудоспособность в период исполнения депутатских полномочий. Такая же норма появилась в областном законе. Но она касается только будущих ВИП-пенсионеров, нынешние остались при своих — закон обратной силы не имеет». (Конец цитаты).

Если «Российская газета» правильно понимает ситуацию, то получается, что бывшие депутаты, обратившиеся к губернатору, вопрос подняли справедливо? По крайней мере, в том смысле, что работающее на постоянной основе облсоветовское начальство — председатель, его заместители, председатели комитетов и их замы — мало того, что в течение всего депутатского срока получают за свою, прямо скажем, не самую пыльную работу очень и очень приличные зарплаты. Так еще и потом, выходя на пенсию, эти люди имеют право на 75-процентную надбавку от своего среднемесячного денежного содержания. В то время как обычные, рядовые депутаты и свои обязанности исполняют на формально общественных началах, и доплату к пенсии теряют.

На самом деле, конечно, так называемые рядовые депутаты в подавляющем своём большинстве — люди тоже достаточно обеспеченные. Простым работягам от сохи доступ в их ряды практически закрыт. К тому же, повседневная деятельность «народных избранников» не совсем уж бесплатна — сейчас каждый ежемесячно получает что-то около 30 тысяч рублей на «обеспечение» этой самой деятельности.

И всё-таки резон в их обращении, как нам кажется, есть. Судите сами. Как указано на сайте Орловского облсовета, его председатель Л. Музалевский в 2014 году получил около 8 млн. 400 тыс. рублей. Его первый заместитель М. Вдовин — 3 млн. 400 тыс. «с хвостиком». Заместитель председателя Совета Н. Потапов — без малого 2 млн. 400 тыс. рублей. Согласитесь, неплохие доходы, пусть даже эти суммы не полностью состоят лишь из депутатского жалования, а включают и еще какие-нибудь поступления. Отсюда — и надбавки к пенсии в 150—200 тысяч рублей в месяц у депутатской «верхушки». А если еще прибавить сюда доплаты как бывшим членам Совета Федерации, депутатам Госдумы, Почетным гражданам Орловской области, то таким «вери импортент» персонам и перепадает по триста тысяч в месяц «на круг».

Справедливо ли это? На наш взгляд, несправедливо — ни исходя из статуса, ни из заслуг, ни из достоинств конкретно взятых личностей.

Но на самом-то деле жирные привилегии депутатской «верхушки» — это лишь часть проблемы, только одна её сторона. Аналогичными и даже большими льготами пользуются губернатор и вип-чиновники областного правительства. Соответ­ствующими областными законами для таких людей предусмотрены не только надбавки к пенсиям, но и жильё за бюджетные деньги, и лечение, и транспорт.

Так, например, бывший губернатор и председатель правительства Орловской области А. Козлов и сегодня благополучно получает эти немалые средства из нищего регионального бюджета. Какую пользу он принёс Орловщине за пять лет своего губернаторства — большой вопрос, но вот содержать его и его семью орловцы теперь обязаны до самого, извините, ухода благодетеля в мир иной.

А пенсия Е. Строева, по некоторым данным, доходит до 500 тыс. рублей в месяц.
«Простым» членам областного правительства причитается, конечно, поменьше, но все равно среднему жителю области такие доходы даже в самых смелых мечтах и не грезились.

Вся эта система льгот и привилегий высшего областного чиновничества тщательно оберегается от посторонних глаз и всяческих поползновений. Ради этого, собственного говоря, и уничтожался социализм в СССР, да и сам Советский Союз. Зато теперь эти люди катаются как сыр в масле.

Вот почему мы и думаем, что обращение экс-депутатов к губернатору В. Потомскому не во­зымеет никакого действия. В противном случае ему пришлось бы начать с самого себя и своего ближайшего окружения — Бударина там, Соколова, Ремиги, Утешева, Ступина и так далее.

Интересно, что орловское отделение ОНФ буквально на днях по итогам своего «Форума действий» направило губернатору предложения по наиболее значимым для населения региона вопросам. Так вот для сокращения расходов областного бюджета активисты Народного фронта как раз и предложили отменить дополнительные социальные гарантии для губернатора, членов правительства Орловской области и депутатов Орловского областного Совета народных депутатов.

А если бы Вадим Владимирович как член ЦК КПРФ хотел восстановить справедливость, то ему надо было бы начать с того, что установить себе и членам своего правительства жалование, исходя из средней зарплаты по региону. Например, из уважения к должности, — десять средних зарплат. Если таковая составляет сегодня на Орловщине 16 тысяч рублей, то и губернатор получает, соответственно, 160 тысяч, и не более. И по нисходящей — для других чиновников и депутатов. Плюс — отказаться от всевозможных премий, доплат, дополнительных пенсий, льготного обеспечения жильем, «элитных» загранкомандировок… То-то был бы хороший пример патриотического самоограничения для всей страны, переживающей сейчас далеко не самые тучные времена. Хотя, конечно, вопрос состоит в том, с кем себя сравнивать…

И ещё одно, последнее и, может быть, наивное замечание: мы вот, в «Красной строке», искренне, по-христиански, не понимаем, зачем человеку пенсия в двести-триста тысяч рублей? Ну что он, ест и пьёт в три горла, что ли, в свои 70—80 лет? О душе пора думать, ведь с собой на тот свет ничего не унесёшь!

Неужели такие очевидные истины и на самом деле напрочь заслоняются жаждой денег? Беда, если так…

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц