Владимир Блинов: «Изменяя среду, я изменяю и человека»

Владимир Николаевич БлиновМы сидим в уютной мастерской — творческой студии и вот уже час ведем неторопливую беседу, а я все никак не могу отделаться от мысли, что меня разыгрывают. 60 лет? Моему собеседнику — 60? Вот этому энергичному мужчине с непокорными вихрами волос и молодыми голубовато-серыми глазами, который с упоением, часами может рассказывать о своем любимом деле?..

Вы спросите, кто же он? Знакомьтесь — Владимир Николаевич Блинов. Впрочем, в творческих кругах его имя широко известно. Он художник-оформитель, дизайнер по интерьеру. Член Союза дизайнеров РФ, член Международной ассоциации изобразительных искусств при ЮНЕСКО, главный художник города Орла с 1998 по 2000 год.

Интерьеры и экспозиции во многих литературных музеях — Бунина, Лескова, Грановского, Тургенева — все это его рук дело. Литературная экспозиция «Флигель изгнанника» в Спасском-Лутовинове, дом писателей-орловцев, музей-мастерская «Орловское полесье» в селе Ильинское Хотынецкого района, музей-диорама «Орловская наступательная операция»… Этот список можно продолжать и продолжать.

Особая гордость дизайнера — парижский кабинет И. А. Бунина в доме-музее писателя, воссозданный по черно-белой фотографии. Эта работа получила заслуженное признание специалистов музейного дела.

А кто из орловцев не видел музей истории орловского театра, находящийся на втором этаже ОГАТ им. Тургенева? Уникальный по своей камерности «Театр Каменского», удачно совмещающий в себе музейное и театральное начала, — еще одна работа В. Н. Блинова.

Работа по созданию музейного пространства имеет свою специфику. Воссоздать дух эпохи, «оживить» музейные экспонаты всего лишь посредством организации выставочного пространства — нелегкая задача. Здесь важны не столько дизайнерские изыски, сколько умение чувствовать пространство, так, чтобы каждый посетитель мог понять, что здесь каждая вещь на своем месте. «В музее содержание определяет форму, — поясняет Владимир Николаевич. — Работа дизайнера в музее — это оформление уже имеющейся научно-экспозиционной концепции. Например, образ музея в Спасском-Лутовинове — светлый, классический. Как тургеневская проза. Кроме того, когда Тургенев жил в Спасском, он думал о Париже, о Полине Виардо. А во Франции тосковал по родине. Я попытался выразить эту раздвоенность. А вот музей Лескова — полная противоположность. Это яркие, насыщенные тона, разнообразие форм. Что-то полуславянское-полувосточное…».

Для дизайнера важно не замкнуться в узких рамках выбранной специализации. Поэтому помимо музейного дела Блинов активно занимается еще и дизайном иных интерьеров. Например, представительство Орловской области в Москве было оформлено по его эскизам. Футуристическое кафе-мороженое «Сатурн» на бульваре Победы — полутемный, в холодной сине-серебристой гамме, навеянный музыкой «Pink Floid». Это были стильные, выполненные на хорошем европейском уровне дизайна интерьеры. Но, к сожалению, дизайнерские творения — не самая долговечная вещь. «Сатурн» уступил место мебельному магазину. Новые условия рынка, новые хозяева с новыми вкусами… «Обидно, когда перестают существовать результаты твоей работы, — признается Владимир Николаевич. — Парижское кафе, где бывал Пикассо, с расписанными стенами и привинченным к потолку табуретом, существует уже лет семьдесят. Сначала город создает себе имидж, а потом имидж начинает «создавать» город. В России этого пока не понимают. У нас предпочитали сначала все сломать и начинать заново на новом месте».

Это касается не только дизайнерских проектов. И очень часто разрушение связано далеко не с созиданием. Такова история галереи Блинова «АРТ-дизайн». 18 июня 1991 года появилась студия-лаборатория «АРТ-дизайн». У студии был свой счет в банке, печать, но, самое главное, независимость. Не хватало только одного — собственного салона, открытие которого упиралось в одну проблему — отсутствие помещения. На бывшей Болховской сдавались в аренду лишь торговые точки. Помогла Блинову Ортрун Барран, доктор психологии Франкфуртского университета, председатель культурного общества «Ателье под крышей» в немецком городе Оффенбах-на-Майне. Это своеобразный клуб, объединяющий художников, меценатов, творческую интеллигенцию. Владимир Николаевич загорелся идеей создания подобного клуба у нас, в Орле. Ортрун Барран в 1990 году привезла в Орел выставку, подарила одну из картин мэру, который пообещал немецкой гостье посодействовать созданию у нас подобной студии. В 1992 году, 17 ноября, в 17 часов на ул. Ленина, 17 прошла презентация, в рамках которой были выставлены 17 проектов хозяина салона, В. Н. Блинова. Здесь же были организованы 13 выставок для профессиональных художников и творческих союзов г. Орла. Среди них — единственная в Орле выставка работ художников-инвалидов. Блинов лелеял мечты и о создании клуба «Меценат», где могли бы общаться представители творческих кругов, где можно было бы выбрать произведения дизайна и прикладного искусства, а также получить квалифицированный совет-консультацию по оформлению интерьера. А предприниматели могли бы выбрать интересующую их программу по культуре, то есть взять на себя финансирование выставки, помочь в постановке спектакля, концерта и т. д. Имя такого мецената было бы у всех на устах. Это ли не продуманный пиар-ход?

Но, как и большинство благих начинаний в области культуры, этот проект был обречен. Вскоре кому-то понадобилось помещение, в котором располагался салон, его отобрали, и студию пришлось закрыть.

Жизнь однако продолжалась. В. Н. Блинов участвовал в многочисленных творческих конкурсах, благодаря чему появились герб Орловской области и выездной знак на территории «Орловского полесья». Совсем недавно он победил в конкурсе на установку стелы «Орел — город воинской славы» в сквере Танкистов. Остается только удивляться его энергичности, обилию идей, творческих планов и, самое главное, сил на их воплощение.

…Легкое поскрипывание карандаша, уверенные пассы над бумагой — и на моих глазах происходит чудо. Чудо рождения новой реальности. С белого листа бумаги на меня смотрит девушка с загадочной полуулыбкой на губах и устремленным вдаль взглядом, чем-то неуловимо напоминающая гриновскую Ассоль — романтичную и немного печальную. Наверное, умение чувствовать внутреннюю суть людей и вещей — одно из качеств настоящего художника.

«Это я так, для разминки, — улыбается Владимир Николаевич, — чтобы не потерять навыков рисования. У художников же как у пианистов: один день не «поиграешь» — заметишь сам, два — заметят ценители, а на третий — заметят все».

Для него не случайно в словосочетании «художник-оформитель» на первом месте стоит «художник». Дизайнерский труд — это соединение двух начал — творческого и технического. Превалирует, естественно, первое. «Живопись — это способ передать свои мысли, эмоции, чувства через художественные образы. Любая картина пишется под влиянием переживаний и несет в себе определенный эмоциональный заряд, — говорит Блинов. — Художник свободен в выражении своих идей. Дизайнер же всегда связан объективными обстоятельствами: пожеланиями заказчика или материально-технической базой».

На стене мастерской висит картина, которую я тут же мысленно окрестила «этюдом в багровых тонах» с лаконичным, но емким названием «Выбор». Рядом — «Разговор» в спокойных, приглушенно-синеватых тонах. А еще несколько стильных черно-белых графических миниатюр в духе символизма или даже модернизма.

С подобными миниатюрами Владимир Николаевич выступил еще в одном амплуа — как художник-иллюстратор. Им были сделаны иллюстрации к одной из книг Владимира Ермакова.

…Чем больше разговариваю с этим человеком, тем больше удивляюсь. В его голове постоянно роятся какие-то планы, идеи, предложения. И, судя по его энергичности и неукротимой жажде деятельности, можно быть уверенным: он сделает все, чтобы осуществить их.

Одна из таких идей — интерьер дома И. А. Бунина в городке Грасс на юге Франции. Этот дом был выкуплен одним из потомков русских эмигрантов — профессором Габриелем Симоновым, который является председателем ассоциации «Друзья Бунина». Блинов нашел способ связаться с ним и возникла совместная идея: безвозмездно оформить интерьер дома, в котором Симонов собирается открыть музей писателя.

Заграничные поездки — это отдельная тема. «Не люблю сидеть на одном месте. А поездки — это не только новые впечатления, но и новые идеи, новые открытия, это бесценный опыт». Именно поэтому неугомонный Блинов — один из организаторов культурных связей между городами-партнерами. В голландском городе Леувардене об Орле напоминает монументальная роспись в культурном центре города, выполненная по ининциативе и участии Блинова совместно с его друзьями-художниками. А в холле магистрата немецкого Оффенбаха-на-Майне находится еще один подарок — картина, выполненная этой же группой непосредственно на глазах жителей немецкого города.

У него была возможность остаться за границей, но…Где родился — там и пригодился. Так, без всяких пафосных слов о патриотизме и любви к родине, он просто делает свое дело — творит.

«Я верю, что, изменяя среду, я изменяю и человека, хоть немного, но в лучшую сторону. В этом, наверное, цель моей жизни».

На мой взгляд, самое подходящее определение для В. Н. Блинова — деятельный романтик. Потому что он не устает мечтать и воплощать в жизнь эти мечты.

Юлия Мухина,
студентка 3-го курса отделения журналистики ОГУ.

самые читаемые за месяц