Красная строка № 19 (325) от 29 мая 2015 года

Владимир Слатинов: «Все, что остается орловскому обкому КПРФ — договариваться»

Накануне мы опубликовали рейтинг популярности ведущих политических сил в регионе — партий «Единая Россия» и КПРФ. Казалось бы, последняя с приходом в область губернатора-коммуниста Вадима Потомского объективно должна была усилить свои позиции. Однако, как свидетельствуют результаты исследования специалистов Орловского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС), КПРФ взяла курс на падение. Причем падение довольно кардинальное. Практически во всех районах области партия едва ли набрала больше 20% голосов потенциального электората. Вместе с тем, позиции «Единой России» в регионе еще больше укрепились. О том, почему орловские единороссы обязаны Владимиру Путину и как Вадим Потомский поставил местных коммунистов в безвыходное положение, корреспондент ИА «Орловские новости» поговорил с доктором политических наук Владимиром Слатиновым.

— Владимир Борисович, первое впечатление от рейтинга?

— Честно говоря, не ожидал, что КПРФ просядет настолько. В последние годы, как все мы знаем, считалось, что Орловская область — красная, коммунистическая, а здесь мы видим, что среднее значение КПРФ по региону приближается к уровню среднего значения поддержки партии по стране. Конечно, чуть выше, но тенденция однозначно на убывание. И это чрезвычайно опасная для местных коммунистов тенденция.

— С чем связан столь высокий уровень поддержки у единороссов?

— У меня не возникает никаких сомнений, что это так же связано с федеральным трендом. Во-первых, «Единая Россия» в Орловской области, скажем прямо, не обладает яркими харизматическими лидерами. Кроме того, партия не может похвастать какими-либо серьезными достижениями — хотя бы потому, что регион возглавляет не выдвиженец «Единой России». Единственное, что на местном уровне может влиять на рейтинг «ЕР», так это районное различие. Я имею в виду успешных глав муниципальных районов, которые ассоциируют себя с «Единой Россией», — они добавляют ей голосов. Но, повторюсь, на областном уровне у партии нет ни статуса партии власти, ни ярких фигур, способных добавить очков и авторитета. Поэтому настоящий, успешный, рейтинг — это, по сути, отражение света успешного рейтинга президента и патриотического подъема в стране в целом.

Если у вас популярный президент, если верховная власть пользуется авторитетом, то какая-то частичка попадает и на партию власти, в том числе в регионах. В сознании значительной части населения «Единая Россия» так или иначе считается партией при президенте, его опорой. В этом смысле огромный рейтинг Путина «светит» и на рейтинг этой партии.

Что же касается непосред­ственно регионального отделения, то его рейтинг заметно выше его реальных достижений и нынешнего потенциала ее лидеров. И за это (высокий показатель) орловские единороссы должны сказать спасибо президенту и тому всплеску патриотизма, который сегодня отмечается в стране.

— С коммунистами ситуация иная. Изначально, когда стало известно, что губернатором области станет член ЦК КПРФ, многие полагали, что Орловщина будет чем-то вроде основного политического плацдарма партии. Некоторые шутили, что будем строить коммунизм в отдельно взятом регионе. В чем же дело?

— На самом деле все очень понятно и столь же грустно. Причина падения популярности, как ни странно, — сам фактор Потомского. Заключается он в следующем.

Дело в том, что в представлении значительной части протестно настроенного по отношению к власти электората коммунисты несут ответственность за выдвижение Потомского. Соответственно, КПРФ несет политическую и моральную ответственность за своего выдвиженца. При этом получилось так, что, выдвинув Потомского, и в этом парадокс, местные коммунисты не играют ключевой роли при формировании его политики. Губернатор, будучи представителем федеральной номенклатуры КПРФ, будучи человеком, навязанным местным коммунистам, которого они приняли в силу партийной дисциплины, — реализует, с одной стороны, коалиционную политику (сформировав свою команду из представителей различных политических сил и, прежде всего, его личных представителей из Ленинградской области, а также единороссов, коммунистов и ЛДПР). Но при этом роль самих местных коммунистов здесь совсем невелика. С другой, политика эта абсолютно технократична. Она идеологически не окрашена, направлена на максимизацию влияния команды Потомского и на реализацию ее замыслов. Вот этот парадокс.

То есть если раньше недовольные политикой Строева или Козлова люди знали, за кого голосовать, и поддерживали КПРФ, так как она была в оппозиции в регионе и реально мощной силой, то сегодня те, кто не доволен властью, не находят тех, вокруг кого им консолидироваться. Ведь КПРФ выдвинула эту власть! Из-за этого значительная часть поддержки из оппозиционно настроенного электората уходит от коммунистов. При этом, что самое печальное, серьезного влияния на политику губернатора, повторюсь, КПРФ не оказывает. В этом смысле орловские коммунисты только потеряли, и ничего не приобрели. Потомский внешне их, но на самом деле абсолютно независимый политик, со своей командой и почти не связан с местными коммунистами.

Более того, напомню, что его политика по многим позициям и вовсе противоречит официальной позиции КПРФ. Классический пример — реформа местного самоуправления. Во всей стране коммунисты голосуют против отмены выборности мэров и глав муниципальных образований, а г-н Потомский отменяет их тотально на территории всей области, на всех уровнях. Он вообще сформировал централистскую систему, в которой у орловских коммунистов не то что контрольного, у них даже блокирующего пакета полномочий нет. Между тем ответственность за решения Потомского — есть, и КПРФ вынуждена ее нести на своих плечах. Сейчас обкому партии не позавидуешь. Отвернуться от Потомского им не позволяет партийная дисциплина, влиять на него они практически не в силах, но продолжать нести ответственность за его политику им придется. И поэтому протестно настроенные граждане от них отвернулись. Отсюда, собственно, и такой результат в рейтинге.

— Впереди выборы. Что же теперь будет — радикальное отступление?

— На мой взгляд, КПРФ, напротив, теперь будет впадать в еще большую зависимость от Потомского. Популярность падает. И им сейчас фактически придется пользоваться административным ресурсом. Если раньше они действительно боролись, воспринимались как реальная и сильная оппозиция и Строеву, и Козлову, получали места и мандаты на всех уровнях, то сегодня, по мере проседания их рейтинга и ввиду того, что с этим ничего нельзя сделать, им придется договариваться.

Сильный обком КПРФ мог бы бросить вызов, как он делал это при Строеве и Козлове, а сегодня он этого сделать не может. Орловским коммунистам придется оставаться в команде Потомского, довольствоваться тем местом, которое им отведено. Им придется договариваться, в общем-то, о режиме административного благоприятствования. И парадокс здесь заключается в том, что губернатор-коммунист фактически топит КПРФ.

Беседовал Денис Волин.
«Орловские новости».
25 мая 2015 г.

самые читаемые за месяц