Красная строка № 13 (408) от 21 апреля 2017 года

Власть на холостом ходу

Есть законы, читая которые, сразу понимаешь, что работать они не будут.

Автомобиль, газующий на холостом ходу, — прообраз нашей областной власти, кипуче имитирующей деятельность. Внешне все прекрасно — и машина, и водитель на месте, и двигатель гудит достаточно убедительно. Устанешь смотреть на эту комедь и крикнешь в окошко: «Передачу включите, олухи!».

Не включают. Почему? А в этом есть простой, но сакральный чиновничий смысл. Тронешься с места — неизвестно куда уедешь и где окажешься. Так зачем вообще ехать? Безопаснее оставаться в теплом, проветриваемом боксе и, никуда не собираясь, регулярно жать ножкой на педаль акселератора. Прохожие на улице даже шаг будут ускорять, пораженные такой активностью.

Историю одной такой «поездки» мы сейчас и рассмотрим.

Речь идет о региональном Законе «Об общественной палате Орловской области», принятие которого продиктовано федеральным законом соответствующей направленности.

На Орловщине была — в просторечии — «общественная палатка». Она и продолжает быть, лишь слегка видоизменив название с общественной палаты на общественный союз, которым бессменно управляет непотопляемая водительница истинных и лучших орловских общественников Н. Лыгина.

Но федеральный закон требует не самодеятельности ассоциирующихся членов, а жестко регламентированных процедур. Новая палата Орловской области трехчленна по происхождению и состоит из тридцати активистов, попадающих в палату через три разных входа.

В первый входят по списку, одобренному губернатором В. Потомским; во второй пропускают депутаты Орловского областного Совета; третий собственными же руками выстраивают члены палаты, прошедшие сквозь два первых входа, путем демократического голосования отбирая последнюю общественную десятку.
А теперь давайте сверим уставные задачи этой непростой палаты с ее потенцией, то есть общественно-личностно-политическими возможностями ее членов.

В статье 1 областного Закона сказано, что задачей Общественной палаты Орловской области являются «защита прав и свобод граждан», а также среди прочего — «контроль за деятельностью территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной государственной власти Орловской области, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций» и даже «иных организаций, осуществляющих…отдельные публичные полномочия на территории Орловской области».

Ну и кто поверит, что «контро­леры», на треть рожденные губернатором, на треть — областным Советом, а на треть — вылепленные опосредованно все той же властью, будут контролировать своих заботливых родителей и их многочисленную родню?

Что, в палате хунвейбины собрались или красные кхмеры? Нет, это всё наши, орловские, в большинстве своем — бюджетники, уже пожившие и потерявшие последние романтические иллюзии. Многие из них известны по «лыгинской», как говорят злые люди, «палатке». Попавшие туда, как правило, молчаливы и самоубийственной активностью не страдают. Никто из них не замечен в стремлении плюнуть против ветра, попытке перешибить самодельной плетью обух или побороться, расставив ноги, с дубом.

Так кто кого будет контролировать? Это дружная и благочестивая семья, где время от времени случаются скандалы только при дележе подарков, коих на всех активистов в нашем гражданском обществе традиционно не хватает.

В такие минуты в палате кипят нешуточные страсти. Но чтобы бороться за чьи-то гражданские права и свободы, контролировать, страшно сказать, власть?! Нет, таким экстремизмом в палатке заниматься не принято. А не то санитары быстро наденут смирительную рубашку на буйного, на год лишив его сладкого.

Кстати, публика в палату по всем трем ходам уже прошла. Машина на нейтральной передаче начала газовать.
Показательной в этом смысле оказалась процедура утверждения трети членов на сессии облсовета.

Кандидат поднимался, депутаты на него смотрели (или не смотрели вовсе) и не задав ни единого вопроса, совали карточки для голосования в щель! Вопрос — зачем претендентов вообще на сессию звали? Депутаты, что, по внешнему виду определяли, годится человек для работы в палате или нет? Предупредили бы тогда об этом всех кандидатов загодя. Женщины бы принарядились, напудрились, мужчины приняли бы мужественную позу — хоть как-то попытались бы воздействовать.

Нет, машина, работающая на холостом ходу, не любит неожиданных поворотов, она их просто исключает. Когда все известно заранее — этот (или эта) проходит, этот (или эта) нет — какой смысл рассусоливать? Претенденты случайно или намеренно могут наговорить лишнего и тем испортить отлаженный процесс демократии. Лучше их вообще лишить речи. Встал-сел-карточку в щель! Мудро. В нашей палатке под названием Орловская область любая неожиданность должна быть предусмотрена. На сайте «лыгинского» союза — там вообще есть должность «дежурный по палате»… Если какой-то гражданин с утра чем-то недоволен, его всегда встретит дежурный врач и чем-нибудь успокоит.

Словом, всё в ажуре — власть назначила нужных ей «контро­леров» — добрых, покладистых и неопасных, в какой-то степени даже перепуганных. «Контролеры» тоже счастливы — они и спеть, и станцевать, и проголосовать как надо — всё умеют! Кто-то может даже выступить с речью, но на строго заданную тему и в определенном для этого месте!

Впрочем, есть в списке и настоящие борцы!

Николай Максимович Кутузов! Кто его не знает? Николай Георгиевич Меркулов (главный профсоюзный вождь, если кто не слыхал) — ни одно нарушение прав трудящихся не обходится на Орловщине без того, чтобы на пути этого беспредела не встала мощная областная федерация профсоюзов, ведомая членом Общественной палаты Н. Г. Меркуловым. Александра Васильевна Семенова (как человек поет!). Михаил Михайлович Потуроев… Что, и его не знаете? Казак! Не на коне, конечно. Куда в областную администрацию, где Михаил Михайлович работает, с конем? Глупо это — с конем по администрации. Хотя, на те деньги, которые орловское «казачество» каждый год получает на свое развитие из областного бюджета, можно было в «Сером доме» уже и конюшню построить. Только свистни — казак уже в седле, даже переодеваться не нужно.
Союз женщин, общество потребителей… Как все это знакомо по палате Н. Лыгиной!

Ба, а вот и новые лица! Да какие симпатичные! Член Общественной палаты Орловской области от организации «Армянский культурно-просветительский центр» Пайцар Сосовна Даниелян…

Я с уважением отношусь к Месропу Маштоцу и искренне полагаю, что драматичным накалом своей поэзии Григор Нарекаци в чем-то предвосхитил великого Шекспира, однако в том, что Пайцар Сосовна защитит мои гражданские права и будет бдительно контролировать деятельность органов исполнительной власти Орловской области, я почему-то не уверен.

У проголосовавших за этого члена Общественной палаты, в кулуарах поинтересовались мотивами, двигавшими карточками народных избранников. Чем за время нахождения в Орловской области Пайцар Сосовна себя проявила? Самые отзывчивые и искренние отвечали: «Ну, вы же понимаете…». И показывали пальцем в потолок.

Конечно. Мы понимаем и даже сочувствуем.

Не стоит дальше идти по списку членов новой Общественной палаты Орловской области, это ничего не даст. Поговорим лучше, вспомнив машину на холостом ходу, вот о чем.

В любой гипотетически возможной области может появиться приблатнённый губернатор и какой-нибудь главный псевдоархитектор. Но только там, где «общественные структуры» формируются холуями, у этой публики оказываются развязаны руки.

И даже десять «новых» палат в этой ситуации ничего не изменят.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц