Красная строка № 43 (394) от 16 декабря 2016 года

Внебюджетный фонд «Красный эндшпиль»

Потомскинские мытари

Путь к состоятельности бывает разный. Кто-то годами копит, кто-то стремится заработать, кто-то ворует. Новая областная власть, которая рулит уже почти три года, зарабатывать, судя по экономической ситуации в регионе, не может — отсюда низкие доходы, налоги и кредиты, понуждающие и без того нищий регион жить в долг. Копить эти люди не привыкли — ограничивать в чем-либо себя, любимых, они не хотят — раздутый управленческий аппарат и семь зампредседателей облсовета чего стоят! Остается… Нет, воровство — это прямая уголовщина. Должны же быть схемы похитрей! Думали, видать, потомскинские мытари, думали, как поиметь чужие денежки, и кого-то озарило: а не создать ли нам фонд?! Ну, чтоб все, у кого еще есть денежки, туда их отдавали. Типа пожертвование на решение всяческих проблем. Конечно, не «Голодающим детям Поволжья», не «Все — для фронта, все — для Победы!», а что-то типа «Будь добр к власти!».

Впрочем, фонд этот пока без названия — так что простор для выдумки есть. Если соединить с эмблемой в виде гордого орла, может получиться даже некий бренд заезжей команды. Но пока его обозначили как «внебюджетный фонд развития системы инженерной и социальной инфраструктуры, благоустройства и экологии».

500 рублей с метра

Ни положения о фонде, ни структуры, ни системы контроля пока нет. Только умысел. Тьфу ты, — замысел: собрать со всех как можно больше денег и тратить их на всякую всячину. Почему бы, кстати, не собрать денег на строительство пешеходного моста через Оку? Мост в планах? Да. Деньги в бюджете есть? Мало. Так почему бы не пустить шапку по кругу физических и юридических лиц? Впрочем, объектов может быть много, поэтому поговорим о самом фонде.

Первыми, кому предложили почетную миссию «скинуться», — были орловские застройщики.

— Собрали нас в кабинете начальника Департамента строительства, топливно-энергетического комплекса, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и дорожного хозяйства Орловской области Константина Павлова. Он и говорит: экономическая ситуация в области сложная, поэтому создается фонд. С вас — по 500 рублей с квадратного метра с каждого сданного в эксплуатацию дома, — рассказывает один из строителей, попросивший не называть его имени. — То есть, получается, от 4 млн. рублей с каждого многоквартирного дома. Непонятно на что. Мы даже растерялись поначалу. Такого откровенного вымогательства еще не бывало.

Опять же: как часто придется сдавать деньги? Раз в месяц? В квартал? В год? С дома? Непорядочек. Даже в Древнем мире были четкие принципы грабежа: к примеру, захватчикам на разграбление давалось от двух часов до трех дней. Александр Македонский разрешал своим воинам брать чужого добра столько, сколько они могли унести на себе. Нарушил правило — уже считался мародером. А тут что? Как будут фиксироваться «взносы»? Членские билеты выдадут?

Застройщики у нас — народ тертый, битый, но корректный — про то, что «социально ответственное предложение» смахивает на рэкет, говорить не стали, о практике Македонского промолчали. Но экономический ликбез провели — не удержались.
Напомним некоторые вещи и мы.

Удивительное — рядом

О том, что ситуация в орловской строительной отрасли катастрофическая, наша газета писала не раз. Объемы ввода жилья в эксплуатацию падают с каждым годом, и это — не только последствие экономического кризиса в стране — в других регионах строители только прибавляют темп. Это последствие, прежде всего, неразумной региональной политики.

Началось все с отнятия полномочий у города в сфере градостроительной политики, продолжилось сомнительными требованиями главного архитектора и его команды и затягиванием сроков выдачи разрешений на строительство. А тут программа 450-летия закончилась вместе с федеральными деньгами на строительство школ, детских садов и проч. Да плюс экономические проблемы в стране. И вот уже дома перестали расти, как грибы, — застройщики сворачивают деятельность, лишь достраивая начатое; заказы на стройматериалы уменьшились в разы — и заводы по их производству теперь на грани банкротства; ведущие проектные организации загружены лишь на половину и в долгах, как в шелках, а налоговые поступления уменьшаются прямо на глазах. При этом никто не думает, что построить дом — это вам не помидор или курицу вырастить. Здесь срок исчисляется 2,5—3 годами. Так что упущенное и разваленное восстанавливать придется долго. Что неизменно приведет к дефициту кадров, жилья, росту цен. У каждого застройщика — свои причины, но факт остается фактом: АИЖК с уставным капиталом в полмиллиарда рублей фактически приказало долго жить, «Модуль М» стоит, «Юнистрой» стоит, «Орелстрой», «Жилстрой–Инвест», «Инжилком» и др. сокращают объемы работ.

Говорят, Павлов, выслушавший застройщиков, очень удивился. Настолько, что даже пришел к выводу о необходимости организовать первое за 2,5 года правления нынешней областной власти совещание со строителями по «наиболее острым вопросам, накопившимся у строительных организаций региона». Так что не было бы счастья, да несчастье помогло.

«И закуску к водке тоже дайте!»

Тем не менее, идею о 500 рублях с метра Павлов не оставил. Достаточно сказать, что уже прошло три (!) совещания с застройщиками, на которых талдычат одно и тоже — дай! А поскольку начальника департамента поддерживают и замначальника управления строительства Емец, и начальник управления госпрограмм и капвложений Департамента экономического развития Карпов, и начальник управления градостроительства Кириенков, и даже управление по государственному и строительному надзору, — считаем своим долгом рассказать нашим читателям о том, чем грозит инициатива чиновников всем, кто хочет купить новое жилье, и тем, кто этого делать пока не хочет.

Сразу скажем: застройщиков-капиталистов нам не жалко — денег у них наверняка на всю оставшуюся жизнь хватит, даже если они вообще больше не построят ни одного квадратного метра. Но…

Идею чиновников нельзя поддерживать, потому что есть Федеральный закон № 214, который категорически запрещает использовать деньги дольщиков на иные цели, кроме строительства конкретного дома. И прокуратура за этим строго следит и наказывает застройщиков, если те рискнут распорядиться чужими деньгами «налево» — хоть даже и на строительство симпатичного нам моста через Оку.

Есть, конечно, другой вариант — платить «дань» с прибыли. Но, в таком случае, зачем работать, если заработанное придется отдать? Возьмем «Орелстрой». Он ежегодно вводит порядка 100 тыс. кв. метров жилья. Умножаем на 500 — получаем 50 млн. рублей, которые они должны отдать дяде Павлову. Это помимо налогов, зарплаты работникам, коих пока, слава Богу, несколько тысяч. Даже если предположить, что акционеры «Орелстроя» захотят за здорово живешь подарить свою прибыль, а не вложить ее в новое строительство, очевидно, что в следующих домах цена квадратного метра возрастет, как минимум, на 500 рублей, и заплатит в «фонд» фактически не акционер, а дольщик. При этом, на минуточку: 95% орловских дольщиков покупают новое жилье за счет кредитов.

Во-вторых… В принципе, благотворительный фонд — дело хорошее. И богатые должны делиться с бедными, помогать последним. Правда, в данном случае мешает маленькая деталь: деньги хотят собрать не на спасение малообеспеченных и не на лечение больных (больная голова чиновника — не в счет, это все же не медицинская патология). Но даже если на это закрыть глаза и считать, что ключевые задачи областного правительства — забота об экологии, инженерной инфраструктуре и т. д. — должны выполняться за счет строителей, время выбрано не совсем подходящее. С 1 января будущего года вступает в действие поправка к 214-ФЗ, согласно которой все застройщики будут обязаны довести свой уставный капитал до суммы, равной 4% от стоимости возводимых объектов. Делается это для того, чтобы была некая более-менее ощутимая страховая сумма (не как сейчас — 10 тысяч рублей) на случай, если застройщик не выполняет своих обязательств перед дольщиками. Сдаешь один дом в год — уставный капитал должен быть не меньше 4 млн., строишь 60 домов, как «Орелстрой», к примеру, — находи почти 250 млн. То есть фактически вся оставшаяся после обязательных выплат прибыль в следующем году у застройщиков пойдет на исполнение данного требования закона. Насколько нам известно, далеко не все они имеют такой резерв. Это с одной стороны. С другой — те, кто все же найдут такие деньги, со временем однозначно перераспределят их на дольщиков — эксперты предрекают только с учетом этой позиции увеличение стоимости жилья на 20%.

— Мы не против того, чтобы помогать власти. Но поверьте: реально не то время и не те суммы, — качает головой наш собеседник.

Но, похоже, областное правительство не верит. И ничего не понимает. Иначе чем объяснить тот факт, что на совещание по поводу создания «фонда» пригласили и АИЖК — то самое АИЖК, которое в предбанкротном состоянии, заморозило все стройки, а его 200 дольщиков уже считают себя обманутыми и обратились за помощью в приемную Д. А. Медведева. С них тоже по 500 рублей с квадратного метра?!

«Кто на цемзавод?» — «Я!»

Помните анекдотичную сценку в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»?

«— Граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы… Кто хочет поработать?
— Я!
— Подождите. На сегодня наряды… Песчаный карьер — два человека.
— Я!
— Да подождите вы!
— Огласите весь список, пожалуйста.
— Значит так, цементный завод…
— Я!
— Погрузка угля.
— Я!
— Уборка конюшен.
— Я!
— Кроме того…
— Я!
— Да подождите, гражданин! Для вас — персональный наряд, на пятнадцать суток».

Сценка вспомнилась не случайно. Дело в том, что некоторые застройщики, как оказалось, готовы хоть куда. Их не смутили ни расплывчатые формулировки целей и задач странного фонда, ни значительные суммы. В «передовиках» оказались изготовитель нашумевшей лавочки в стиле «а-ля Третий рейх» Юрий Волков, жаждущий установить многоэтажного монстра в низкоэтажной Посадской, где, по чистой случайности, уже горят старые домишки; и г-н Величкин — хозяин компании «Стройсервис», мечтающий построить многоэтажку, прихватив территорию школы № 38. Чиновники, ставя их в пример, предупредили остальных: давить ни на кого не будем. Но довели мысль, в принципе, понятную — вот Величкин готов платить, и мы поначалу не давали ему разрешения на строительство, а теперь вот дали…

На этом фоне как-то невпопад смотрится заявление общественной организации «Мы — дети Родины» в Генпрокуратуру и антикоррупционный комитет Госдумы по поводу возможного наличия коррупционной составляющей в истории выделения школьной территории под застройку и смешным выглядит поручение В. Потомского организовать проверку отчуждения участка школы № 38 и строительства на этом месте многоэтажки. Похоже, в областном правительстве правая рука совсем не знает, что делает левая. Или Павлов и Ко действуют на свой страх и риск? Тогда ситуация еще интереснее.

…Надо сказать, что застройщики, поначалу растерянные от напора власти, к третьему совещанию освоились. Настолько, что кто-то самый смелый спросил: «А почему, собственно, деньги в фонд должны сдавать только мы?». Говорят, Павлов поначалу оторопел, а потом обрадовался. «Это идея!», — сказали застройщикам. Так что теперь, возможно, к фонду потянут торговый и прочий люд. Так что держитесь, орловцы, скоро они придут к вам! Проектов мостов через Оку и даже вдоль нее у заезжих спецов, судя по всему, немало.
Четвертое по счету совещание о создании фонда решено провести в начале второго квартала 2017 года…

Семен Макарский.

От редакции. Действительно, любопытно. Однако мы категорически не разделяем иронию автора по поводу пешеходного моста через Оку в районе спасательной станции. Идея упростить пешеходам попадание из Советского района в Железнодорожный и обратно существует давно и даже закреплена в Генплане города. Спор идет разве что об инженерном решении и эстетике. Другое дело, что метод реализации идеи ( если деньги фондом будут собираться и на мост) — это, безусловно, «ноу-хау» администрации Вадима Владимировича Потомского. В этом смысле Семен Макарский лишь намечает широкие горизонты, открывающиеся как перед потенциальными донорами «фонда», так и перед его реципиентами.

Разовьем эту тему. Известно, что деловые отношения в современной России определяются древней, проверенной формулой «Не подмажешь — не поедешь». Актуален этот принцип не только, скажем, в транспорте, но, что удивительно, вообще в мире чиновничества, которое, тем не менее, проводит большую часть своей жизни сидя, практически без движения.

Раньше принцип «смазывания» был сопряжен с риском, опасностью быть уловленным правоохранительными органами, могущими оказаться как со стороны доноров, так и со стороны уже названных реципиентов финансов — этой крови экономики, как еще называют бабло в телевизионных передачах.

С созданием «фонда», о котором так интересно, в подробностях рассказал наш автор, задача для обеих сторон значительно упрощается. Можно сказать, что проблема исчезла вовсе.

Раньше нужно было хитрить и таиться. Теперь делать этого не надо. К чему смешная игра в шпионов? После появления «фонда» достаточно взять необходимую сумму, прийти в кабинет к чиновнику и, совершенно никого не опасаясь, протянуть тому деньги и громко, но многозначительно, к примеру, произнести: «На мост»!

Чиновник — человек умный и, понятное дело, благородный — не станет давать дарителю, с пониманием относящемуся к финансовым проблемам власти, расписку в получении денег. Умные и благородные люди расписок вообще никому не дают. А умный и благородный донор, в свою очередь, не станет эту расписку с умного и благородного реципиента требовать, поскольку не уступает тому ни в уме, ни, понятное дело, в благородстве.

Таким образом, обе стороны к взаимному удовлетворению решат свои проблемы (первый — с получением разрешения на что-либо, второй тривиально — с финансами), а у завистников и фискалов не окажется ни малейшего повода для придирок. Сказано же — «на мост»!

Семен Макарский, как нам кажется, даже не сознает, какую важную тему он поднял. Ведь городу нужен не только мост.

Можно, конечно, пустить патрули по городу.

— Деньги есть?
— Есть немного…
— На мост! И не только.

Но это отдает «эксами» и уголовщиной, для третьей литературной столицы подобная метода — моветон. Фонд — совсем другое дело! Хотя название, конечно, примитивное. Что за «внебюджетный фонд развития системы инженерной и социальной инфраструктуры, благоустройства и экологии»? Людей со вкусом эта унылая терминология оскорбляет. Почему не назваться — отвлеченно, зато ярко, с отсылом к классическим образцам креативности — «Клубом четырех коней», например? Или — еще ярче и зазывней — «Красным эндшпилем»?

Впрочем, «Союз меча и орала», думаем, тоже подойдет.

самые читаемые за месяц