Красная строка № 17 (453) от 29 июня 2018 года

Водку разбавляют минералкой

Спиртзавод «Орловская крепость» может возобновить производство — и не только алкоголя

Как стало известно „Ъ“, выкупивший с банкротных торгов спиртзавод «Орловская крепость» московский индивидуальный предприниматель и адвокат Олег Губинский рассчитывает возобновить работу предприятия в первом квартале 2019 года. Покупатель уже восстановил водоснабжение на заводе и собирается получить новую лицензию на выпуск спиртного. Чтобы загрузить существующие мощности в 3 млн. дал в год, на части оборудования планируется выпускать безалкогольную продукцию. «Орловская крепость» может стать единственным действующим спиртзаводом в регионе. Эксперты считают проект неактуальным из-за изменившейся конъюнктуры рынка.

О сроках перезапуска «Орловской крепости» „Ъ“ рассказал сам Олег Губинский, купивший имущественный комплекс обанкротившегося спиртзавода в августе 2017 года. «Готовимся запустить завод к 2019 году, крайний срок — первый квартал 2019-го», — сказал господин Губинский. Он уточнил, что намерен сохранить первоначальную мощность предприятия по выпуску напитков на оставшемся оборудовании (весь завод, от зданий до автомобилей, был продан единым лотом). По собственным данным предприятия, «Орловская крепость» способна выпускать до 3,087 млн. дал водки и «ликеров» в год. При этом годовая мощность цеха розлива готовой продукции составляет до 3,951 млн. дал в год. На складе может одновременно храниться 40 тыс. дал напитков.

Лицензия «Орловской крепости» на производство спиртного истекла летом 2014 года. Новой лицензии у предприятия пока нет, сообщил господин Губинский, но он намерен получить её к моменту возобновления работы. Также новый собственник намерен перепрофилировать спиртзавод на одновременное производство как крепкого алкоголя, так и безалкогольных напитков. Их соотношение он не раскрывает. Основными вложениями в возобновление работы предприятия господин Губинский считает госпошлины, расходы на получение лицензии и первичные выплаты акцизов: «Каких-то крупных инвестиций не требуется. С момента покупки мы восстановили работу канализации и системы водоснабжения. Теперь самыми большими затратами будут лицензирование и акцизы».

Производитель спиртного должен лицензировать в Росалкогольрегулировании выпуск каждого вида продукции — как самого пищевого этилового спирта, так и отдельно водки. Без учёта оплаты работы посредников или юристов госпошлина при получении лицензии на алкоголь составляет 9,5 млн. руб. Столько же нужно заплатить за лицензию на водку. Если надзорное ведомство откажет в выдаче лицензии, госпошлина компании не возвращается.

Имущество «Орловской крепости» в селе Волково Мценского района Орловской области Олег Губинский как ИП выкупил в середине августа прошлого года за 119,25 млн. руб. Начальная цена составляла 198,7 млн. руб., он был единственным участником торгов. Покупатель — адвокат с практикой в Москве и регионах. Он сказал „Ъ“, что участвует в проекте «как частный инвестор». В числе выкупленных активов завода — производственные здания (спиртовой цех, биоцех, цех по производству и розливу ликёро-водочных изделий и другие), два спиртохранилища (117,4 кв. м и 705,9 кв. м), семь складов (общей площадью более 5 тыс. кв. м), корпуса, объекты незавершенного строительства, земельные участки (110 тыс. кв. м), объекты инфраструктуры и 322 единицы движимого имущества, в том числе автомобили. Напомним, процедура банкротства «Орловской крепости» началась в 2014 году. На момент последнего собрания кредиторов в мае нынешнего года в реестре требований «Орловской крепости» было чуть более 270 млн. руб. долга. 85% от этой суммы приходятся на управление ФНС по региону.

Сейчас на территории Орловщины не осталось действующих производителей алкоголя. «Этанол» простаивает с января 2013‑го. В начале 2016 года сообщалось, что остановил производство Орловский винодельческий завод. Спиртзавод «Орловский кристалл» потерял лицензию в начале 2018-го.

Директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз считает запуск нового производства алкоголя «рискованным» при сегодняшней конъюнктуре. «Дело даже не в стоимости лицензирования. Выход новых операторов на рынок в текущих условиях крайне затруднителен. Если в 2016 и 2017 годах рынок легальной водки вырос на 30%, то теперь он сокращается, в том числе по демографическим причинам. Очень сложно новой компании найти для себя долю на нем, чтобы заработать на ней. Ей предстоит жёсткая конкуренция с действующими операторами. Но пускай пробуют, многое зависит и от команды», — добавил господин Дробиз. По его мнению, владельцы завода должны даже на начальном этапе значительно вкладываться в возобновление производства. «Помимо лицензии нужно набрать штат, нужно платить зарплату людям, купить спирт и комплектующие. Авансом нужно купить акцизы — это 105 руб. за бутылку, а также саму тару.

Значительны маркетинговые затраты, серьезные деньги придется платить каждой розничной сети за продажу продукции завода. Начальные затраты должны составить как минимум 50 млн. руб., — рассчитал эксперт. — В этом случае одна бутылка водки может приносить около 15 руб. чистой прибыли. Кроме того, параллельно с погашением первоначальных инвестиций спиртзавод будет постоянно требовать дальнейших вложений. Поэтому перспективы скорой окупаемости кажутся туманными».

«Если заводы по производству алкоголя уходят с молотка за долги, их покупателям необходимо задумываться, почему так происходит. Ситуация на рынке не самая радужная, — говорит директор экспертной группы «Veta» Дмитрий Жарский. — За 2017 год в России без учета контрафакта произведено на 8% больше водки, чем в 2016-м, но продажи за тот же период рухнули на 28%». Впрочем, с учетом того, что «покупатель потратил сравнительно немного за готовый бизнес, у него есть шанс в течение полутора лет отбить вложения», считает господин Жарский. «Вполне здравой в условиях текущей конъюнктуры рынка выглядит мысль о диверсификации производства за счет выпуска безалкогольных напитков — маржинальность этого бизнеса значительно выше, чем у водки», — заметил эксперт.

Сергей Калашников.
«Коммерсантъ» (Воронеж)
№ 111 от 28.06.2018 г.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»