Красная строка № 30 (425) от 13 октября 2017 года

Воры научат нас Родину любить

У орловских художников украли четыре миллиона двести семьдесят тысяч (4 270 000) руб­лей. Не надо сразу думать плохое, обворованные этих денег даже не видели. Президентский грант на данную сумму был выделен формально орловской общественной организации для создания «творческих мастерских полного цикла».

«Полный цикл» означает абсолютную свободу молодых художественных дарований от забот материального порядка — о кистях, красках и прочем. За все платит грант. Талантливым живописцам оставалось только творить, отражая в своих работах, как настойчиво рекомендовалось в условиях предоставления денег, «патриотизм, консервативные ценности, успехи и достижения современной России».

Поскольку Россия до недавнего времени являлась, прежде всего, страной больших криминальных возможностей, мы не удивились тому, что в итоге получилось. Подробно об этой истории было рассказано год назад, 23 сентября 2016 года («КС» № 32 (383)), в материале «Артисты и их улей». Грантовый проект так и назывался — «Арт-улей», но общественная организация «Шаг навстречу», получившая четыре президентских миллиона, впихнула «улей» почему-то во флигель бывшего орловского бронетанкового училища, по мес­ту нахождения которого удивительным образом прописалась. Никто в Орле «танкистов-медоносов» не видел ни до того, ни после.

Короче, ушлая ребятня из Подмосковья, выдающая себя за орловцев, отгребла на высокохудожественные цели четыре с лишним миллиона рублей, и история создания монументальных полотен, пропагандирующих консервативные и патриотические ценности, на этом, не начавшись, закончилась.

Ничего удивительного, но поражала схема. Просто так положить в карман четырехмиллионный грант Президента (!), видимо, не получалось уже и год назад, поэтому требовалась некая изобретательность.

Можно сказать, что аферисты — не будем называть их банальным словом «воры» — в процессе освоения денег художественно обогатились, хоть на миг, опосредованно прикоснувшись к миру искусства. Какой-то плюс в этой истории уже есть. Мир прекрасного этим к себе и притягивает — он заставляет мыслить позитивно.

Именно поэтому мы прождали целый год. Кто знает, может, у пилильщиков — некоего, уже не существующего, грантооператора «Союз ректоров» и номинальных получателей гранта, являющихся, по всей видимости, всего-навсего живой «прачечной», — проснулась совесть, и они вспомнили про патриотизм и консервативные ценности, кое-что подбросив на бедность и настоящим орловцам? Нет, теперь можно сказать, что деньги украли целиком, без остатка.

Гранты требуют сложной бухгалтерской отчетности. Достаточно сказать, что наличные никто не получает, все суммы перечисляются на счет. Проследить движения сумм по этим счетам не составляет для правоохранительных органов никакой трудности. Берешь за хибот «общественную организацию» и трясешь на предмет того, «как вы, друзья эти деньги обналичили?».

Но коль начали мыслить позитивно, так и продолжим. Давайте верить, что неведомый «Союз ректоров» и мальчики из артистической прачечной сами рисуют — патриотично и, как требуют условия художественного гранта, консервативно, то есть — не светясь. Воров, по моему глубокому убеждению, в России может вывести только масштабная реформа, именуемая чисткой — с конфискацией имущества, посадками и прочими позитивными моментами.

Поговорим о другом. Порассуждать, прежде чем перейти собственно к живописи, хотелось бы вот о чем.

Человек, желающий получить представление о каком-то регионе, физически не способен собственноручно все в нем потрогать, своими глазами все осмотреть и своими ногами все обойти, влезая в каждую дырку. Поэтому в такой ситуации принято смотреть документы, отчетность. По этой самой отчетности выходит, что в прошлом году Орловская область получила четыре с лишним миллиона рублей на создание патриотических полотен. Где результаты? Не станешь же объяснять федеральным чиновникам, что художественный грант украли, не выходя из кабинетов, причем не орловских? Кто знает, вдруг эти чиновники в доле? Ничего революционного в таком предположении нет.

А теперь спроецируйте этот случай воровства на всю систему и вы получите приблизительную картину того, что в стране и в каждом отдельном регионе происходит. Но это грустные размышления.
Сегодня — только о высоком, о позитивном.

Орловские художники, хоть их цинично грабят, не сдаются. Давайте уделим им несколько абзацев текста, поскольку больше, увы, уделить им мы ничего не можем.

Орловские художники, в большинстве своем, — это люди, сочетающие в себе крайнюю степень наивности и работоспособность кочегара, наложенную на упрямство миссионера. Поговорите с любым из них, и вы почти наверняка услышите, что живопись преображает человека, делая его «лучше и мягче». Почему? Потому что «культурная составляющая — это основа основ». И если даже очень далекий от совершенства человек немного «культурно-эстетически» развит, в нем когда-нибудь обязательно включатся и нравственные механизмы. То есть такой человек никогда не будет окончательно потерян для общества.

Поэтому орловские мастера кисти приветствуют выставки картин в фойе орловской городской администрации и горсовета. Мало того, что чиновники и депутаты, даже если не хотят, все равно облагораживаются — так они эти картины еще и покупают. Это прекрасно.

В здание областной администрации — попробуй попади, но и там вернисажи. Если орловские художники правы, и, облагороженные искусством, люди пробуждают в себе нравственные механизмы, то скоро в «Сером доме» гул будет стоять от скрежета шестеренок. Если мы и иронизируем, то самую малость.

Пленэры, обещанные получателями украденного гранта, прошли, но не в Орле, и к гранту не имеют никакого отношения. Они были в Курске, Белгороде, в разных местах. Орловские художники участвовали. Зачем их приглашали курские и белгородские власти — устроители пленэров? Очень просто. Живописцы — так принято — оставляют одну-две работы устроителям в качестве благодарности. Так курский губернатор, и белгородский тоже, пополняют свой подарочный фонд. Что может быть лучше презента, нежели талантливое полотно с видами родного края? Разные художники, разные стили — так, в том числе, пополняются и местные художественные галереи. А еще так пропагандируется любовь к малой родине.

Рамзан Кадыров — кто-то не поверит! — зазвал к себе из разных городов России два десятка художников. Выделил им огромный автобус, два джипа, чтобы не было препятствий для путешествия по республике. Живописцы рисуют Чечню. Создается живая, прочувствованная история, помимо того, что и так очевидно, — это будет просто красиво.

То есть чиновники — плохое в данном случае слово — понимают значение искусства, живописи — в особенности. Почему в Орле не совсем так? Почему в грантовой истории с Орлом обошлись как с ковриком для вытирания ног? Почему выставки картин можно увидеть в бюджетном учреждении на Салтыкова-Щедрина, в галерее на Ленинской, в здании городской администрации (!) и больше, в общем-то, нигде? Почему областной Союз художников лишь недавно сумел наскрести средства на то, чтобы залатать на своем здании крышу?

Видимо, мы слишком устали от величия, вызванного проживанием в номерной литературной столице. На внимание к другим проявлениям прекрасного не хватает сил.

Поэтому, увы, не удивительно, когда центральная улица у кинотеатра «Победа» уставлена живописным ширпотребом, от созерцания которого у людей с мало-мальски развитым вкусом опускаются руки.
Вот такие размышления по поводу банальной кражи гранта. Кого сегодня ею удивишь? Но воровать у художников, да еще президентские деньги… Артисты!

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц