Красная строка № 4 (399) от 10 февраля 2017 года

Вот это оплеуха!

7 февраля 2016 года в Орловской области взорвалась очередная информационная бомба: Железнодорожный районный суд г. Орла вынес оправдательный приговор в отношении С. А. Будагова, обвиняемого по ч. 5 ст. 291 УК РФ.

На следующий день пресс-служба суда разослала по редакциям местных СМИ пресс-релиз, в котором, в частности, было сказано (стилистика сохранена):

«Органами предварительного расследования Будагов С. А. обвинялся в том, что он, будучи генеральным директором ЗАО «АПК «Орловская Нива», 11 марта 2016 года передал взятку в размере 5 миллионов рублей лично руководителю Департамента государственного имущества и земельных отношений Орловской области С., действующему в рамках проведения сотрудниками УФСБ России по Орловской области оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент»…

Основными доказательствами, представленными суду стороной обвинения, являются материалы оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент», «наблюдение», показания лица, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии «оперативный эксперимент», допрошенного в качестве свидетеля.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на дачу взятки, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

В результате исследования в судебном следствии доказательств, представленных сторонами обвинения и защиты, суд пришел к выводу, что умысел Будагова С. А. на дачу взятки должностному лицу возник в результате создания искусственных административных барьеров, вы­движения требований, не пре­дусмотренных законом, а также в результате провокационных действий со стороны лица, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии «оперативный эксперимент», то есть создания в целом таких условий, при которых он вынужден передать деньги должностному лицу в целях защиты своих законных интересов и осуществления законных прав.

Суд пришел к выводу, что провокационные действия лица, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии, выразились в искусственном создании им условий для совершения преступления — дачи взятки — путем назначения встреч в нерабочей обстановке (в кафе), высказывания прямых и косвенных намеков в адрес Будагова С. А. на то, что сложившуюся проблему с торговыми павильонами возможно решить только путем их сноса, психологического давления на Будагова С. А, озвучивания суммы взятки, обсуждения этой суммы и ее соразмерности решению проблемы, высказывания в адрес Будагова С. А. доводов о незаконности размещения торговых павильонов изначально, недвусмысленного выражения готовности обсуждать условия дачи взятки.

Иных доказательств, свидетельствующих о том, что умысел у подсудимого Будагова С. А. на дачу взятки должностному лицу был сформирован без вмешательства лица, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии, суду не представлено.

Справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

При этом, по смыслу закона и общепризнанных принципов международного права, общественные интересы в сфере борьбы с коррупцией не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации со стороны правоохранительных органов. Предположение о виновности лица в совершении преступления при отсутствии достоверных доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора.

Приговор в законную силу не вступил, может быть обжалован в апелляционном порядке в течении 10 суток со дня его провозглашения». (Конец цитаты).

* * *
Из всего этого пока что можно сделать один очевидный вывод: и Управление ФСБ, и прокуратура, и руководство области в лице того самого господина С., а именно — руководителя департамента государственного имущества и земельных отношений Орловской области А. А. Синягова, и его непосредственного начальника — губернатора Орловской области В. В. Потомского — получили увесистую и звонкую оплеуху. И это самое малое, что можно сказать.

«Красная строка» еще в марте 2016 года, что называется, по горячим следам высказывала серьёзные сомнения в официальной версии событий (см.: «Почему «сдали» Будагова?», «КС» № 10 (361), 18 марта 2016 года):

«…Орловцы не слишком поверили в непорочный и чистый порыв господина Синягова. Отсюда и возникли домыслы, будто бы фээсбэшники «пасли» вовсе не столько Будагова, сколько самих чиновников. Однако в самый последний момент «что-то пошло не так»: либо произошла «утечка», либо даже само УФСБ конфиденциально проинформировало губернатора о предстоящей операции, а господин Синягов по какому-то удивительному совпадению сей же час письменно доложил тому же Вадиму Владимировичу о предстоящем коррупционном акте. И в результате в камере оказался один Будагов — как говорится, ничего личного, просто свои люди ближе к телу».

Зато теперь идущие не первый месяц разговоры о том, что на Орловщине и между самими правоохранительными структурами, и между ними и верхушкой областной власти существуют серьёзнейшие конфликты, кажется, получили очередное весомое подтверждение. Правоохранители, впрочем, пока от комментариев отказываются.

Но главное — как теперь выглядит сам губернатор и его ближайший сподвижник, возглавляющий один из ведущих департаментов правительства области? Могут ли люди, которые, по версии суда, сознательно устраивают провокацию в отношении крупного предпринимателя, создают искусственные административные барьеры, выдвигают не предусмотренные законом требования и в целом создают такие условия, «при которых он вынужден передать деньги должностному лицу в целях защиты своих законных интересов и осуществления законных прав», — так вот, могут ли такие люди и дальше занимать самые ответственные посты в руководстве регионом? Исходя из решения суда, ответ напрашивается один: нет, не могут.

Предсказывать, что будет дальше, наверное, сегодня не возьмётся никто — слишком много непонятного. Вряд ли А. Синягов может делать какие-либо серьёзные шаги без ведома В. Потомского. Самого Потомского Москва зачем-то продолжает держать в губернаторском кресле, несмотря на все скандалы и провалы. И. Полуэктов, которого в декабре минувшего года все уже дружно списали, вдруг вернулся в кресло прокурора области. Начальника Следственного управления СКР в Орловскую область так и не назначают. Дело по «Орловской Ниве», похоже, залегло к какой-то очень долгий ящик в недрах Управления МВД. А конфликт между орловскими правоохранительными органами уже явно вышел на федеральный уровень (см.: «Повестку прокурору передали центральному следствию», газета «Коммерсантъ» № 16 от 30.01.2017 г.). И во что весь этот кавардак выльется — один Бог, наверное, знает.

На таком, и без того отнюдь не безоблачном, фоне испортить отношения с председателем областного суда со стороны губернатора было большой глупостью. Вспомните хотя бы «наезд» А. Караулова на Ф. Телегина в «Моменте истины», когда тележурналист сделал «толстый» намек на коррупцию в Орловском облсуде, предположив, что выпустить С. Будагова под залог можно было только за немалую мзду. И эти рассуждения сопровождались кадрами оперативной видеосъёмки как раз тех самых встреч А. Синягова с С. Будаговым, которые теперь признаны провокационными. Странно было бы, если бы председатель облсуда не увязал тогда этот «залп из крупного калибра» с губернатором В. Потомским, об особых отношениях которого с А. Карауловым известно всему Орлу. На инаугурацию ведь случайных людей не приглашают, верно?

И вот теперь, когда до выборов президента России остаётся практически год и «большая» администрация начинает зачищать проблемные регионы, ситуация на Орловщине не только не устаканивается, а, наоборот, вылезает таким шилом из общероссийского мешка, что поневоле приходится ожидать кадровых решений.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей