Красная строка № 8 (444) от 23 марта 2018 года

Врачей оптимизируем, олигархов вскармливаем?

Вот и свершилось четвертое избрание Владимира Путина на президентский пост. Эйфория по этому поводу в день выборов царила на государственных телеканалах до глубокой ночи. Только мне как гражданину хотелось бы понять, как президент — гарант Конституции РФ намерен изменить сложившуюся парадоксальную социально-экономическую ситуацию в России?

Что я имею в виду? Например, то обстоятельство, что сегодня, словно в насмешку над конституционным правом социального государства, российские нувориши, составляющие 0,3 процента населения, обладают 88 процентами национальных богатств нашей страны.

Второе. В России все 18 лет путинского правления осуществлялась под самыми благовидными предлогами помощь олигархам за счёт народа, которая давно перешла все разумные границы. Известный экономист-эксперт М. Миронов, например, пишет, что олигарх Олег Дерипаска в 2008 году «влип» в сложное дефолтное финансовое положение, и государственный ВЭБ протянул ему руку помощи, выделив 4,5 млрд. долларов.

В 2016 году наше государство сострадает уже не одному олигарху, а нескольким. Для строительства отелей в Сочи получили кредиты: Владимир Потанин — 70 млрд. рулей, Олег Дерипаска — 30, Виктор Вексельберг — около 15 млрд. рублей. Однако, вложив деньги в сочинские объекты, они, видите ли, не получили нужную им прибыль. И вновь, тот же государственный ВЭБ пошёл им на встречу, снизив для них кредитную процентную ставку с 9 до 2,5%, а срок погашения кредитов увеличил с 5 до 25 лет. По расчётам М. Миронова, такое снижение кредитной ставки равно списанию 64% от общей суммы кредита. То есть трём олигархам просто подарили 74 млрд. рублей. Разве это не абсурд, допущенный государственной властью?

Консалтинговая компания «Knight Frank» опубликовала ежегодный доклад «The Wealth Report», посвященный жизни мировых богачей, — в фокус исследования попали люди с состоянием не менее 5 млн. долларов.
Таких в России насчитали 38120 человек. С состоянием не менее 50 млн. долларов — 2620 россиян. Наконец, с капиталом не менее 500 млн. — 220 человек, а долларовых миллиардеров 102 человека.

Причем число богачей прибывает в РФ рекордными темпами — только за 2017 год их стало больше на 27%, а бедных при этом — на 15%! По этому темпу роста богачей мы находимся на втором месте в мире, немного уступая только Бразилии (28%). Вот какова созданная по воле правящей верхушки экономическая и социальная ситуация в стране.

В то же время в президентском Послании Федеральному Собранию РФ я, к своему удивлению, ни слова не обнаружил о справедливом распределении доходов от природных ресурсов и от созданной в советское время транспортной инфраструктуры. Президент коснулся вопроса изменения налога на имущество физических лиц, который должен быть справедливым и посильным для граждан. Но могу предположить, что при таком составе правительства, какой мы имели до сих пор, вновь выиграют богачи. Вместе с тем, в Послании ни слова не сказано об изменении принципов налога на НДФЛ, когда богачи и очень состоятельные люди уравнены 13% налога с очень бедными людьми. И мне теперь сложно понять, какую мотивацию работающему населению президент страны собирается предложить, чтобы выполнить то громадьё задач, которое он поставил в своем Послании?

И на этом фоне — еще одна системная проблема: развал медицинского обслуживания населения. Опрокинута напрочь забота о главном достоянии страны — здоровье нации. Хотя, словно спохватившись, президент Путин в Послании Федеральному Собранию сказал: «Нам важен и ценен каждый человек, чтобы он чувствовал свою востребованность, прожил долгую и, главное, здоровую жизнь, радовался внукам, правнукам, чтобы дети выросли и стали успешными в сильной, динамичной, успешной стране, которая выходит на новые рубежи развития». Замечательно сказано. Но возникает вопрос: как же глава государства допустил в последние шесть лет своего президентства по существу «оптимизационный» развал здравоохранения в стране?

Если обратиться к Толковому словарю русского языка С. И. Ожегова, то «оптимизировать — это выбрать наилучший из возможных вариантов». А что произошло на самом деле за шесть лет без малого, когда здравоохранением руководила министр В. Скворцова, назначенная В. Путиным 21 мая 2012 г.? Эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЕПР) пишут: «Если власти продолжат нынешними темпами закрывать больницы (353 в год), к 2021 — 2022 гг. их количество достигнет 3 тыс., то есть уровня российской империи в 1913 году».

Темпы разгрома впечатляют. К 1 декабря 2014 года по всей России «оптимизировали» 359 больниц и 76 поликлиник, 26 больниц вообще закрыли, сократили 33757 больничных коек в стационарах, а в 17,5 тысячах населенных пунктов жители лишились вообще медицинской инфраструктуры. В то же время за 2014 год ведомство сократило 90 тыс. специалистов. Из них 19 тыс. человек — врачи клинических специальностей.
При этом российское здравоохранение нуждается в 55 тыс. профессионалов и 88 тыс. медсестер.

Счётная палата РФ подготовила доклад, из которого следует: в 2014 году ситуация ухудшилась — в медучреждениях скончалось на 17,9 тыс. пациентов больше, чем в 2013 г. Больничная смертность в России увеличилась ещё на 2,6% (в Орловской обл. на 9%). Рост смертности наблюдается в 61 регионе.
В результате, по сравнению с передовыми в медицинском отношении странами, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в России выше более чем в 2,5 раза. В 2014 г. она составила 653,7 случаев на 100 тыс. населения при 250—300 случаев в передовых странах (данные министра здравоохранения РФ В. Скворцовой).

В 1990 году на 38,9 млн. человек сельского населения в РСФСР действовали 21500 поликлиник и 12800 больниц; в 2000 году — на 39,5 млн. человек сельского населения — 21300 поликлиник и 10700 больниц; в 2015 году на 37,9 млн. человек сельского населения уже 16500 (76,7%) поликлиник и 5900 (46,1%) больниц.
В Орловской области из 58 больниц, действовавших в 2000 году, на конец 2016 года закрылось 20. Число больничных коек сократилось с 10589 до 6992 (66%), то есть на одну треть. Из 126 поликлинических учреждений в 2000 году осталось 82 поликлиники (65%) — на начало 2017 года. Несмотря на насаждение капиталистических отношений «ельцинско-гайдаровской» властью в лихие 90-е годы, ФАПы в Орловской области, при их бедности, не были разрушены: в 2000-м году насчитывалось 503 таких учреждения. А при руководстве страной правительством Д. Медведева в Орловской области в 2010 году ФАПов осталось 457, в 2012 — 450, а к 2017 году — 436. Вот такая была проявлена «забота» о сельском жителе Орловщины.

Т. Голикова, будучи председателем Счетной палаты, в 2015 году подготовила доклад, в котором говорилось: из 130 тысяч сельских населенных пунктов только в 45 (34,6%) тысячах медицинская помощь доступна хоть в какой-то форме. Из-за этого смертность на селе значительно выше, чем в городе. Средняя смертность по России составила 13,1 человека на 1000 жителей. В Орловской области в 2015 году на 1000 жителей смертность оказалась выше общероссийской на 12,6%, достигнув 16,45 человек. Средняя продолжительность жизни в России — 70,1 года, а в сельской местности — около 66 лет.

Хочу обратить внимание на то, что Народный фронт в 2015 году предложил наложить мораторий на оптимизацию в здравоохранении на три года. Владимир Путин тогда согласился, что проблема существует: «Я слышу от граждан печальные шутки, что закрывают очередное медучреждение на селе, а из лекарств — только чеснок». Но предложение «фронтовиков» глава государства не одобрил. Он сказал, что вместо этого нужно направить реформу в нужное русло, правильно её скорректировать. Результат «нужного русла корректировки», опять же по наблюдениям экспертов ОНФ, в целом таков: люди стали платить за платные услуги в здравоохранении на 13% больше; траты на лекарства выросли на 25%. Даже в государственных медучреждениях расширяется перечень платных услуг.

Президент российского фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов объясняет: в регионах реальные сроки ожидания приёма у врача или диагностики сегодня превышают нормативные в 2—3 раза. Особенно остро проблема стоит на селе, где обеспеченность врачами в 3—4 раза ниже, чем в городе, а смертность выше на 14%.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) медицинские расходы на душу населения в России меньше, чем в Англии, в 12 раз, а по сравнению с Финляндией — в 13 раз, в Германии и Франции они больше российских в 16 раз. Причем все эти страны постоянно увеличивают свои расходы, а Россия с тем же упорством медицинские расходы сокращает, называя это безобразие — «программой оптимизации».
Российская Федерация в хвосте мировых медицинских рейтингов, то есть опустилась на последнюю 55-ю строчку ежегодного рейтинга эффективности систем здравоохранения разных стран, который составляют эксперты агентства «Bloomberg». Приведу данные планировок правительства (табл. 1.).

Минздрав запросил на охрану здоровья детей и матерей на три ближайших года (2017—2019 гг.) 17,5 млрд. рублей, правительство же решило снизить указанную сумму до 6,1 млрд. рублей.
Для сравнения: медицинские расходы на одного человека в США составляют $7439. У нас — $275 или 17420 рублей (в 27 раз меньше!). Зато наше правительство вливает колоссальные деньги в финансовый сектор: за три года (2013—2015 гг.) — 3,3 трлн. рублей. При этом, например, весь годовой бюджет Орловской области составляет чуть более 27 млрд. рублей.

И ещё момент: правительство под руководством Д. Медведева с постоянной регулярностью гасит многомиллиардные долги госкомпаний, члены правления которых «отваливают» себе любимым многомиллионные бонусы и премии. И гарант Конституции РФ почему-то не в силах пресечь это безобразие.

И вот после этого «раздрая» невероятно трудно, на мой взгляд, уразуметь следующую констатацию в Послании Президента России: «За последние годы была проведена оптимизация сети лечебных учреждений. Это делалось для того, чтобы выстроить эффективную систему здравоохранения. Но в ряде случаев, я просто вынужден сегодня об этом сказать, административными преобразованиями явно увлеклись: начали закрывать лечебные заведения в небольших посёлках и на селе. Альтернативы-то никакой не предложили, оставили людей практически без медпомощи, ничего не предлагая взамен». Сами по себе отличные слова! Только сложно воспринять эту сентенцию, ибо В. Путин сам по существу проигнорировал доводы о необходимости приостановить разрушительную оптимизацию здравоохранения.

Остается надеяться, что глава государства учтет и исправит прежние алогизмы своего руководства страной и не позволит впредь разного рода оптимизаторам «увлекаться административными преобразованиями». Дай ему Бог осуществить все, задекларированное в Послании СФ РФ, что наши штатные говоруны на гостелеканалах уже нарекли экономической и социальной программой. А программы, как известно, нужно выполнять.

В. Молоканов,
Заслуженный экономист РФ,
к. э. н., магистр госуправления.

Лента новостей

самые читаемые за месяц