Все, кто ушел, будут рядом с нами

Эдуард Котловский«Кавалергарда век недолог» — крутилась у меня в голове строка из известной песни. Крутилась после разговора с командиром отряда спецназа «Ягуар», состоявшегося по случаю 15-й годовщины со дня рождения данного подразделения. 13 августа 1992 года в Орловском управлении уголовно-исполнительной системы был создан специальный отдел для подавления массовых беспорядков в местах заключения. Первый «короткий разговор» с зеками состоялся в Ливенской колонии строгого режима, где пятеро спецназовцев утихомирили полуторатысячную взбунтовавшуюся толпу. Затем последовало участие в освобождении заложников в аптекоуправлении, и — пошло-поехало.

За 15 быстротечных лет функции отряда расширились, сам он вырос численно, но участников тех, первых, событий в его составе уже нет. «Кавалергарда век недолог…» Постоянно приходит новая смена, с 2000 года руководит отделом (и отрядом) молодой полковник Эдуард Котловский. Два года назад, в репортаже с праздника спецназа, я уже представлял его: в спецназе орловского УФСИНа — с 1997 года, звание подполковника получил досрочно, звание полковника присвоено выше занимаемой должности, четыре раза был участником приема в Кремле лучших командиров спецподразделений. Награжден боевыми медалями и почетными знаками. С ним мы и разговаривали о том, что это за «звери» такие — «ягуары» и как ими становятся.

— Численность нашу указывать не буду, скажу лишь, что людей в моем отделе достаточно, чтобы выполнить поставленные задачи. Все — офицеры, от руководителя до водителя. Из старослужащих с 15-летним стажем остались два водителя. Специфика спецназа такова, что организм быстро изнашивается. Десять лет нашего «активного образа жизни» — и силы начинают иссякать. Кто чувствует, что уже не может поддерживать себя в форме на уровне требований, — уходит на пенсию. За некоторых мы ходатайствовали перед руководством о переводе на вышестоящие должности в другие подразделения. Они в спецназе свою задачу выполнили. На новые места работы они переносят атмосферу отряда, и это всегда идет на пользу делу.

— Что же это за атмосфера?

— Есть такие понятия — сущность и личность. Это для спецназа очень важные понятия. Сущность нашей работы — выполнить общую для отряда задачу и остаться в живых. При этом твои личные переживания, муки, проблемы никому не нужны. Если все будут «личностями», будут чувствовать себя шварценеггерами или высказывать суждения, отряду грош цена.

— Кто не согласен — может уходить?

— Да, но таких еще не было. Более того, желающих работать у нас достаточно много.

— Откуда приходит пополнение? Я слышал о ваших тесных связях с центром «Атлант» и другими спортивными организациями…

— Начнем с того, что мы несколько лет назад сами создали клуб «Спецназ-Юниор», который работает в полную силу. Считаю, что это один из лучших клубов военно-патриотического воспитания. Дети минимум раз в неделю занимаются на нашей базе с оружием. Имеют определенные навыки в огневой подготовке (ежемесячно проводятся стрельбы), занимаются рукопашным боем.

— А зачем вам при всей тяжести службы еще и воспитательная «нагрузка»?

— У меня самого двое детей, обоим по 18 лет, и я как отец могу сказать однозначно: в нынешнее время молодому поколению недостаточно уделяется внимания в плане физического развития, морального, патриотического воспитания. Что бы там ни говорили про советские времена, но там ребенок проходил ступени октябренка — пионера — комсомольца, то есть воздействие на мозги получал сильное. Сейчас у молодых вакуум в головах. От пропасти может спасти только семья, если она нормальная. Но если такой семьи нет? Вот мы и решили выдернуть с улицы столько ребят, сколько сможем, и вести их воспитание именно в патриотическом направлении.

Конечно, при этом мы рассчитываем, что ребята придут работать к нам. Поэтому ведем их до призывного возраста, ходатайствуем перед военкоматом, чтобы парни служили в спецподразделениях, и желательно вместе. Отслужив и получив образование, они придут туда, где им дали путевку в жизнь. Сейчас, например, ведем переговоры с военкомом, чтобы отправить двух наших воспитанников в войска ГРУ, где уже проходит службу бывший член клуба Максим Давиденко.

— Вы сказали «образование». Для спецназа это обязательно?

— Оно обязательно, чтобы получить офицерское звание. Минимум должен быть техникум. Но мы стремимся, чтобы у всех ребят было высшее образование. 80 процентов подразделения его имеют или учатся заочно. Остальным поставлена такая задача.

— Хорошие кадры вы готовите…

— Наш опыт мы распространили по всей российской системе УФСИН. И тут нужно понимать, что мы готовим не просто сотрудников исправительной системы, а защитников Родины. Я был на Кавказе и посмотрел, какие там традиции в этом плане. Мы уступаем им на несколько голов. Там ребенок шести лет уже умеет разбирать-собирать оружие, знает основы борьбы. Четко знает своего врага, в которого нужно стрелять. И это идет у него уже изнутри, по внутреннему убеждению. Такие формы воспитания защитников Родины я хочу развить и у нас.

— Я видел ваших «юниоров» на показательных выступлениях по рукопашному бою, наблюдал и за поединками взрослых борцов на последнем чемпионате Минюста. Впечатляет. Сплошь призовые места, грамоты, кубки. Как вам это удается?

— Спортивная сторона — неотъемлемая часть службы. Конечно, спортивный бой немного отличается от реального, но именно в нем воспитываются характер и сила воли, умение преодолевать скованность и нервозность. Мы очень плотно работаем со спортивными организациями, особенно близкие отношения сложились с «Атлантом». Из него в отряд пришли три человека. Они, кстати, помогают воспитывать ребят в клубе. А в целом у нас семь мастеров спорта и 12 кандидатов по рукопашному бою. Пять лет подряд «Ягуар» занимал призовые места на чемпионатах Минюста, на всероссийских соревнованиях. В этом году наш сотрудник выиграл три «россии», сейчас он готовится на чемпионат мира. Есть кандидат в мастера спорта по дзюдо. Недавно взяли в подразделение чемпиона мира по полиатлону, у нас он является снайпером. То есть практически все бойцы после службы идут на другие тренировки.

— А чем занимаются на службе?

— Подготовкой. Основа основ — это тактико-специальная подготовка. Остальные дисциплины являются прикладными — огневая, физическая, военная топография, медицинская, строевая. Впрочем, к последней, как кадровый офицер, я отношусь неоднозначно. Если солдат марширует красиво, это еще не значит, что он умеет воевать.

— А как часто приходится воевать «Ягуару»?

— Слава Богу, сейчас нечасто приходится выез-жать. С 1999 года раз восемь выезжали на контртеррористические операции в Чеченскую республику, в Дагестан. Два раза были в Кабардино-Балкарии, где террористы попытались устроить государственный переворот с захватом всех силовых учреждений. У них, как известно, ничего не вышло.

А кроме командировок было много операций в Орловской области, когда мы еще входили в состав МВД. Взаимодействовали с другими подразделениями, всего уже и не вспомнишь. В системе же Минюста получается так: отряду ставят задачу, когда кто-то недорабатывает. Если в местах заключения недорабатывают воспитатели, начальники отрядов, оперотдел, отдел безопасности, охрана и т. д., тогда привлекают нас. Например, разыскивать и задерживать беглецов. Если мы работаем мало, значит, весь механизм работает хорошо. Все взаимосвязано.

— Но и наград в такое «спокойное» время дают мало. А для офицера, я полагаю, награды — это показатель его службы.

— У нас в отряде много наград — два ордена Мужества, медали «За отвагу», Суворова, Жукова и т. д. Но награды — это не главное. Самая основная награда для командира — это отсутствие жертв. Задача выполнена, люди не пострадали — это основа основ. У нас за все боевые действия никто не погиб, только было ранено семь человек. Это в основном минно-взрывные травмы, одно проникающее ранение — боец потерял глаз. А вообще для настоящего офицера, если хотите знать, самое желанное поощрение — это наградное личное оружие. (У Котловского, кстати, есть наградной пистолет Макарова. Об этом мне сказали в отряде, и он его ценит, действительно, выше всех своих медалей).

— Эдуард, как собираетесь отметить 15-летие?

— Сейчас время отпусков, поэтому празднование перенесли на сентябрь. Проведем торжественное мероприятие, обязательно пригласим жен. Мы всегда их приглашаем на свои праздники, ведь на них лежит основная нагрузка в семье. Когда мы уезжаем в командировку — они каждую минуту на нервах. Пригласим боевых товарищей, скажем им спасибо. Особенно «Братству краповых беретов», которое возглавляет наш бывший сотрудник. Все, кто ушел, будут в этот день рядом с нами.

Интервью взял Александр Сухнёв.
Фото из архива отряда «Ягуар» и автора.

самые читаемые за месяц