Красная строка № 16 (411) от 26 мая 2017 года

Все мы, когда за компьютером, герои Советского Союза…

— Зачем тебе это надо? — самый распространенный вопрос, который слышат люди, занимающиеся делами, не сулящими личной выгоды.Отвечать на подобные вопросы скучно, поскольку одни все равно не поверят, а другие спрашивают с издёвкой, поскольку ответ сами знают, но идти дорогой благотворительности считают уделом дураков.

Третьи не спрашивают, но им и объяснять ничего не нужно. Таких, к счастью, много, поэтому разорительная идея бывшего десант­ника, а ныне сотрудника Орловского юридического института МВД Павла Сидорова до сих пор жива — бескорыстным, но целеустремленным людям приятно помогать, всё равно они тратят, в первую очередь, своё — время, деньги, здоровье, эмоции. Почему не помочь? И помогают.

Вообще, в жизни много странного. Знал бы паренек с «Микрона», небезосновательно относивший себя к неформальной молодежи, чем займётся в зрелом возрасте, сильно бы удивился. Жил себе Паша, водился с рокерами, «бренчал» даже — по собственной оценке — с легендарным ныне и, увы, покойным Ступой (Константином Ступиным) на гитаре, а через десять дней после 18-летия оказался в военкомате.

— Права есть? — поинтересовался районный комиссар.
— Есть, — гордо ответил рокер.
— В Туле служить хочешь?
— Конечно!

Кто откажется служить едва ли не дома? Так Павел Сидоров «загремел» в ВДВ.

— А попроще ничего нет? — спросил он с перепугу.
— А ты уже призван, — улыбнулся военком.

Два года водителем боевой машины десанта сильно меняют мироощущение. Рокер умер. В ноябре 1994-го солдат срочной службы с уже сложившимися представлениями о воинском долге выводил мирное население из вползающего в войну Грозного. Жизнь оказалась несколько сложнее и опаснее юношеских представлений о ней.

Из армии десантник вернулся (банально, да?) другим человеком.

— Ну? — спросил его дед, в 15 лет ушедший в партизаны, а в 17, после освобождения, вернувшийся домой без ноги. Внук доложил. В беседе отсутствовала пресловутая проблема конфликта поколений. Два солдата не конфликтуют, они делятся наблюдениями.

А второй дед Павла воевал удачливей. Побывавший на финской и вновь призванный в 1941‑м, он умудрился с единственным ранением дойти до Эльбы и поучаствовать в обнимашках с американцами.

В общем, когда рвануло на Украине и боевые отряды майданутой молодежи начали привет­ствовать друг друга на нацистский манер, остепенившийся П. Сидоров решил, что это его дело — воспитать хотя бы несколько человек, которые, увидев «зиг», не дай Бог, где-нибудь в Орле, тут же заставят носителя этого «зига» горько о содеянном пожалеть и никогда больше эту ошибку не повторять. Заставят, разумеется, со знанием дела и, не нарушая законов Российской Федерации.

Павел Сергеевич уже участвовал в патриотическом движении, являясь членом региональной организации ветеранов боевых действий и даже возглавляя отделение этой общественной структуры в Северном районе г. Орла.

Но по-настоящему он «завёлся», побывав на юнармейском слете в Белгородской области в 2014 году в качестве гостя.

— Не знаю, сколько районов в Белгородской области, — рассказывал собеседник, — но каждый из них был представлен отрядом допризывников, одетых в одинаковую форму, экипированных от пяток до макушек и имеющих отличную тактическую, спортивную и строевую подготовку.

П. Сидоров захотел создать хотя бы маленькую копию этого великолепия в Орле. Обошел чиновников, понял, что хозяйство у них сложное, бедное и неповоротливое, после чего решил полагаться, преимущественно, на собственные силы.

В родном Северном районе нашел «базу».

— Директор Орловского техникума агротехнологий и транспорта (бывшее СПТУ-22) Иван Михайлович Митрохин — это реальный патриот, — определяет взявшийся за непростую задачу П. Сидоров.

Три выпускника техникума погибли на Чеченской войне. День рождения и день смерти одного из них — Андрея Трусова — здесь принято отмечать всем техникумом. Своими руками в честь погибших создали музей боевой славы.

По соглашению между своей ветеранской организацией и учебным заведением, предоставившим ему учебный класс и спортзал, Павел начал действовать.

В первый набор, занимающийся два раза в неделю, пошли собственный сын Павла, дочь его боевого товарища и четыре мальчишки-сироты — учащиеся техникума.

Сына Павел экипировал сам, дочь боевого товарища одел в военную униформу ее отец, на мальчишек-сирот пошли сбережения того же П. Сидорова и помощь «спонсоров». Для начала Павел переобулся в старые берцы, а новые отнес на «базу» — уже экономия.

Знакомый предприниматель купил и подарил «отряду» макет автомата Калашникова, это еще около 20 тысяч рублей.

Как-то по телевизору Павел увидел офицера-десантника, дающего журналисту интервью. Времени много прошло, но глаза у говорящего не изменились. Пригляделся — точно, взводный! Теперь, оказывается, зам. командира Тульской дивизии.

На «показухе» (показательных выступлениях) тульских десантников в Орле встретились.

— 1993-й год помните, 1-я рота? Вы у нас взводным были…

В общем, разжился организатор патриотического микродвижения в Орле хорошим запасом ранцев РД-54 и плащ-палатками. Да, списанными, но вполне еще годными.

Каски, фляжки, рация, шевроны и нашивки. И всего пять—шесть «бойцов». Мало? Да как сказать. П. Сидоров, которому «зачем это надо?», ничего за свою инициативу и работу не получает, возится с молодежью бесплатно. Я не понимаю, как практически на одном энтузиазме можно современных юношей и девушек, избалованных чудесами цивилизации, увлечь тактикой и строевым Уставом.

У Павла Сергеевича есть ответ на это сомнение, и я с этим ответом соглашусь. Согласна, оказывается, и молодежь. По крайней мере, некоторая её часть.

— За компьютером ты пребываешь в иллюзии, что все равно победишь. В виртуале все мы — герои Советского Союза! А ты возьми автомат, ощути его тяжесть, попробуй, как он упирается тебе в ребра или еще во что-нибудь на марш-броске…

Реальность сложнее и интерес­нее выдумок. Молодежь, если правильно с ней работать, это оценивает.
Директор центра «Атлант» Виктор Романов дает группе Сидорова тренера для занятий рукопашным боем. И за эту работу никто не будет платить. Зачем им это надо?

Объяснять нет смысла. Кто-то, кто равнодушен к любой идеологии, помимо личного обогащения, — всё равно не поймет. А тот, кто понимает, не нуждается в объяснениях.

Павел Сидоров не повторит того, что увидел в Белгородской области, сил у него не хватит. Но у него правильная идеология.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц