Красная строка № 38 (344) от 6 ноября 2015 года

Выхода нет — идут в «пед»!

Доброкачественное образование.

Судьба орловского технического вуза решена: его больше не будет в числе российских высших учебных заведений. Зато ОГУ, расширенный за счёт студентов и преподавателей соперника-побратима, продолжит свою 80-летнюю историю. В общем, всё закономерно, если исходить из логики последних 25 лет, в течение которых начался и продолжался «парад университетов» на региональном уровне, когда «казаться» стало важнее, чем «быть».

Вместо небольших, но крепких специализированных институтов, которые выпускали инженеров для местной промышленности и педагогов для школ, стали возникать, как мыльные пузыри, университеты. Но как они ни раздувались, всё равно не мог­ли достичь уровня, который традиционно задавали старейшие университеты страны в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже и других крупных городах России.

Но о прежних институтах забыли, а к новым университетским образованиям привыкли. И теперь эти вузы решили «привести в соответствие», разделить на группы, потому что, наконец, и в правительстве поняли, что в современной России университет университету рознь. И бывший педагогический институт или, скажем, Орловский филиал Всесоюзного заочного машиностроительного института, переименованный потом в политехнический, даже преобразовавшись в университеты, все равно отличаются от МГУ, ВГУ и им подобных.
Итак, в стране возникли федеральные университеты, национально-исследовательские университеты и до 2017 года появятся 60 опорных университетов. Вот в эту-то третью категорию и должны вписаться региональные вузы вроде наших «педа» и «машинки». Если не впишутся, то навсегда лишатся места в системе высшего образования страны. Тогда останется только одна возможность — плодить бакалавров. По нынешним меркам это тоже — «высшее образование». Но почему-то ОГУ и Приокский (так теперь называется технический университет) не хотят для себя такой участи. Стало быть, это «высшее» не такое уж и высшее.

Но чтобы попасть в число опорных университетов, два наших вуза должны либо состязаться друг с другом, что, как объяснили им в Министерстве образования, не имеет никаких перспектив, либо объединяться в единый университет и уже соревноваться за вожделенный статус с вузами других регионов.

Но почему бывший ОрёлГТУ присоединяется к ОГУ, а не наоборот? Вот тот вопрос, который волнует теперь многих в стенах старейшего орловского технического вуза. Нынешний ректор Приокского университета (бывшего ОрелГТУ) О. В. Пилипенко, объявляя коллегам и студентам о том, что судьба университета решена, назвала три причины вливания в ОГУ. Первая — Орловский государственный университет предлагает студентам больше специальностей. Вторая причина — он имеет более длинную историю, он старше: педагогический институт в Орле возник раньше на двадцать лет, чем филиал машиностроительного. И теперь это ставится в заслугу ОГУ. Есть и третья причина, которую назвала Пилипенко: «Такова позиция губернатора!» И этот фактор, конечно, стоит двух предыдущих.

Впрочем, если вдуматься, В. В. Потомского вместе с его позицией в данном случае можно воспринимать как лакмусовую бумажку, которая при погружении в уже сложившуюся среду объективно обнаруживает её состояние и качественный состав. Так вот, в том, что товарищу Потомскому показалось правильным присоединить «тех» к «педу», чтобы получилось нечто наукообразное, есть своя логика. Она заключается в том, что за 25 лет из технического инженерного вуза в Орле было создано нечто похожее на ОГУ. Отличие состояло только в технических специальностях, которые ввиду упадка промышленности становились всё более похожими на анахронизм.

А если бы Потомский знал, как «секвестировались» в последние годы программы по основным общеинженерным дисциплинам в старейшем техническом вузе региона и на каком допотопном оборудовании демонстрировались будущим инженерам, например, основы теории машин и механизмов, сопротивления материалов и прочих основополагающих наук, то наш губернатор только укрепился бы в своём мнении: если уж на карту поставлена судьба высшего образования в регионе, то, конечно же, ставку надо делать на три ёмкие буквы — ОГУ. Тем более что этот славный вуз, когда он был ещё просто педагогическим институтом, закончил лидер компартии Российской Федерации Г. А. Зюганов — старший товарищ члена ЦК той же КПРФ, губернатора Орловской области В. В. Потомского.

И вполне простительно нынешнему губернатору Орловщины, что он не знает истории становления в Орле высшего технического образования, которое, возникнув в областном центре лет 60 назад, оттянуло от педагогического вуза лучших абитуриентов. Со временем эта тенденция нашла своё отражение в молодежном афоризме: «Ума нет — иди в «пед».

Об уровне выпускников ОГУ в Орле рассказывают удивительные истории, похожие на анекдоты. Например, ещё недавно студенты престижного во всех отношениях юридического факультета, который располагался в здании бывшей орловской гимназии на площади Маркса, на вопрос: кто это там бронзовый сидит на лавочке на фоне храма? — отвечали: «Карл Маркс!» А на уточняющее: «Почему вы так думаете?» — как истинные юристы рассуждали логически: «Потому что остановка трамвая здесь называется «Площадь Маркса!».

Один из выпускников-географов, проходя тестирование на должность учителя в одной из частных школ г. Орла, не смог ответить на вопрос, кто из русских художников был знаменитым маринистом. А фразу «Шопен в костёле» прочитывал почему-то исключительно с ударением на первый слог, причем в обоих словах, явно демонстрируя, что ни о знаменитом польском композиторе, ни о костёлах он понятия не имеет. И это был один из лучших выпускников ОГУ: его кандидатуру рекомендовал школе деканат факультета. Но какое теперь имеют значение все эти анекдоты!

О. В. Пилипенко утверждает, что новый объединенный университет — это выход на принципиально «иной уровень» высшего образования. Хотя сам по себе факт, что это будет вуз с 18 тысячами студентов, двумя тысячами преподавателей и чуть ли не миллиардным бюджетом, вовсе не говорит о качестве образования. В свое время Е. С. Строев сделал орловский «пед» университетом, несмотря на то, что в нём кафедрами заведовали не доктора, а кандидаты наук. И ничего! Университет живёт, и даже стал основой объединения вузов — по количеству специальностей, а также, как писала не так давно газета «Коммерсант», по числу зданий и сооружений.

Есть и ещё одна причина «присоединения к ОГУ». Это якобы безболезненный для студентов и коллектива преподавателей Приокского университета переход из одного «юридического лица» в другое. В том смысле, что в новом опорном университете они ничего не потеряют: ни зарплату, ни профиль образования, ни время. Сокращение пока грозит якобы только административно-управленческому составу бывшего техуниверситета. Но тогда возникает вопрос: что же изменится в результате реорганизации, кроме укрупнения? И за счёт чего будет достигнут тот заветный «иной уровень» образования, о котором говорит О. В. Пилипенко? Или всё-таки сокращения специалистов и специальностей неизбежны?

Кажется, последние 25 лет должны были убедить всех: высшее образование не может и не должно быть массовым по определению. Опасная тенденция, наметившаяся ещё в советскую эпоху, в постсоветские времена просто достигла своего «апофигея». В университетских (!) аудиториях в Орле оказались те, кто по уровню своих школьных знаний должен был учиться в проф­техучилищах. И добро бы оказались не надолго, скажем, до первой сессии. Но ведь их стали тянуть за уши до получения диплома, чтобы не потерять финансирование из Москвы, из карманов самих студентов, не сокращать преподавателей, не уронить престиж вуза, назвавшегося университетом. Двери высшей школы оказались открытыми для всех, способных заплатить и представить нужные результаты ЕГЭ. В результате высшее образование в регионах, тем более в не выходящей из системного кризиса Орловской области, стало заложницей ситуации: начни сейчас государство по-настоящему оптимизировать систему вузов, и в стране появятся дополнительные тысячи безработных. С другой стороны, возникни сейчас в стране спрос не просто на дипломированных университетских выпускников широкого профиля, а на конкретных учителей, инженеров или, страшно сказать, токарей и фрезеровщиков, что тогда? Сможет ли опорный университет как результат безболезненного слияния двух орловских вузов, обеспечить регион действительно квалифицированными кадрами? И, наконец, что будет, если объединение двух вузов в Орле состоится, а федеральный конкурс на звание «опорного университета» новое образовательное учреждение не выиграет?

Вопросов пока больше, чем ответов. И вряд ли мы получим их раньше следующего лета, когда Приокский университет перестанет существовать как юридическое лицо. Ну, а пока что «опять терзают смутные сомнения», которые не развеивает даже такая проникновенная и, наверное, искренняя фраза О. В. Пилипенко, которую она произнесла на встрече со своим коллективом и студентами: «Мы четко понимаем, что делаем. Это не шаг назад, не уступка!».

Поживем — увидим…

Андрей Грядунов.

DSC_5178

DSC_5183«Фактор губернатора»: В. Потомский уже поздравляет нового ректора объединенного университета…

самые читаемые за месяц