Красная строка № 7 (443) от 16 марта 2018 года

«Я московский пустой бамбук»

Кто этот «матёрый человечище»?

Встреча депутата Госдумы от Орловской области Н. Земцова (знаете такого, слышали про него?) с руководителями орловских профсоюзов, прошедшая в Орле 14 февраля, заставляет задуматься о проблеме, описать которою следует фразой: «Вопиющая деградация власти с использованием региона и его жителей в качестве разменной монеты при принятии негодных управленческих решений». Впрочем, некоторым такие решения могут показаться гениальными, поэтому в данном материале буду высказывать исключительно собственное мнение.

Убежден абсолютно и твердо: почти каждый из профсоюзных лидеров — выступавших, задававших вопросы на этой встрече — был бы лучшим депутатом, чем Н. Земцов. Под хорошим депутатом я понимаю человека опытного, знающего регион и готового отстаивать интересы его жителей.

Что же было на встрече? Я просто опишу начало, оно меня поразило. Затем чувство сильного удивления прошло, и поразительное стало восприниматься как шокирующая норма. Иное просто отсутствовало.
Маленький зал, человек 30 собравшихся, за столом «президиума» Н. Земцов (депутат), руководитель орловской федерации профсоюзов Н. Меркулов (в роли хозяина и принимающей стороны) и зачем-то зам. председателя облсовета М. Вдовин.

Н. Земцов (робко):

— Вы нас должны наполнить теми проблемами и чаяниями, разрешение которых вы хотели бы видеть на федеральном и областном уровне.

Наполнять все были готовы, многие наверняка даже устали от этих бесплодных занятий, поэтому от высокого гостя, по-прежнему экзотичного для орловцев, ждали продолжения.

— В каком формате будем общаться? — столь же робко продолжил представитель края дворянских гнезд в Государственной Думе.

— Так вам вопросы уже передали, — совершенно недипломатично и даже чуть грубовато, но совершенно по делу отреагировала сидевшая в непосредственной близости от гвоздя программы лидер областного профсоюза работников жизнеобеспечения Е. Гладких. Слегка даже удивившись при этом: что, дескать, за дела, мы здесь для чего собрались — «формат» вырабатывать или проблемы решать?

— Мне эти вопросы только вчера передали, — начал извиняться депутат Государственной Думы, давая понять, что конкретики в этот день будет мало.

Орловские профсоюзники — и это было приятной неожиданностью — напоминали разгоряченных бойцов, которые заскочили в штаб, чтобы сверить часы и нанести на пропахшие гарью карты новые задания, а их, бывалых и тертых, знающих цену времени и ошибке, стали угощать пирожными и обносить чаем, призывая не торопиться. Чаепитие — это, конечно, приятно, но за штабными дверями — война.

Ощущение какой-то невнятности длилось недолго. Зам. председателя федерации профсоюзов Ю. Власов (шеф сидел в «президиуме» и изображал радушного хозяина, каковым и являлся), взял быка за рога и делово, как на планерке, стал знакомить Н. Земцова с обстановкой.

Прозвучало:

— в области увеличилось количество малоимущих, получающих зарплату ниже прожиточного минимума, при этом парадоксально (но парадоксально ли?) на той же Орловщине выросло число миллионеров (Н. Земцов и М. Вдовин старательно конспектировали);

— нововведениями в федеральном законодательстве квалифицированные кадры поставлены на один уровень с неквалифицированными, что несправедливо и лишает значительную часть трудящихся мотивации (Н. Земцов с интересом слушал);

— орловские профсоюзы требуют индексировать пенсии работающих пенсионеров и наде­ются в этом на поддержку своего депутата (имеется в виду Н. Земцов). Пенсионеры, продолжал Ю. Власов, в Орловской области вынуждены работать из-за низкого размера пенсий, поэтому экономить на этой статье недопустимо.

Я хуже думал об орловских профсоюзах. Оказалось, что подписные листы с более чем 20 тыс. подписями, поставленными под справедливыми требованиями, федерация профсоюзов, рассчитывая на отклик государства, направила председателю правительства Д. Медведеву, а копии — председателю Госдумы В. Володину, однако ответа ни от первого, ни от второго не получила.

Ю. Власов попросил гостя ра­зузнать судьбу обращения и передал текст на флешке, заодно посоветовав «нашему» представителю теснее общаться в Госдуме с межфракционной группой «Солидарность», где некоторые вопросы, пользуясь неформальной обстановкой, можно решать быстро и продуктивно — быстрее и продуктивнее, чем обычными бюрократическими методами. В заключение Н. Земцова пригласили на митинг 1 мая.

— Митинг-шествие? — профессионально поинтересовался Н. Земцов, как будто это имеет принципиальное значение.

— Просто митинг, — ответил Ю. Власов.

— Нужно погрузиться в вашу проблематику, — глубокомысленно произнес гость, давая пищу для вот какого размышления.

Депутат Государственной Думы от Орловской области, я так полагаю, должен становиться депутатом Государственной Думы, уже будучи, прошу прощения, погруженным в «нашу проблематику». Депутат должен не погружаться в проблемы, он, погруженный, должен их решать. Н. Земцов, я вынес со встречи твердое убеждение, все еще погружается. И, полагаю, еще долго, очень долго будет находиться в этом процессе. И не факт, боюсь, что, даже приложив сверхусилия, сумеет-таки погрузиться. Такое у меня сложилось ощущение.

Судите сами. Н. Земцов конспектировал, поэтому отвечал по пунктам. Но как отвечал! Начал с пенсий:

— Индексировать пенсии…

Депутат Госдумы сделал многозначительную паузу, чтобы, по всей видимости, обозначить угрозу, нависшую, прежде всего, по его мнению, над самой Орловской областью, после чего продолжил:

— Тут нужно консультироваться с областными коллегами (посмотрел на М. Вдовина), поскольку…

Народ не стал ждать продолжения, так как уже все понял и поэтому с мест закричал:

— Да это федеральный бюджет!

— Федеральный? — удивился Н. Земцов.

Не знал. Бывает. Перешел к следующему пункту.

— Обращение я отправлю Дмитрию Анатольевичу Медведеву и Вячеславу Викторовичу Володину.

Снова с мест, с разных сторон:

— Да его уже отправили!

Этот момент меня просто убил. Все же слышали, что отправили. Почему он не слышал?
Дальше — хлеще.

— По поводу межфракционной группы «Солидарность»…

Н. Земцов тонко улыбнулся и начал рассуждать на тему, которая стала понятна с первых слов. Дескать, в его представлении «Солидарность» ассоциируется с Лехом Валенсой… Дальше можно было не продолжать. Депутат Госдумы от Орловской области и не продолжал.
Читались скрытые смыслы, глубокие подтексты. Дескать, всем известно, какой гад и разрушитель этот самый Лех Валенса со своей «Солидарностью». Понятно, западло русскому человеку и государственнику якшаться с межфракционными группами, носящими такие подозрительные названия. Не удивительно поэтому, что русский человек и государственник, орловский депутат Н. Земцов не якшается и, похоже, даже не знает, что такая группа в Госдуме существует. Исходя из отношения к Леху Валенсе это извинительно.

— Так слово «Солидарность» написано на эмблеме ФНПР, — с некоторым изумлением, перебивая крики с мест, сказал просвещенному гостю Ю. Власов, в очередной раз выручая своего шефа, исполняющего роль радушного и всепрощающего хозяина.

— У вас за спиной! — кричали «своему» депутату орловские профсоюзные активисты. — Посмотрите!

Н. Земцов, не скрывая удивления, посмотрел. Действительно, меж знаменами, триколорами за его спиной на стене висел огромный «герб» ФНПР, на котором две белые руки друг дружку жмут, а по ободу выведено: «Единство», «Солидарность», «Сотрудничество». Более того, от себя скажу, что «Солидарность» — это еще и название «центральной профсоюзной газеты». Так она себя позиционирует. И к Леху Валенсе она тоже не имеет никакого отношения.

— Солидарность — хорошее слово, — обрадовал всех Н. Зем­цов. Уровень, на котором предстояло общение, стал предельно понятен. Это простой, не сложный уровень. На этом уровне решение проблем не предусмотрено.

«К вашим рукам
что-то прилипло!»

Н. Земцов стал депутатом Госдумы от Орловской области, попав туда по спискам «Единой России», не имея до того к Орловской области никакого отношения. Москвич, по образованию — кинооператор, славы и признания на этом поприще не снискавший. Занимал в искусстве «руководящие» должности, но в депутаты попал благодаря «Бессмертному полку». Об этой странице биографии «нашего» депутата есть смысл поговорить обстоятельно.

Откроем сайт истинного «Бессмертного полка» — того самого, что родился не в чиновничьих кабинетах, а без преувеличения — в народной толще, в сердцах и умах людей, которыми двигали искренность и патриотизм без кавычек, желание не выдвинуться на выгодном проекте, а порыв, идущий из глубины души. Это несовместимо с корыстным расчетом и должностями. На сайте www.moypolk.ru — официальном сайте движения «Бессмерт­ный полк» Н. Земцову уделено достаточно внимания как единственному человеку, изгнанному из движения за нарушение Устава.

Несколько цитат, чтобы узнать, как депутат Госдумы от Орловской области шел к «общественному признанию».

«Никакого отношения к превращению «Бессмертного полка» в общероссийскую и международную гражданскую инициативу в 2012—2016 годах Николай Земцов не имел. Впервые «Полк» прошел в мае 2012 года в Том­ске, где родилось и общеизвестное сегодня имя народного движения — «Бессмертный полк», собравшее вокруг себя сотни координаторов из разных стран. Назвать гражданскую инициативу томичей именно так предложил один из инициаторов «Полка» Игорь Дмитриев, сотрудник Томской медиа-группы… Инициаторы-томичи, используя для рассказа о гражданской инициативе различные публичные площадки и личные контакты, «из рук в руки» передавали Полк своим коллегам — провинциальным журналистам. А те рассказывали историю своим землякам в разных уголках России и собирали в своих городах первые «Полки». Красноярск, Тула, Урюпинск, Барнаул, Волгоград, Екатеринбург, Нижний Новгород, Благовещенск, Омск, Новосибирск, Киров, Калуга, Луга, Абакан, Чебоксары, Курган, Краснодар, Сочи, Ростов, Днепропетровск, Питер… Так возникло сообщество координаторов «Полка», добровольное содружество равноправных единомышленников.

Идейным и организационным центром растущего движения стал сайт народной летописи www.moypolk.ru.
Уже к маю 2013 года к «Бессмертному полку» присоединились порядка 120 городов и сел трех стран…
Координаторы гражданской инициативы с самого начала ставили цель сделать «Бессмертный Полк» народной традицией, а не построить под его «брендом» «структуру», с начальниками и подчиненными, отчетами и рапортами. Чтобы войти в число координаторов, достаточно было признать Устав, согласившись с тем, что «Бессмертный полк» находится вне политики и коммерции и что на памяти о предках подло и пошло делать карьеру и деньги.

Только один из координаторов «первой волны» нарушил данное слово и Устав, поставив личные амбиции, карьеру, материальные блага, выше общего дела. Это Николай Земцов.
Депутат столичного района Хорошево-Мневники возник на «полковом» горизонте где-то в начале весны 2013 года. Узнал про томскую историю и захотел стать координатором в Москве. Уверял, что разделяет Устав «Полка! От штаба была выписана доверенность на его имя.

…По принципиальным соображениям при регистрации НКО в Устав не была внесена статья о хозяйственной или финансовой деятельности организации. В стране тотального воровства саму возможность красть, прикрываясь именем «Полка», хотели пресечь на корню. Николай же настойчиво просил разрешить ему привлекать «бюджетные ресурсы» для организации «Полка» в Москве. Категорический отказ вызывал растущее раздражение Земцова. Практически сразу по возвращению из Томска Земцов, втайне от остальных координаторов, регистрирует на себя товарный знак «Бессмертного полка».

…Земцов еще гостил в Томске, а его юристы уже готовили базу для кражи имени движения и создания отдельной от народного «Полка» организации «Бессмерт­ный полк — Москва». На базе которого в 2015 году возникла новая структура «Бессмертный полк России».

Между тем, к народному «Бессмертному полку» Николай Земцов с февраля 2014 года не имел никакого отношения. Он был исключен из числа координаторов решением Совета «Полка».

Развитие «Полка», расширение географии, международный характер, который приняла народная инициатива — все эти успехи были заслугой сотен координаторов-добровольцев народного движения, многие из которых сегодня оказались Земцову и его структуре неугодными.

…Изрядно отредактированная версия «Бессмертного полка» сегодня тиражируется федеральными СМИ, которые не вникают в смыслы гражданской инициативы.

..Вместо неформальной народной инициативы «Бессмертный полк» — типичная бюрократическая структура БПР. Содержание которой, можно только догадываться во сколько обходится бюджету… Вот пример всего лишь одной госзакупки под «шапкой» «Бессмертного полка». В 2015 году в Москве под аниматоров с рациями и артистов с «творческими номерами», аэростаты и т. д. было выделено 7 600 000 рублей.

Невольно вспоминается история с брошенными в Москве порт­ретами солдат, которые уж точно не родственники ветеранов сложили под мостом на Васильевском спуске. Своих не бросают. Выданных вместе с рацией — куда вероятнее.

И за это Земцов удостоен соответствующей награды — кресла депутата Государственной Думы, куда он попал по спискам «Единой России» от Орловской области.

…Размах грантодобычи вызвал вопросы даже у сподвижников Земцова. Василий Лановой, народный артист и сопредседатель БПРа, прямо в стенах Госдумы в феврале 2017 года обвинил коллегу, помимо узурпации власти, еще и в финансовой нечистоплотности». (Конец цитаты).

«Московский комсомолец» (февраль 2017 года) о последнем событии — подробней. Заголовок: «Руководство движения «Бессмертный полк» не поделило власть и гранты». Читаем о происшествии.

«…Сопредседатель «Бессмерт­ного полка» народный артист Василий Лановой, обвинил другого сопредседателя — депутата Госдумы Николая Земцова,.. в самовольном распоряжении многомиллионными грантами, выделенными движению из госбюджета…

— В движении, — объявил Василий Лановой, — возникли серьезные структурные проблемы… В Устав внесены изменения, за которые не голосовал съезд! Николай Земцов не сообщает даже сопредседателям о готовящихся мероприятиях, а вместо того активно осваивает государственные гранты — не менее 15 миллионов рублей за 2015 и 2016 годы!».

Это вкратце. По всей видимости, все было просто. В стране, где жуткий капитализм нуждается в идеологическом оправдании, но не находит его, любая общественная «скрепа» обладает, с точки зрения власти, огромной ценностью. И в этом власть безусловно права, однако самодеятельность в таком процессе, с точки зрения той же власти, недопустима. Поэтому настоящий «Бессмертный полк», в качестве идеологии принимающий только подвиг предков, власть не может использовать в широких утилитарных целях, не может подчинить себе — Устав «Полка» не позволяет. Поэтому было создано движение-клон. И руководитель нашелся — исключенный за нарушение Устава Н. Земцов. Идея «Полка» воспринята народом на «ура», а кто там стоял у основания — кто сейчас вспомнит? Не многие и знали. Инициаторы движения славы не искали. Зато изгнанный из движения Н. Земцов теперь — депутат Госдумы от — кто бы сомневался! — Орловской области.

«Шагающие» комиссары

История «орловского» депутатства Н. Земцова (да только ли его, аналогичные практики ныне весьма распространены) напомнила другой, тоже совсем не веселый анекдот-быль, описанный нашей газетой еще в 2016 году («КС» № 32 (383) от 23 сентября 2016 года) в материале под заголовком «Артисты и их улей».

Речь в нем шла о великом благе, свалившемся на орловских художников — они получили президентский грант в 4 с лишним миллиона рублей исключительно на художественные цели, на творческие мастерские для молодых живописцев-патриотов. На отпущенные средства молодые дарования должны были просто творить, радуя современников. Проект так и назывался — «Арт-улей», а получателем немыслимых сумм значилась некая некоммерческая, прописанная в Орле организация «Шаг навстречу».

И мы, шаг за шагом, пошли по следу. Оказалось, что никто в Орле, включая осчастливленных художников, шагающих грантополучателей не знает. Деньги успешно получили и, надо полагать, столь же успешно потратили господа, не имеющие ни к холсту, ни к кистям, ни даже к Орловской области никакого отношения, а именно — бывшие комиссары движения «Наши» («нашисты» — в просторечии). Именно на них «Шаг» и был зарегистрирован. Причем не где-нибудь, а на ул. Сурена Шаумяна в Орле, в музее бывшего бронетанкового училища, где сегодня зарегистрировано много разных контор и обществ.

Мы думали — начнется расследование. Не журналистское, а уже уголовное. Четыре с лишним миллиона рублей через Орел, как через прачечную, отмыли и тихо освоили. Так и должно быть? В ответ — тишина. Мы подождали ровно год — сколько было отпущено на реализацию проекта. Вдруг в последний день у грантополучателей проснутся остатки совести? Не проснулись, проектом такое пробуждение не предусмотрено. «Умылись» все — правоохранители, местные и областные власти, регулярно получающая от этих властей гранты так называемая «общественность».

Эту историю я вспомнил потому, что Н. Земцов, по моему глубочайшему убеждению, будет биться в Госдуме за интересы Орловщины с таким же энтузиазмом, с каким исчезнувшие комиссары заботились на той же территории о развитии изящного. То есть никак. Чьи-то интересы можно отстаивать, когда за тобой стоят те, кого ты защищаешь. Кто стоит за Н. Земцовым? С кем он в Госдуме будет воевать? Начнет — задвинут так же, как и выдвинули. А в Орле только плечами пожмут. Если честно — велика ли потеря?

Не надо
о святом всуе…

Игры в народное представительство с людьми, которые ничего не решают и никого, по сути, не представляют, — уже в печёнках. Нужно было послушать, как пытались что-то донести до «высокого гостя» профсоюзные лидеры. Образование, медицина, экономика, куда ни кинь — клин. Во время этих монологов-исповедей был момент, когда о Н. Земцове даже забыли. Спорили между собой и о своем, благо тут же, в зале оказался М. Вдовин, а он не преминет вступиться за депутатскую честь. В данном случае — за свою. На этом уровне — тоже сплошные анекдоты. Вроде, привыкли уже, а все равно дико.

Е. Гладких поднимает очень серьезную тему — проблемы ЖКХ в контексте государственной политики, создавшей эти самые проблемы. Тезисно: государство кинуло ЖКХ, управляющие компании в рынок, обязав эту сферу существовать по рыночным правилам, но одновременно директивно запретив повышать тарифы, обоснованно опасаясь массовых протестов, поскольку народ беден. Это может привести…

Тут М. Вдовин, которому слова никто не давал и встреча с которым не анонсировалась, колко и одновременно мудро заметил:

— Вы за повышение тарифов?

Да разве об этом речь? Е. Гладких смогла только удивиться «вот такому уровню управления, существующему в областном Совете». Удивляться не надо. Надо было объяснить на пальцах. Например, если хлебный комбинат существует по законам рынка — по рыночным ценам покупает сырье, платит за электроэнергию и т. д. и т. п., а ему, не взирая на инфляцию и рост цен на все, запрещают поднимать цену на хлеб по той причине, что это продукт повседневного спроса, а народ у нас небогатый, — то рано или поздно или хлеб станет некачественным, или хлебокомбинат загнется (или произойдет и то, и другое вместе).

Это и происходит в ЖКХ. Система рушится. И когда она рухнет, случится катастрофа — и экономическая, и социальная. Государство сбросило с себя жилой фонд, содержать который население не способно. У него просто нет на это средств. Не понимать этого может человек или не очень умный, не способный, или не желающий решать проблемы, и потому предпочитающий их не видеть.

Вместо дел — по-настоящему нужных и важных — мы изо дня в день становимся свидетелями болтовни, переливания из пустого в порожнее, слушаем обещания и призывы, следим за надуванием щек и грозным покачиванием пальчика.

Смешно же!

— А какая зарплата у руководителей управляющих компаний? — ехидно интересуется М. Вдовин у Е. Гладких, показывая, надо полагать, в каком направлении следует двигаться, решая проблемы ЖКХ.

— А какая зарплата у вас? — переводит разговор в понятное М. Вдовину русло Е. Гладких.

Все уже забывают, зачем собрались. То есть помнят, наверное, но попробуй останови М. Вдовина. Он показывает Е. Гладких декларацию о своих доходах. С собой, что ли, носит? С ума можно сойти!

Заходит речь о непрозрачнос­ти, хитрости, срежиссированных тендерах, как следствие — воровстве. Но все расписано законом, не подкопаешься. Законы надо менять — горячатся собравшиеся. М. Вдовин их изменит или Н. Земцов? Последнего спросили, чем он в Думе занимается. Оказывается, курирует «экспертный совет по воспитанию». Отстали. Что с куратора по воспитанию взять? Может, сами что-нибудь сделаем? Надо же что-то делать! Может, изыщем резервы?

Л. Сасина, возглавляющая профсоюз работников здравоохранения, устало, не без раздражения, интересуется, повернувшись к М. Вдовину, зачем в области столько департаментов и управлений, которые дублируют друг друга, в которых столько чиновников, что «скоро на одном стуле по трое будут сидеть», и в которых, «прошу прощения, ни хрена никто не решает».

М. Вдовин согласен — безобразие.

Л. Сальникова (председатель орловского городского профсоюза работников народного образования) детализирует, продолжая поиск резервов и покушаясь на святое. (Обращается вновь к М. Вдовину, о Н. Земцове уже никто не помнит, а если помнит, то не знает, зачем это нужно и как пригодится). Выступающая начинает с 450-летия г. Орла и грандиозного юбилейного воровства, припоминая озвученный правоохранителями украденный миллиард или даже полтора.

— Говорят уже о трех миллиардах, — поправляет М. Вдовин, при котором это немыслимое воровство и происходило.

Л. Сальникова переходит к деталям и святому.

— Полгода назад в этом же зале мы встречались с врио губернатора, который убеждал всех, что бюджет беден и надо экономить. Так, может, надо начать с себя, Михаил Васильевич? — спросила Л. Сальникова, под словом «себя» имея в виду, конечно, не одного М. Вдовина. Пос­ле чего продолжила:

— Что изменилось? У председателя горсовета — три заместителя (четыре заместителя у председателя горсовета, трое на зарплате. — «КС»), двое из которых — глубокие пенсионеры. А в облсовете у председателя — семь замов!

М. Вдовин, тоже имеющий отношение к замам, которые в облсовете, рассказал о борьбе с коррупцией, аресте Дисмана, Стрелец, Кочергина. Причем говорил долго и местами даже таинственно, делая не очень понятные намеки. Рассказывал так, что если бы я не знал М. Вдовина, то подумал бы, что Михаил Васильевич сам их арестовывал или, по крайней мере, принимал в этом самое активное участие.

— А про замов, Михаил Васильевич?! — не унималась Л. Сальникова.

Но про замов первый зам. председателя облсовета не сказал. И это правильно. Не надо о святом всуе.
И Л. Сальникова вскоре ушла. И это тоже правильно, потому что от пустоты, некомпетентности и лицемерия уже тошнит. Я не заметил, чтобы в этом раскладе депутат Госдумы от Орловской области Н. Земцов что-либо поменял.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»