Красная строка № 25 (331) от 17 июля 2015 года

Зачем Вадиму Потомскому свой аэропорт?

Разговоры о реконструкции орловского аэропорта «Южный» все не утихают. А между тем близится тот самый праздничный день 5 августа 2015 года, когда всенародно избранный губернатор товарищ Потомский лично совершит не только взлет, но и посадку на заросшей молодыми деревцами и многолетним бурьяном многострадальной взлетной полосе. Той самой полосе, на которую когда-то садились самолеты Ельцина и Путина, которая принимала «Боинги» и «Ту-204», с которой летали регулярные рейсы в столицу нашей Родины Москву.

За последний год отношение губернатора Потомского к аэропорту менялось несколько раз. Весной 2014 года он осторожно говорил, что в настоящее время аэропорт не является приоритетом, в июне рассказывал о планах возрождения «Южного» и работе «питерских проектировщиков», в июле губернатор уже анонсировал организацию воздушного сообщения между районами области и сообщил о закупке самолетов, а в августе огорошил жителей области заявлением о том, что эксперты сочли полосу подлежащей реконструкции, а местонахождение аэропорта в черте города — приемлемым для приёма и отправки средних бортов.
«Поэтому вопрос о восстановлении аэропорта был поднят мною на недавней встрече с Дмитрием Медведевым, — сказал Потомский. — И председатель правительства дал поручение министру транспорта Максиму Соколову рассмотреть возможность организации авиасообщения между Орлом, Москвой, Санкт-Петербургом и, конечно, Крымом».

Став из врио губернатора действующим главой региона, товарищ Потомский идею реконструкции аэропорта не оставил. Наоборот, он регулярно подчеркивал ее значимость для области, рассказывал о том, какие самолеты будет принимать и отправлять Орел, а под Новый год даже назвал проект восстановления «Южного» «одним из важнейших инвестиционных соглашений уходящего года».

Ну а когда в глазах губернатора замаячила «свободная экономическая зона», которая требовала аэропорта в обязательном порядке, он перешел к конкретике. На пресс-конференции в конце июня он довольно сбивчиво, но, в общем, понятно сообщил ошарашенным журналистам благую весть: «Мы планируем, что первый взлет и посадка будут пятого августа. Планируем. Планируем, я подчеркиваю. Это борт будет межрегиональный, то есть никакие дальнемагистральные, не те, которыми мы привыкли летать в Турцию, но по итогам в течение до 1 января 2017 года аэропорт должен зафункционировать полностью с применением той взлетки, отремонтированной, отреставрированной, чтобы она могла принимать борты любой… дальней авиации. У нас полоса это позволяет. Позволяет и «Боинги» принимать. Я же вам объясняю, и нам нужны, чтобы и грузовые могли сюда приземляться. Потому что логистика… Вот я планирую сесть в борт и полететь. Планирую. Я сам хочу взлететь с этой полосы, чтобы и вы не переживали, что можно летать. Я очень на это надеюсь. Очень надеюсь. Пока я не вижу никаких предпосылок, что это не произойдет».

ООО «ИКС»,
самолеты
и импортозамещение

На чем же собрался улететь товарищ Потомский? И почему он так уверен, что сможет потом сесть? Ответ на эти вопросы кроется в годичной давности «инвестиционном проекте восстановления «Южного», которым занимается некое ООО «ИКС». Впрочем, у каждого «икса» есть своя расшифровка. Этот «икс» — «Инженерная корпорация Самсонова», которая взялась поставить в Орловскую область самолеты и вертолеты. Те самые, которые должны взлетать с реконструированной взлетной полосы нашего многострадального аэропорта, но не те, на которых товарищ Потомский привык летать в Турцию. Покопавшись в документах, нам удалось обнаружить названия летательных аппаратов, на одном из которых Вадим Потомский совершит свой исторический полет. Оказались они совсем не патриотичными и не соответствующими государственной стратегии импортозамещения. Самолеты подразумеваются итальянского производства фирмы Tecnam, а вертолеты будут американскими фирмы Robinson. В общем, несмотря на всякие там взаимные санкции, поддерживаем мы зарубежных производителей. Денег, правда, эти леталки стоят не самых больших. Самолетики продаются за сумму от 45 тысяч до 395 тысяч евро за штуку. Вертолеты — подороже, примерно от 700 тысяч долларов за единицу.

Конечно, в глазах наивных орловчан, которые верят Потомскому, уже рисуются волшебные картины светлого будущего: доярки и слесари, механизаторы и скотницы стоят в очереди к новенькому Tecnam P 2002 Sierra, чтобы улететь на нем куда-нибудь в Шаблыкино, а то и в Хотынец. Зря стоят. Самолет этого типа кроме пилота вмещает только одного пассажира. Губернатора, например. Самый «продвинутый» Tecnam P 2006 T вмещает пассажиров втрое больше. К Потомскому могут присоединиться, к примеру, Бабкин и Соколов.
Что касается самых распространенных американских вертолетов, то они, как следует из рекламного проспекта фирмы, «славятся простотой управления и обслуживания, а также крайне низкими для вертолета эксплуатационными расходами. Вместимость вертолёта R44 — пилот и три пассажира, вертолета R66 — пилот и четыре пассажира. Багажные отсеки размещены под всеми четырьмя сидениями вертолета R44, а в R66 предусмотрено багажное отделение в боковой части фюзеляжа. Вместительная кабина отлично поглощает шум двигателя и в сочетании с базовой гарнитурой позволяет свободно общаться всем пассажирам и пилоту. Комфорт в полёте доведён до совершенства низким уровнем вибрации двигателя вертолета. Высокая мачта несущего винта позволяет даже при вращающемся несущем винте беспрепятственно и безопасно получать доступ в кабину вертолёта через любую из четырех дверей».

«Доведенный до совершен­ства комфорт», несомненно, очень важен для губернатора Орловской области. Пример сахалинского коллеги, увлекавшегося приобретением за госсчет различных комфортабельных штучек, видимо, его не очень пугает. А может быть, кто-то на самом деле думает о регулярных рейсах vip-авиации в Ливны, Долгое или, скажем, Поныри?

Но самая главная фишка в другом. Для самолетов Tecnam и вертолетов Robinson никаких аэропортов, взлетных полос с асфальтобетонным покрытием и прочей ерунды не требуется! Они элементарно поднимаются с грунтовой площадки, с травы, со льда, в общем, хоть с Северного полюса. А уж остатки орловской взлетной полосы для них — просто «доведенный до совершенства комфорт»! Так что 5 августа некий «межрегиональный борт» места этак на три-четыре, вполне возможно, и взлетит. И сядет. Но потом…

Три миллиарда
за президентский визит

Как каждый солдат должен мечтать стать генералом, так каждый губернатор должен мечтать о том, что вверенный ему регион посетит глава государ­ства. Конечно, хочет этого и Вадим Потомский. Во всяком случае, он на недавней встрече с Владимиром Путиным пригласил его через год приехать на празднование 450-летия Орла. Но для реализации подобного приглашения необходимо соблюдение нескольких условий. И это не высочайшие достижения в развитии промышленности, не рекорд­ные урожаи, не вылизанный город с отремонтированными зданиями и работающими заводами, а также светящимися от счастья жителями. Условия простые, и одно из самых важных — наличие собственного аэропорта. Путин — человек занятой и к тому же персона весьма серьезно охраняемая. По этим причинам он выезжает на автомобиле лишь на короткие расстояния (до 70-80 километров). Исключением из этого правила можно считать его историческую 350-километровую поездку на желтой «Ладе Калина» по дороге Хабаровск-Чита. Справедливости ради отметим, что тогда, пять лет назад, он был не президентом, а всего лишь премьером.

Остальные визиты главы государства связаны с использованием воздушного транспорта. Но на нынешний орловский аэродром президентский лайнер (а вместе с ним еще и передовые с журналистами, сотрудниками администрации и охраной) приземлиться сейчас никак не могут. Четыреста километров на вертолете президент, даже ради встречи с товарищем Потомским, проделывать не будет. Остается только вариант лететь «на перекладных», то есть самолетом до Брянска, а оттуда вертолетом в Орел. Но это уже будет не «визит в Орел», а «рабочая поездка Брянск–Орел», что серьезно обесценивает значимость события для руковод­ства региона. В общем, нужно разбиться, но аэропорт запустить. Да так, чтобы туда мог сесть один из президентских лайнеров. Про Ил-96 или Airbus речь, правда, не идет, а лететь на стареньком Ту-134 из президентского авиаотряда глава государства вряд ли рискнет. Остаются Ту-204 или Falcon, которые гипотетически могут приземлиться на отремонтированной полосе.

Потомский очень хочет увидеть Путина в Орле. Это, при умелой постановке визита, фактически гарантирует ему относительно спокойное пребывание в должности до конца срока. Если, конечно, после визита не случится чего-нибудь суперэкстремального. Так что побороться есть за что. Одна закавыка: денег на восстановление аэропорта нужно не 121 миллион, который обещает ООО «ИКС», а не менее трех миллиардов. Во всяком случае, так считают эксперты. Именно такова для Потомского цена визита высокого гостя…

Напомним нашим читателям, что Сергей Исаков, человек, который был непосредственно причастен к созданию некогда современного орловского аэропорта и стал основателем первой в России частной авиакомпании «Орел-Авиа», не так давно назвал саму идею восстановления аэропорта бредом, авантюрой и блефом. Мало того, что это стоит гигантских денег, которых в бюджете нет, за год и с тремя миллиардами «воздушную гавань» не откроешь. Во времена Исакова на орловский аэродром садились и Ту-204, и «Боинги». Но последний раз президентский лайнер прилетал в наш город 25 февраля 2007 года, когда Владимир Путин на пару часов приехал в Орел, чтобы поздравить губернатора области Егора Строева с 70–летием и вручить ему недостающий до «полного кавалерства» орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. В августе 2016 года у Потомского дата «некруглая» — ему будет 44 года. И на свой праздник он президента точно не заманит. Даже аэропортом…

Эдуард Дмитриев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц