«Заявление совершено с особым цинизмом»

Нечистый кроется в деталях, — сказал кто-то из известных. И четырнадцатое заседание Орловского облсовета стало прекрасной иллюстрацией к этому афоризму. Основные вопросы повестки дня прошли практически без обсуждения, но вот то, что депутаты внесли в малозаметный и, казалось бы, малозначительный раздел «Разное», довело председателя Совета И. Я. Мосякина почти что до исступления, и он стал бессвязно говорить странные вещи…

Нервозность начала нарастать буквально с первых минут заседания, когда депутаты принялись вносить дополнения в повестку. И каждый из поднимаемых вопросов, видимо, попадал в больное место. Первая струна лопнула, когда депутат от КПРФ Е. Е. Мельник предложил обсудить в «Разном» происшествие в Шаблыкино, где накануне дня рождения Ленина, 21 апреля, странным образом исчез памятник этому историческому деятелю, а на его месте остались только руины постамента. Кто бы как сегодня ни относился к Владимиру Ильичу, с точки зрения компартии поднять этот вопрос было совершенно естественно: памятник-то здесь при чем? Однако голос председателя заметно напрягся: «Из ваших попыток передернуть и извлечь политический капитал не выйдет ничего! — возбужденно заявил Мосякин. — У нас на Орловщине удивительное отношение к памятникам, начиная с церковных и кончая любому человеку, в том числе вождю пролетарской революции. Но такая ситуация случилась, что памятник развалился. И его приводят в порядок. И приведут… Вам сказали, что памятник в июле в надлежащем виде, в ухоженном будет стоять… Вношу предложение принять к сведению мою информацию, принять к сведению озабоченность КПРФ, абсолютно правильную в отношении самого факта, и комитету рассмотреть эту ситуацию и поручить обратиться к главе администрации района и к фракции КПРФ, рассмотреть на месте все обстоятельства…»

Обратите внимание на слова насчет «абсолютно правильной озабоченности КПРФ», мы к ним еще вернемся. А пока отметим только, что если проблему стараются без публичного ее обсуждения «поручить комитету» и т. д., то это почти всегда и почти наверняка означает, что ее стараются «заговорить» и забюрократить.

Дальше тот же Мельник предложил администрации дать пояснения насчет строительства в Москве «представительства администрации Орловской области», о котором наша газета сообщила 23 апреля (№ 15). Тут уже вступил сам губернатор: «Орловская область в Москве ничего не строила и не строит. Все остальное это выкопали где-то у себя и подбрасываете на сессии. Вы научитесь и себя уважать, и свой депутатский статус», — отчитал Е. С. Строев депутата. Мельник проглотил нотацию, а мог бы в ответ посоветовать губернатору научиться и самого себя уважать, и свой губернаторский статус, и депутатов не считать такими уж простаками… Егор Семенович от ответа ушел, но как быть с постановлениями о выделении земли под это самое строительство, подписанными Ю. М. Лужковым? Может быть, и московскому градоначальнику орловский губернатор посоветует научиться «себя уважать»? Шила-то в мешке не утаишь, а «Красная строка» свое расследование по этому поводу продолжит.

Потом отбивать депутатские «удары» снова принялся Мосякин. И при этом он как-то все больше «заводился». Те задают вопросы о возможном банкротстве «Орловской нивы», о незаконном финансировании из областного бюджета газеты «Орловский вестник», о списании задолженности юридических лиц по средствам, «предоставленным на возвратной основе из областного бюджета», и так далее, а Иван Яковлевич в ответ заявляет: «Из сессии мы все вместе никому не позволим делать политическую тусовку!» Руководитель фракции КПРФ В. Н. Иконников ему возражает: «Это право депутата — задать вопрос, и администрация обязана ответить. Это вообще не голосуется, это закон. Мы настаиваем на том, чтобы соблюдалось законодательство и администрация отвечала на прямо поставленные вопросы!» А Мосякин гнет свое: «Ничего вы из этого не получите! Вы сами себе лукавите!..»

В итоге повестку дня все-таки сформировали. Но уже такое начало не предвещало безоблачного неба. Еще сильнее погромыхивать стало, когда перешли к собственно обсуждению. Депутат А. С. Кононыгин попросил губернатора прокомментировать факты, изложенные в статье «Была земля вашей, станет — нашей» («Красная строка», № 13, 9 апреля 2008 г.). Речь в публикации шла о том, как дмитровских фермеров понуждают отдавать землю ЗАО «Орелинвестпром». Губернатор вывел на трубуну главу Дмитровского района Н. И. Потапова. Глава рассказал, как осчастливили его район инвесторы: механизаторам они платят по 25 тыс. рублей, доярке — по 11 тыс. рублей, а надои составили 14 литров. А фермер Черепков, сказал глава, платит людям по 5—6 тысяч. Вот поэтому они от него и уходят к инвестору. И даже местная глава сельской администрации перешла работать к инвестору. «Но никакого давления не существует!» — бодро заверил Потапов.

До этого момента губернатор удовлетворенно кивал. Но тут вдруг Потапов ляпнул что-то не то: «А руда — в государственной собственности!» Мосякин отреагировал мгновенно и тут же его прервал: «Всё, а то сказки тут начнут рассказывать, копать руду…»

В это время попросил слова депутат В. М. Александров. Было полное впечатление, что он на некоторое время задремал, а тут вдруг проснулся и начал говорить о том, что ему запомнилось последним. Нахмурив брови, надув щеки, с видом человека, лично обиженного, но при этом осознающего свою немалую значимость и достоинство, Валентин Митрофанович ни к селу ни к городу заговорил о том, что они-де памятник Ленину во Мценске довели до отличного состояния. «Мы все вышли из партии и комсомола, и не надо это представлять как систему!» — не очень внятно выразился он.

Тогда ситуацию решил взять в свои руки лично Егор Семенович. Речь его была причудлива, как ближневосточные арабески. Сначала он рассказал о том, что каждая фирма-инвестор вкладывала и вкладывает в Орловскую область по одному, по два и даже по семь миллиардов рублей. Потом заявил, что «мы выступаем решительно против продажи земли». Но при этом «начинаем кое-кого теснить»: «тех, кто 17 лет не обрабатывал землю в колхозе «Новая жизнь» Дмитровского района. А у нас два человека — Мосякин и Михайлов — из этого района», — зачем-то добавил Егор Семенович. Должно быть, он полагал, что упоминание этих фамилий придаст веса его словам.

«Пришел инвестор», «нет темы для спора», — убеждал депутатов губернатор. — «В Дмитровском районе до этой весны практически вся земля была не пахана», — продолжал он с энтузиазмом, не замечая, что противоречит собственным многочисленным публичным заявлениям прошлых лет о том, что в Орловской области не осталось брошенных земель. Да и бодрость районного главы на этом фоне как-то разом меркла.

«Единственное, что мы будем делать, — это поддерживать своих фермеров, своих крестьян!» — твердо заявил губернатор, опять-таки не замечая, что прямо противоречит сути проблемы: ведь инвестор пытается прибрать к рукам именно фермерские и крестьянские обрабатываемые (!) земли. Но зато, продолжил Егор Семенович, «даже в Дмитровском районе, смотрите, 20—25 тысяч платит. В Корсаково 25 тысяч платит!» Это, в свою очередь, повлияло и на бюджет, пояснил он депутатам: на 15-е число Орловская область выполнила бюджет на 150 с лишним процентов!

И. Я. Мосякин и еще три или четыре человека бурно зааплодировали. Остальные, впрочем, овацию не поддержали.

Словом, у тех, кто не будет строить животноводческие и свиноводческие комплексы, «мы землю у них отберем, и я думаю, что вы меня все равно поддержите, — завершил свою речь губернатор. — А вас прошу: не создавайте прецедента там, где возникают спорные вопросы. В целом мы будем работать с учетом интересов наших крестьян. Спасибо».

Депутат А. Н. Дрогайцев, не понаслышке знакомый со всеми этими проблемами, сделал некое телодвижение, но благоразумно промолчал. И мудро поступил, потому что в противном случае весь поток словоизвержений, который вскоре после этого привел в состояние оторопи участников заседания, мог бы, не исключено, достаться ему. А так — достался В. Н. Иконникову.

Руководитель фракции КПРФ в конце заседания вновь вернулся к вопросу о сносе памятника Ленину в Шаблыкино: он попросил слова для того, чтобы зачитать обращение фракции по этому поводу. Однако уже после первых его фраз председатель облсовета вскочил, потребовал отключить у Иконникова микрофон и сам начал бессвязно и громко произносить нечто странное: «От злости!.. С таким цинизмом!.. Помолчите!.. Трёп!..» Он, видимо, напрочь забыл о том, что в начале заседания назвал озабоченность КПРФ абсолютно правильной. Путаясь в словах, Иван Яковлевич зачем-то крайне возмущенно рассказал о том, как прочитал в одной из газет сплетню о разводе Путина. «И мусолят, и мусолят!» — негодовал председатель облсовета. А затем вдруг вновь резко вернулся к Шаблыкино: «Памятник будет восстановлен, но, к сожалению, не вами, а государственной властью! Я попрошу коллег из другой фракции осудить цинизм этого заявления руководителя областной партийной организации тов. Иконникова! Потому что всякие подлости нельзя прощать! Ставлю на голосование!..»

Никто в зале, однако, не проголосовал. Может быть, потому, что обалдевшие от всей этой сцены депутаты так и не смогли взять в толк: в чем, собственно, и с чьей стороны проявлены цинизм и подлость? В том, что в Шаблыкино 21 апреля убрали памятник Ленину? В том, что фракция КПРФ подготовила по этому поводу обращение? В том, что Иконников попытался это обращение озвучить? Или в том, что восстанавливать этот памятник придется, к сожалению, по словам председателя облсовета, не фракции КПРФ, а органам государственной власти?

Тут, видимо, у Ивана Яковлевича поток сознания на мгновение пошел по другому пути: «Уважаемые депутаты! Хорошая у нас сессия! И есть вода чистая, и есть вода грязная! Но мы все полны социального оптимизма! Мы обязательно, еще на нашем депутатском сроке в пять раз увеличим бюджет области!!! Мы это сделаем! И кто бы как ни пытался!.. — вновь начало «колбасить» председателя. — Это низость! Всем надо стать людьми!.. И когда в угоду своим политическим… Или не только политическим, а чтобы держаться в этой мутной воде, за которую проголосовали!.. Делать циничные заявления! Преднамеренный снос памятника!.. Я не знаю!..»

Здесь даже губернатор не выдержал и принялся успокаивать председателя облсовета: всё, всё, мол, хватит, сегодня же чистый четверг… То ли потому, что запал на самом деле кончился, то ли потому, что на губернатора произвести впечатление удалось, Иван Яковлевич разом завершил свою речь. На том заседание и завершилось. Гимн России как бы примирил всех.

На этом бурном эмоциональном фоне почти незамеченными, практически без обсуждения были приняты два с половиной десятка законопроектов, обращений и т. д. И уже почти безобидными, семейными, где-то даже милыми показались такие вещи, как например, поддержка законопроекта «О внесении изменения в Градостроительный кодекс Орловской области». Прокуратура дала отрицательное заключение на него. «Сколько юристов, столько мнений», — возразил И. Я. Мосякин, и документ «продавили».

Или, скажем, такой вопрос: «О поддержке основных направлений по проекту «Чистая вода» и инициативы по формированию федеральной целевой программы «Чистая вода», предложенных Всероссийской политической партией «Единая Россия». Чистая вода — это прекрасно, но при чем тут ее политическая принадлежность? Ведь сам же И. Я. Мосякин заявляет: «Мы никому не позволим делать из сессии политическую тусовку». Выходит, никому, кроме самих себя. А те, кто против, — получается, хотят мутной воды.

Но, согласитесь, все это пустяки и, можно сказать, мелкие шероховатости. Вот увеличить за оставшиеся четыре года бюджет области в пять раз — это да, это масштаб. Как говорится, слово — не воробей, никто за язык не тянул. Через четыре года избиратели спросят.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

самые читаемые за месяц