Красная строка № 29 (424) от 6 октября 2017 года

Жену, номер телефона и партию не меняют…

Первая неделя октября в Орловской области прошла под знаком общего ожидания: уйдёт ли В. Потомский и кого назначат на его место? Первые слухи об этом появились дней десять назад, а с понедельника посыпались публикации и сюжеты в федеральных СМИ. Отметились все: «Коммер­сантъ» и «Независимая газета», телеканал «Дождь» и «Новая газета»…

Но если в прогнозах отставки все более или менее сходились во мнениях — расставание будет без сожаления, то вот что касается преемника… Слегка обалдевшему обществу была предложена целая палитра возможных кандидатов. Особенно постаралась «НГ», перелопатившая едва ли не всю верхушку КПРФ моложе 50 лет.

Среди прочих был упомянут и руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков. «Красной строке» это предположение показалось интересным. Именно поэтому мы разыскали на просторах интернета одно из сравнительно недавних интервью Клычкова, в котором он рассказывает о себе, своей биографии, семье, взглядах и интересах.

В конечном счёте, отправлять ли нынешнего орловского губернатора в отставку, и кого назначать на его место — решать президенту страны. Тем не менее, мы всё-таки решили представить нашим читателям А. Клычкова: будет он нашим губернатором или нет, но это новое лицо российской компартии, и в него интересно вглядеться повнимательнее.

«КС».

Какие ассоциации вызывает у вас упоминание о Коммунистической партии? У кого-то — самые приятные: товарищество, справедливость, добрые символы советской эпохи вроде Чебурашки или Олимпийского Мишки. У кого-то — негатив и раздражение: партийные вожди, культ личности, цензура. И, как ни странно, практически все единодушны в том, что КПРФ — это партия пенсионеров и голосуют за нее в основном люди старшего поколения. Андрей Клычков, один из молодых лидеров КПРФ, улыбается, когда это слышит: он-то знает, что сегодня КПРФ совсем не та, какой была ещё десять лет назад. Что такое КПРФ сегодня, почему люди вступают в партию и какие они — ее нынешние лидеры? Об этом — в нашей неформальной беседе с Андреем.

Люди хотят
справедливости

— Андрей, почему в партии такие молодые коммунисты, как вы, — исключение из правил?

— Хотелось бы быть исключением, но, к сожалению или счастью, это не так. Не буду грузить вас статистикой, но факт остается фактом: каждый год в КПРФ приходит все больше молодежи и людей среднего возраста. Много молодых в руководстве партии — Юрий Афонин на год старше меня, Новикову 45 лет, Костриков на год младше меня, Корниенко — 38. Посмотрите список КПРФ на выборах в Мосгордуму — средний возраст наших кандидатов 50 лет, меньше, чем у «Единой России». Серьезное омоложение — это не красивый лозунг, а то, что происходит в партии каждый день.

— Кто эти люди? Зачем они вступают в КПРФ?

— Один пример. На днях я участвовал в митинге жителей пятиэтажек в Рязанском районе. Люди еще вчера были абсолютно далеки от политики, половина из них никогда не ходила на выборы, вторая половина голосовала за действующую власть. Восемь лет назад чиновники предложили снести пятиэтажки и расселить жителей в новый дом по соседству из расчета 18 квадратных метров на человека. Москвичи согласились, стали паковать чемоданы. Проходит время, законодательство меняется, и теперь им говорят: вместо 18 метров мы будем расселять вас без улучшения жилищных условий, «метр в метр». Даже специально крошечные квартиры стали строить, как в хрущевках, представляете?! Что делать? Префектура и управа молчат. Люди пришли ко мне, стали вместе писать запросы, добились повторного рассмотрения этой проблемы на Градостроительно-земельной комиссии Москвы. После митинга ко мне подошли несколько человек с вопросом: как вступить в партию?

— Но ведь эти люди просто не согласны с действующей властью, и дело не в том, что они верят в идеи коммунизма.

— А что такое коммунизм? Это строй, основанный на социальной справедливости и интересах простого человека. У действующей власти приоритет другой — капитал. Мнение жителей для них второстепенно, вот и возникают такие проблемы. Поэтому никаких противоречий нет. Люди просто хотят, чтобы власть их слышала, хотят справедливости.

— А вы почему вступили в КПРФ?

— По той же самой причине. Меня не устраивала действующая система, а никакая другая партия не предлагала реальную альтернативу.

— Были хоть раз сомнения в правильности выбора? Не секрет ведь, что партию постоянно одолевают внутренние конфликты.

— В КПРФ работают обычные люди. Совершенно естественно, что бывают споры и конфликты — это неизбежно, в любом коллективе это есть. Вы бы слышали, как у нас проходят пленумы и конференции — такие жаркие дискуссии бывают! Но, как говорится, в споре рождается истина. Я считаю, очень здорово, что в КПРФ люди имеют возможность свободно высказывать свое мнение, не в каждой партии такое встретишь.
Поэтому за 14 лет в КПРФ сомнений ни разу не было, я говорю это абсолютно честно. Никогда не возникало желания перейти в другую партию, где теплее и удобнее. И вообще, знаете, есть такая шутка: жену, номер телефона и партию не меняют.

Никогда не останавливаться
на достигнутом

— Андрей, в какой семье вы родились?

— В простой советской семье. Моя мама родом из Украины, папа — из Пензенской области. Родители познакомились, когда учились в Калининградском техническом институте. После института мама занималась преподавательской и научной деятельностью, работала в исследовательском институте рыбного хозяйства. Сейчас она на пенсии, но продолжает преподавать — говорит, что это помогает ей держать себя в тонусе. Папа в молодости занимался комсомольской работой, ходил в море технологом на рыболовецких судах, после развала Советского Союза работал на заводе. Сейчас он тоже на пенсии. Есть у меня сестра, старше меня на семь лет.

— Наверное, в КПРФ вы вступили под влиянием отца?

— Не совсем так. Папа не состоит в партии и меня никогда не агитировал. Он коммунист по убеждениям, при этом занимается активной общественной работой — к примеру, является членом участковой избирательной комиссии. Его влияние было скорее невербальное. Он своим примером показывал, что неправильно относиться к политике как к «грязному делу» и оставаться в стороне, что надо проявлять гражданскую активность и пытаться изменить те вещи, которые считаешь несправедливыми.
Отец всегда большую часть времени уделял не себе, а окружающим. Папе могли позвонить в два часа ночи, сказать: «У нас беда!». Он срывался и куда-то мчался. Поэтому когда в 21 год я решил вступить в КПРФ, отец меня поддержал и сказал, что это правильный путь.

— Сейчас родители следят за вашей работой?

— Конечно! Бывает, что папа увидит меня по телевизору, а потом звонит и говорит, что и где я не так сказал. (Смеется) Если серьезно, отец во всем меня поддерживает, и для меня это крайне важно.

— Чему вас учили родители?

— Они постоянно работали, никогда не плыли по течению, и этому учили и нас. Я отчетливо помню один случай. Девяностые годы, мы с папой идем по улице — он только что купил красный «Москвич-4112». Отец говорит: «Андрей, ты должен жить так, чтобы сделать хотя бы на один шаг больше, чем твой отец». Конечно, дело не в машине, хотя на тот момент она мне казалась практически сокровищем — дело в том, что никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Вот к этому я стремлюсь.

— Ваши детские воспоминания, яркие впечатления, каким помните дом, школу?

— Мы никогда не жили богато. Квартиру родители получили в советское время, так до сих пор в ней и живут. Главное, что мы жили очень весело и дружно. Моё богатство — это воспитание, образование, жизненный опыт и люди, которые меня окружают.

— В детстве у вас был кумир?

— Помню, я раз десять или пятнадцать перечитал повесть Астрид Линдгрен «Мио, мой Мио». Там главный герой — мальчик, который борется со злом и несправедливостью. Я каждый раз всей душой сопереживал ему. Когда занимался пятиборьем, восхищался нашими спортсменами-пятиборцами. Вот, пожалуй, и все.

— А сейчас, в зрелом возрасте, у вас есть идеал?

— Это не кто-то определенный, а скорее собирательный образ. Обычный человек, который со всеми его плюсами и минусами, невзирая ни на что, идет к своей цели.

— Чем увлекались в школе?

— Занимался пятиборьем. Первая тренировка у нас была в семь утра — стрельба, потом я на трамвае ехал в школу, после уроков покупал и съедал килограмм бананов, и — на следующие тренировки. Особенно нравилась верховая езда, я даже был победителем международных соревнований.

— Школа, что было дальше? Где учились?

— Свое первое высшее образование я получил в Калининградском юридическом институте МВД. После окончания института я даже два года проработал в милиции в уголовном розыске. У меня была романтическая мечта стать милиционером, к тому же в Калининграде это было престижно.

— Как учились в институте?

— Не без приключений. Я почти четыре года прожил в казарме, хотя обычно так жили иногородние, калининградцы — только год. А меня не отпускали: в первый год — за то, что кому-то нагрубил при командире взвода, во второй — за драку, а в третий — за самоволку.

— Это куда же вы убежали?

— На дискотеку! Я был круглым отличником, хотя ни одной лекции не записал — запоминал. А иногда даже засыпал на них. Берёшь военную шапку, поворачиваешь кокардой от лица, голову на неё — и спать!

— Это какой-то неизвестный Клычков: спал на лекциях, бегал на дискотеки.

— Но при этом, прошу учесть, получил красный диплом и медаль Министерства образования за лучшую в России научную работу 1999 года — «Особенности свободной экономической зоны Калининграда». В вузе занял с ней третье место. Помню, за первое и второе места дали фен и утюг, а мне приза не досталось, из-за чего я грустил. Но как-то на утреннее построение приезжает генерал: «Клычков, выйти из строя!». Оказалось, что у меня медаль и первое место в стране.

— Помните первое раскрытое дело?

— Едва не в первый день, когда я пришел в уголовный розыск, был чей-то день рождения, все отмечали. Под утро поступил звонок об убийстве. Всем было уже лень, а я поехал, сделал поквартирный обход и выяснил, кто кого зарезал.

— Какое качество в людях цените превыше всего?

— Порядочность. Хотя никогда от них этого не требую. И даже если человеку это качество несвойственно, сам не перестаю вести себя с ним порядочно.

— Как вы познакомились со своей будущей женой?

— Это была любовь с первого взгляда. Сначала увидел ее в молодёжной компании. А через пару недель встретил в Госдуме на выставке. Ходил-ходил кругами, потом, наконец, пригласил на ужин. В столовую! У меня в кармане ни копейки, пришлось у знакомого занять 70 рублей. Три года мы встречались, потом поженились. На днях отметили 9-летие совместной жизни.

— У вас ведь есть сын? Расскажите о нем…

— Севе 6 лет, он ходит в обычный муниципальный садик, где никто даже не знает, что я депутат. Несмотря на свой юный возраст, он уже заявил: «Родители, я не знаю, какие у вас планы, но я буду военным». Он пока еще определяется, в каких войсках будет служить, но практически постоянно ходит в военной форме. Самое удивительное, что это не просто игры — он взахлеб смотрит военные фильмы, слушает исторические рассказы. Для него военный человек — идеал. Поэтому у нас любимое место — Музей военной техники на Поклонное горе. Мечтать стать депутатом — это вообще глупо и бесперспективно. Депутатами не рождаются. Это цепь случайностей, объективной реальности и, самое главное, нужен особый склад характера — потребность действовать и помогать людям. Я имею в виду депутата в нормальном смысле этого слова. Тот, кто просто сидит в кресле, получает зарплату и охраняет свой бизнес — это не депутат, а человек с депутатской неприкосновенностью. Я знаю точно, что никогда не буду навязывать сыну своё мнение. Он должен сам выбрать свой путь.

— Помните свой первый в жизни заработок?

— Мы каждый год сажали картошку, как сейчас помню — 30 рядков по 50 метров. Ее было так много, что мы потом не знали, кому ее отдать. Поэтому, когда мне понадобились деньги — у мамы день рождения 12 августа, и я хотел сделать ей сюрприз — я взял два мешка и поехал с фермерами на рынок. Постоял, посмотрел, что бойкая торговля не идет, и решил демпинговать. (Смеется) Снизил цену, и ко мне сразу выстроилась целая очередь! Картошка разошлась на ура. Правда, фермеры потом сказали, что пора мне делать ноги. Помню, заработал тогда 120 рублей. Купил маме цветы и бутылку «Амаретто» — мне казалось, что это очень хороший подарок.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Его у меня в принципе нет. Это скорее время, выкроенное из рабочего графика. Очень люблю охоту, рыбалку, когда остаешься один и есть возможность спокойно посидеть и подумать. Эта любовь тоже, можно сказать, передалась по наследству. Папа часто брал меня с собой на рыбалку. Помню, мне было лет 5—6, мы на электричке поехали на залив, от электрички — ещё километра три до залива, по заливу — километров пять по льду. Оказалось, что лед подтаял, у меня промокли валенки, и папа обул мне коньки, на которых я ещё не умел кататься. И вот он тянул меня за собой. Целый день рыбачили, а обратно возвращались уже ночью. Таких историй очень много, мне приятно их вспоминать.
Еще, конечно, провожу время с семьей. Любим все вместе кататься на роликах, на велосипедах, зимой — на лыжах. Иногда мне удается выехать в тир пострелять — это увлечение из моего милицейского прошлого.

— Что вы считаете подвигом в мирное время? Были ли в вашей жизни ситуации, которые толкали вас на подвиг?

— Был в моей милицейской работе такой случай. Пришли муж с женой, рыдают. Сын ушёл из дома, оставил записку: «Не хочу жить». А он заикался, видимо, из-за этого были проблемы в общении. Я бегал полночи, отыскал таксиста, который этого парня возил. Нашли его сидящим на крыше — прыгнуть, к счастью, не успел. Родители пришли через пару дней благодарить. Ради таких случаев, считаю, и стоило работать.

— Возможно ли счастье без материального благополучия?

— Не хочется говорить банальности, но не деньги главное.

— Что меняет статус депутата? Что можете, что не можете?

— Сейчас в Мосгордуме всего 3 коммуниста и 32 единоросса. Если бы было все наоборот, мы могли бы гораздо больше. Сейчас большую часть наших предложений сразу зарубают. Один пример: законопроект о «детях войны». Рассматривается два закона параллельно: федеральный — в Госдуме, столичный — в МГД. По закону Мосгордума должна на федеральный закон дать свой отзыв. Если он будет положительным, нет причин не принимать городской. И вот в назначенный день я принес 25 тысяч подписей «детей войны», готовлюсь выступать. Вдруг — бац! — рассмотрение переносят на следующее заседание. А через пять дней вопрос с повестки дня снимают. Что такое, почему? Оказывается, сроки предоставления этого отзыва были до 15-го числа, а заседание назначили на 16-е! То есть, они специально пропустили сроки, чтобы не давать отзыва. Честно, у меня чуть слёзы не потекли.

— Есть какой-то способ расслабиться после работы?

— Нашел я для себя такую отдушину: стрельба по тарелочкам. Берешь 200 патронов — и весь негатив расстреливаешь! Я из тира такой умиротворенный приезжаю.

— Что хотите сказать миру? Каким видите будущее своей страны?

— Я стопроцентный оптимист, поэтому будущее вижу самым светлым. Что касается Мосгордумы — мы за эти годы научились противостоять чудовищному давлению партии власти и мэрии. Если в новом составе Мосгордумы будет сильная оппозиционная фракция, можно будет вернуть парламенту полномочия, отстаивать права жителей, добиваться результата. Результат для меня — самое главное. Когда удаётся решить проблемы, которыми годами местные власти не занимались, улучшить людям жизнь, — это победа. И я свои победы на сытую спокойную жизнь не размениваю.

Беседовал
Дмитрий Намычкин.

Наша справка
Андрей Клычков, 35 лет. Родился в Калининграде. Окончил Калининградский юридический институт МВД РФ и Дипломатическую академию МИД РФ.
В июле 2001 года вступил в Коммунистическую партию. Работал с обращениями москвичей в общественной приемной КПРФ. Представлял интересы партии в Центральной избирательной комиссии России.
Член Президиума Центрального комитета КПРФ. 11 октября 2009 года был избран депутатом Московской городской Думы и возглавил фракцию КПРФ.

04 сентября 2014 г.
Сайт «Фамильные ценности».

самые читаемые за месяц