Красная строка № 13 (408) от 21 апреля 2017 года

«Жестко соблюдая революционную законность…»

В мае в Орловском военно-историческом музее намечается открытие уникальной выставки, посвященной истории Орловского управления госбезопасности. А затем до конца года эта экспозиция будет представлена в городах и районах области. Предваряя это событие, Совет ветеранов Управления ФСБ РФ по Орловской области совместно с «Красной строкой» подготовил цикл публикаций о деятельности органов ВЧК-КГБ-ФСБ на Орловщине. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию первую из них.

20 декабря 1917 года постановлением СНК для борьбы с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией в Советской России была образована Всероссийская Чрезвычайная комиссия (ВЧК) при Совете Народных Комисаров. В протоколе № 21 заседания Совнаркома было написано, что ВЧК призвана решать следующие вопросы: 1) пресекать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они ни исходили; 2) передавать суду революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и вырабатывать меры борьбы с ними; 3) вести только предварительное расследование, поскольку это нужно для пресечения саботажа. Этими тремя пунктами ограничивались цели, методы и задачи ВЧК. Никаких карательных полномочий комиссии первоначально дано не было. Таким образом, максимум, что могла ВЧК — это выявить саботажника, задержать, определить степень причастности его к противоправной деятельности и, в итоге, либо отпустить, либо передать дальше — в руки трибунала.
По предложению В. И. Ленина председателем ВЧК был назначен Ф. Э. Дзержинский.

Родился он в 1877 году в семье мелкопоместного дворянина из имения Дзержиново Виленской губернии. Ещё гимназистом, в 1895 году Дзержинский вступил в литовскую социал-демократическую организацию в Вильно и вел революционную пропаганду среди рабочих. Последовательный интернационалист, он выступал против национализма, за объединение всех социал-демократов России в единую партию. На 5 съезде РСДРП был избран членом ЦК.

За революционную деятельность Ф. Э. Дзержинский более 11 лет провёл в тюрьмах, в том числе — во мценской уездной и орловской губернской. В апреле 1916 года был переведён в Орловский централ.
Из тюрьмы трижды бежал. «Чем ужаснее ад теперешней жизни, — писал он после очередного приговора царского суда в 1914 году, — тем яснее и громче слышится вечный гимн жизни, гимн правды, красоты и счастья».

Из тюрьмы его освободила Февральская революция. В октябрьские дни Феликс Эдмундович входил в партийный Центр по руководству вооружённым восстанием и Петроградский военно-революционный комитет.
ВЧК, которую возглавил Ф. Э. Дзержинский, была создана как орган розыска, пресечения и предупреждения государственных преступлений. Первоначально ей предоставлялось право применять только административные меры (конфискация, выдворение, лишение продовольственных карточек, опубликование списков врагов народа и т. д.). ВЧК выполняла функции органа дознания, она могла вести предварительное расследование, после этого дела передавались в следственную комиссию, а затем в суд.

Феликс Эдмундович требовал от подчинённых жёсткого соблюдения революционной законности. Так, в инструкции для сотрудников ВЧК, проводивших обыск и дознание, Дзержинский писал: «1. Оружие вынимается только в случае, если угрожает опасность. 2. Обращение с арестованными и их семьями должно быть самое вежливое, никакие нравоучения и окрики недопустимы. 3. Ответственность за обыск и поведение падает на всех из наряда. 4. Угрозы револьвером и каким бы то ни было оружием недопустимы. Виновные в нарушении данной инструкции подвергаются аресту до трёх месяцев и удалению из комиссии и высылке из Москвы».

В конце января 1918 года в связи с резким ухудшением внешнеполитической обстановки и усилением активности контрреволюционных сил Совет Народных Комиссаров рассмотрел вопрос о создании местных Чрезвычайных комиссий. 23 февраля 1918 года ВЧК направила во все губернские Советы радиограмму с просьбой немедленно организовать в губерниях и районах Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, если таковые ещё не были созданы.

Орловская губернская ЧК начала свою работу 29 мая 1918 года. Возглавил её М. Н. Буров. В уездах губернии также стали создаваться чрезвычайные комиссии. На местах создавались коллегии ЧК. В Орловской губернии этот руководящий орган состоял из трёх человек: двух следователей и заведующего (председателя).

В приказе ВЧК № 26 «О взаимодействиях местных ЧК с советами» от 29 августа 1918 года устанавливалось, что работать необходимо в тесном контакте с местными органами власти. Советам ЧК были «только подотчётны, но ни в коем случае советы или какие -либо отделы его не могут отменять или приостанавливать распоряжения Чрезвычайной комиссии, исходящего от ВЧК». Чрезвычайные комиссии на местах должны были спрашивать предварительное согласие у председателя исполкома только в том случае, когда речь шла об обысках, арестах или выемках непосредственно у представителей местной власти.
28 октября 1918 года Президиум ВЦИК принял положение о ВЧК. В этом документе говорилось о полной независимости чрезвычайных комиссий от местных властей. За исполкомами оставалось право назначать и отзывать членов местных комиссий. Председатели назначались местной властью, но утверждались Всероссийской ЧК.

На второй Всероссийской конференции чрезвычайных комиссий 28 ноября 1918 года особо подчёркивалось, что чрезвычайные комиссии, «являясь административными органами, ни в коем случае не должны брать на себя функции судебные и все законченные следствием дела должны быть переданы в судебные инстанции, как то: Революционные Трибуналы, Народные Суды и т. д.». Инструкция чрезвычайным комиссиям на местах, утверждённая ВЧК 1 декабря 1918 года, предоставляла местным ЧК право в критические моменты революции в случае необходимости пресекать или прекращать незаконные действия, применять наказания в административном порядке: штрафы, высылку и т. д. Местные ЧК имели право на организацию особых вооруженных отрядов.

Структура Орловской ЧК на ноябрь 1918 года была такой: председатель ЧК, отдел по борьбе с контрреволюцией, отдел по борьбе со спекуляцией, иногородний отдел, отдел по преступлениям по должности, железнодорожный отдел, контрреволюционный отдел, секретная часть и военно-цензурное отделение. Руководителями губернской ЧК были: председатель Переславский, зав. отделами — Радченко, Гоффе, Чужиков, Минаев, Чесноков, Хрущёв, Полиянов, Гелемб.

Биография первого председателя Орловской ЧК Михаила Никитовича Бурова очень интересна. Родился он 2 июля 1889 года в крестьянской семье в деревне Истомино Ковровского уезда Ивановской области (бывшая Владимирская губерния). После окончания сельской приходской школы работал учеником на фабрике Треумова в Коврове. Затем переехал в Москву. Учился в школе живописи и работал в частных мастерских живописи и малярных работ. В 1907 году был принят на работу на фабрику Морозова в городе Ногинске, где вступил в социал-демократическую партию большевиков. В 1908 году за распространение революционной литературы и политическую агитацию был арестован. После освобождения из-под ареста переехал в Москву, где работал по профессии живописцем и маляром.

В 1910 году был направлен на работу в город Орёл, проводил активную подпольную и революционную деятельность, за что был арестован и выслан в Иркутскую область. Не отбыв назначенного судом срока, вернулся к своей профессии и работал у частных подрядчиков и владельцев живописных мастерских в Нижнем Новгороде, Богородске, Риге, Москве, Орле.

В 1916 году вновь был задержан в Орле и зачислен на военную службу рядовым солдатом в 74 пехотный запасной полк. Там его избрали председателем комитета 11 роты, членом, а затем — председателем полкового комитета и членом Совета солдатских депутатов города Орла.

25 ноября 1917 года в Орле открылось заседание Совета народных депутатов нового состава. На нём был избран исполком в количестве 40 человек. В их числе было 30 большевиков. 26 ноября Совет избрал военно-революционный комитет, который возглавил большевик М. Н. Буров.

С января по май 1918 года Михаил Никитович возглавлял Орловский губернский комитет партии. А в мае 1918 года Бурова назначают председателем Орловской ЧК.

К лету 1918 года обстановка в стране достигла крайнего напряжения, республика задыхалась в кольце фронтов. Чекистам приходилось работать в обстановке острой классовой борьбы. В июле 1918 года в Орле вспыхнул левоэсеровский мятеж, который быстро был ликвидирован. 18 августа в Ливнах инспирированное левыми эсерами кулацкое восстание охватило весь уезд. В Кромском уезде некто Силаев замышлял контрреволюционный мятеж. Большебродский мятеж в Дмитровском уезде возглавляли Кашин и братья Романовы…

В архиве сохранилось письмо М. Н. Бурова о события тех лет, датированное 1941 годом: «Всем известно, что Орловская губерния представляла собой цитадель сил бывшей помещичьей России. Достаточно одного факта, чтобы убедиться в этом. В Орловской губернии находилось более 1600 помещиков. Не менее показательными в реакционном отношении представляли собой такие города, как Орёл. Елец и Ливны, насыщенные главным образом старым дворянством, помещиками и крупными торговцами. К тому же Орловская губерния, за исключением Брянского уезда, имела недостаточно развитую промышленность и тем самым не имела достаточно развитых предприятий. Поэтому революционная борьба в Орловской губернии представляла собой свою особенность и требовала от большевиков не только организационного, но и тактического умения овладеть массами рабочих, крестьянской беднотой и середняков. А также интеллигенцией. Не надо забывать и то обстоятельство, что в Орловской губернии большое засилье имели социалисты революционеры и меньшевики. Я не говорю о таких, с позволения сказать, партиях, как народники, кадеты и другие. Ко всему этому во время войны в Орле было сосредоточено достаточно большое количество… офицеров, из которых большая часть поддерживала царя и вела отчаянную борьбу за реставрацию царизма.
Всё это вместе взятое заставляло Военно-революционный комитет и губернскую ЧК вести работу в необычных и не похожих для прочих губерний условиях».

В феврале–марте 1920 года в ожесточенных сражениях Гражданской войны были разбиты основные силы деникинской армии. После освобождения Орловской губернии на её территории осталось большое количество пособников белогвардейцев. Чекисты проводили огромную работу по розыску преступников и по предотвращению диверсий.

С 1919 года по 1922 год в Орловской губернии были созданы 5 концентрационных лагерей. Основную работу в этих лагерях чекисты проводили с военнопленными, в том числе — агитируя их к переходу на сторону Красной Армии.

Интересно отметить, что такая же агитация проводилась среди польских офицеров. Но, по архивным документам, только три офицера согласились на сотрудничество, а те, кто отказался, были высланы на территорию Польши.

Противники Советской власти, разгромленные на полях сражений, тем не менее, не прекратили сопротивления. Так, например, в Орловском районе орудовала группа Тучкова, которая готовила террористические акты и уничтожение партийного руководства района. Огромную помощь в ее раскрытии оказал информационный отдел губернской ЧК. Все участники банды были арестованы.

…После Первой мировой и Гражданской войн в Орловской губернии царило полное разорение и обнищание. На её территории не осталось ни одного сколько-нибудь значительного предприятия, кроме мелких мастерских. Транспорт и коммунальное хозяйство находилось в разрушенном состоянии. Городские жители стояли сутками в очередях, ожидая очень маленькой нормы питания. В деревне положение было не лучше. На железнодорожных путях участились нападения на поезда, которые перевозили продовольственные грузы.

С целью защиты этих грузов в 1920 году создаётся транспорт­ная ЧК. Её задачей была сопровождение и охрана поездов и железнодорожных путей только на территории своей области.

В марте 1921 года 10 съезд РКП(б) принял постановление о замене продразверстки на продналог. Был провозглашена новая экономическая политика (НЭП). В экономику допустили частный капитал. Стали организовываться коммуны, артели, совхозы. При этом цены на продовольствие стали расти. 22 октября 1923 года в докладе ЦК ВКП(б) Дзержинский отмечал: «Одним из немаловажных факторов, вздувающих цены на фабрикаты, являются злостные спекулянты, которые своей профессией избрали вздувание цен и опутывание своими махинациями трестов, кооперации и их работников. Они овладевают рынками, чёрной биржей. Метод их действия — подкуп и развращение. Если спросить, чем они живут, они вам этого не смогут рассказать, но живут они с полным шиком… Это тунеядцы, растлители, пиявки, злостные спекулянты. Они-то и развращают, втягивая постепенно и незаметно, наших хозяйственников».

Орловские чекисты также проводили работу по выявлению спекулянтов и крупных перекупщиков.
В 1921 году ситуация в стране более или менее нормализовалась. И 6 февраля 1922 года ВЦИК издал декрет, по которому ВЧК и её местные органы упразднялись. Задачи, которые ранее выполняла ВЧК — подавление открытых контрреволюционных выступлений и бандитизма, борьба со шпионажем, охрана железнодорожных и водных путей сообщения, охрана границ РСФСР, борьба с контрабандой, выполнение специальных поручений
Президиума ВЦИК и СНК по охране революционного порядка и расследование дел о контрреволюции, — возлагались на Народный комиссариат внутренних дел. Для выполнения этих задач в НКВД создавалось Государственное политическое управление (ГПУ). На местах вместо чрезвычайных комиссий создавались политические отделы: в автономных республиках — при ЦИК, а в губерниях — при губисполкомах.
В состав ГПУ входили особые отделы и транспортные отделы для борьбы с преступлениями в армии и на железной дороге.

Декрет строго регулировал порядок арестов, обысков и иных следственных действий, производимых органами ГПУ. Указывалось, например, что не позднее двух недель со дня ареста обвиняемому должно быть предъявлено конкретное обвинение, а всё расследование должно быть закончено в двухмесячный срок. Декрет устанавливал: «Впредь все дела о преступлениях, направленных против советского строя или представляющих нарушения законов РСФСР, подлежат разрешению исключительно в судебном порядке революционными трибуналами или народными судами».

Общий надзор за расследованием дел ГПУ возлагался на Народный комиссариат юстиции. Главной карательной мерой, применяемой в то время, была административная высылка.

30 декабря 1923 года созванный в Москве съезд Советов принял Декларацию об образовании СССР. В связи с образованием СССР Советское правительство 15 ноября 1923 года приняло новое положение, регулирующее работу органов государственной безопасности. Было создано единое для всего Советского Союза самостоятельное ведомство охраны государственной безопасности — Объединенное Государственное Политическое управление (ОГПУ) при Совете Народных Комиссаров СССР. ОГПУ должно было руководить работой ГПУ союзных республик, особых отделов военных округов, органов ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщения и областных ГПУ.

В 1922—1925 годах антисоветский лагерь стремительно сокращался. Кадетская партия в Советской стране окончательно распалась. За время с 1918 года до конца 1922 развалилась и меньшевистская партия. Поэтому основную подрывную работу стали вести официальные дипломатические представительства зарубежных государств. Они принимали меры к установлению связей с различными антисоветскими группами.

Тем временем работы у чекистов на местах и без того было много. На Орловщине, например, арестовывались и высылались за пределы области торговцы спиртом, шулеры и аферисты, контрабандисты, лица без определённых занятий, занимающиеся ростовщичеством. Однако ОГПУ при этом указывало, что те, кто участвует в нормальном товарообороте и производстве, уплачивая соответствующие налоги и соблюдая законы СССР, могут совершенно спокойно продолжать свою деятельность, не опасаясь никаких преследований и высылок…

Т. Минаева,
историк-архивист,
ветеран военной службы.
(Продолжение следует).

самые читаемые за месяц