Большие проблемы маленького театра

Муниципальный театр «Русский стиль» готовится к серьезным переменам. Впрочем, переменами запахло не сейчас, когда по решению правительства все театры переходят на новую систему финансирования, а еще год назад, когда художественный руководитель, заслуженный артист России Валерий Симоненко приступил к реализации новой концепции творческого развития «Русского стиля», что означало поворот к новой современной драматургии, а стало быть, к поиску иных, непривычных средств выразительности, что, в свою очередь, возможно только при наличии серьезной материальной базы. Театр повышенной социальной чувствительности потребовал от коллектива не только полного понимания целей и задач, но и профессиональной зрелости. Не будем преувеличивать, не все службы оказались к переменам готовы, а без слаженной работы всех, как известно, любая идея грозит обернуться пустой фантазией. И стоит только удивиться той отчаянной смелости, с которой директор театра Елена Ильинична Скалдина взялась за дело. Удивляться есть чему: ну как можно в таком маленьком театре, где всего-то 50 мест, не приносящих серьезной прибыли, где небольшая труппа ютится в двух гримерках, а туалет один на всех, где сценическая техника совсем не на современном уровне, а город не может в полной мере финансировать свое детище, — как можно, учитывая все это, пускаться на какие-то серьезные преобразования? У директора секретов нет.

— На первый взгляд, все, действительно, так. Но я работаю в этом театре давно и могу сказать, что «Русский стиль» — театр живой, внутренне подвижный, ищущий, и наш художественный руководитель почти каждый сезон предлагает новую концепцию, так что дело директорской службы — соответствовать его творческим замыслам. Я вам больше скажу: все, что нам удалось сделать за последние годы, вселило в нас уверенность, что даже при не очень благоприятных финансовых условиях мы сможем решить все задачи. Судите сами: когда я пришла в «Русский стиль», здание театра, построенное в середине ХIХ века, было в ветхом состоянии, требовала капитального ремонта отопительная система, и это при том, что мои предшественники, особенно Галина Сергеевна Донская, нынешний директор «Свободного пространства», очень много сделали, чтобы из полуразрушенного помещения получился компактный, уютный, красивый театр. Это было трудное десятилетие, денег на культуру почти не выделяли, а муниципальному театру доставались крохи.

— Елена Ильинична, зачем же вы, молодая, энергичная женщина, пришли в бедный театр, на что вы надеялись? В то время люди из культуры уходили.

— Вы знаете, моя жизнь с искусством связана самым невероятным образом. Я ведь даже родилась в День кино и театр люблю с детства, но пришла к нему не сразу. По первому образованию — строитель. Когда училась в институте, смотрела все орловские и московские премьеры. Потом — семья, ребенок, работа — времени на театр не оставалось, но в душе теплилась мечта о нем, и я, закончив Орловский институт искусств и культуры, получила диплом менеджера. Работая в городской администрации, занималась строительством и ремонтом учреждений культуры. Опыт накопила большой, укрепила личные связи, поэтому многое удавалось. Мне предложили возглавить музыкальную школу им. Глинки, но я отказалась, потому что не считаю себя специалистом в музыке. Но когда начальник управления культуры Татьяна Вениаминовна Исаева предложила мне пойти директором в театр «Русский стиль», я согласилась: уютный зальчик, крепко спаянная труппа, нестандартный репертуар, серьезная режиссура, интересные спектакли — в таком театре работать хотелось. «Хуже постараюсь не быть, лучше не обещаю», — сказала я на собрании. Ну а возможности? Вы же знаете, кто хочет работать — их находит, а кто не хочет — тот ищет причины своей нерадивости. Конечно, у нас хороший контакт с учредителем, управление культуры поддерживает все наши инициативы, за последние два года резко выросло финансирование, окрепла материально-техническая база театра. Мы получили комфортабельный автобус, значит, можем планировать гастрольную деятельность.

— За годы перестройки рухнули крепко налаженные культурные связи не только города и села, но и между городами региона. Театр сам не сможет поднять эту работу. Нужно, чтобы местные власти, общественные и профсоюзные организации объединили свои усилия.

— Разумеется. Скорее всего, люди придут к пониманию, что сегодня духовная жизнь важнее материальной. Ведь та трещина, которая возникла в мировом сознании, коренится внутри нас. Театр должен внести свой вклад в возрождение духовного слоя общества, а это требует консолидации не только учреждений культуры и образования. Конечно, хотелось бы поехать на фестиваль камерных театров, но в первую очередь надо показывать свои работы жителям Орловщины, и мы сейчас устанавливаем контакты с теми учреждениями культуры, которые могут нас принять.

— Елена Ильинична, у человека, далекого от жизни театра, сложился стереотип директора как хозяйственника, вечно занимающегося крышей и батареями, а вы размышляете о духовных проблемах.

— Может быть, «Русский стиль» — театр такой, в котором все должны об этом размышлять. У нас нет времени и сил для интриг и других закулисных дел. Симоненко так плотно застраивает нас творчеством, так своей могучей волей концентрирует наше внимание на важнейших проблемах сегодняшнего бытия, что, представьте себе, и крыша становится важным звеном в цепи театральных событий. Знаете, в экстазе свободомыслия мы как-то подзабыли о том, что все в мире связано — большое и малое, духовное и материальное, наши слова и наши поступки. Театр постоянно об этом напоминает своими спектаклями. И если мы не будем этому соответствовать, какой зритель нам поверит? А ведь у нас сформировалось особое зрительское ядро — интеллектуалы, томимые духовной жаждой, и мы не хотим его лишиться.

— У многих создается такое впечатление, что у маленьких театров и проблемы маленькие. Есть проблемы нерешаемые?

— Это те проблемы, которые не хотят решать. Есть люди, которые на своем уровне замыкают эти проблемы — от некомпетентности, от нежелания работать. Мы всегда ищем выход на ту инстанцию, которая может нам помочь. Для театра проблема № 1 — обновление кровли. У нас мало места для служб и для зрителя. Еще бы нужно какое-то маленькое фойе. Можно увеличить зрительный зал на 20—30 мест за счет облегченных конструкций, получится очень красивый балкон, амфитеатр. Множество проблем решила бы пристройка кассового вестибюля, там бы разместилась служба работы со зрителем, туалет для зрителя. Если пристроить на территории дворика зрительный зал на 200 мест, мы бы могли решать и какие-то коммерческие вопросы. Мы же не можем увеличивать цены на билеты, а выживать, сохраняя свою камерность, трудно. Фасадная часть театра должна обновляться. Мы разработали проект реконструкции театра, в котором отразили все возможные варианты нового строительства, и представили его в органы власти. У нас побывал начальник инвестиционных программ администрации города Орла Владимир Константинович Медведчиков, все посмотрел на месте. Есть разрешение мэра и управления архитектуры города. Согласно тендеровой политике, мы заложили в бюджет и свои строительные работы, так что наши планы вполне реальны.

Есть одна проблема, которую сегодня решить пока невозможно: наш театр — единственный, который не получает жилья для своих работников. В городском бюджете средств для этого нет, а сами актеры, у которых зарплата маленькая, не могут даже принять участие в программе «Молодая семья». Мы эту проблему обсуждали и с учредителями, и с орловским отделением Союза театральных деятелей, но пока она с места не сдвинулась. И все-таки надежды не теряем.

— Елена Ильинична, что для вас лично театр «Русский стиль»?

— Выдающийся российский деятель Кони сказал: «Я думаю, что в целом мире нет управления тяжелее, сложнее, затейливее, нежели управление театром. Хороший директор стоит доброго министра. Этому человеку необходимы долготерпение камня, проникновенность базиликта, предвидение календаря, расчетливость и стремительность крота, трудолюбие пчелы, твердость духа, сообразительность и выносливость лошади и любовь к искусству чуть ли не безумная». Я не могу себя оценить объективно, но что касается безумной любви — так это есть. «Русский стиль» — это моя жизнь.

Людмила Васильева.

самые читаемые за месяц