«Не искушаться видимым господством зла»

В затянувшемся споре о том, нужно или не нужно вводить в средней школе уроки по основам православной культуры, лишь один аргумент, на мой взгляд, заслуживает внимания и обсуждения. В устах сторонников и противников нового курса одинаково убедительно звучит вопрос: а о чем, собственно, будет говорить учитель детям на таких уроках и будет ли решена в результате главная задача — духовно-нравственное воспитание в православной системе координат, что, по мнению известного православного публициста дьякона Андрея Кураева, сводится к познанию детьми самих себя и смысла своей жизни?

Правда состоит в том, что содержание курса «Основы православной культуры», представленное в многочисленных учебниках и учебных пособиях, еще не сложилось в нечто определенное и универсальное. В большинстве случаев, за исключением, может быть, таких передовых в этом вопросе областей, как Смоленская и Белгородская, где утверждены свои областные программы по православной культуре, содержание уроков ОПК определяется конкретным учителем и зависит от его вдохновения и личной подготовки.

В Орле так в полной мере. До сих пор эта тема у нас находила отражение лишь в авторских программах отдельных учителей-энтузиастов, поддерживаемых методистами областного института усовершенствования учителей. Благодаря этой поддержке некоторые из них прошли подготовку на специальных курсах в Троице-Сергиевой лавре, где лекции читали профессора Московской духовной академии и университета им. Шолохова. Но дальше православного краеведения в рамках факультативных занятий дело долго не шло: орловские чиновники не решались проявить инициативу и прислушивались к Министерству образования, которое, в свою очередь, не спешило пускать православную культуру в среднюю школу.

Но те, кто хотел, работали. Среди орловских городских учителей дальше всех удалось продвинуться учителю истории средней школы № 26 Н. И. Родиной. Ко всем ее личным стараниям и устремлениям счастливо добавилось понимание со стороны директора школы И. Н. Ададурова, который является горячим сторонником идеи формирования новой системы духовно-нравственного образования в современной российской школе на основе лучших отечественных традиций. Несколько лет орловская 26-я была официальной экспериментальной площадкой по духовно-нравственному образованию и нарабатывала опыт, формы и методы, которые потом могли бы использоваться в других школах города. Как известно, ищущим всегда открываются пути. И, наверное, не случайно именно орловская 26-я первая решилась на эксперимент и в прошлом году ввела в школьное расписание пятиклассников предмет «Основы православной культуры», основанный на авторской программе Н. И. Родиной. Авторитет 26-й повлиял и на решение областных чиновников, которые не стали противиться введению православного курса в отдельно взятой школе.

Один урок в неделю для пятиклассников, которые начиная с 2007 года теперь будут иметь возможность знакомиться с основами православного христианства вплоть до выпускных экзаменов на аттестат зрелости, — таков масштаб задуманного эксперимента. Тем актуальнее звучит вопрос: как и чему именно учат детей на уроках основ православной культуры?

Еще до начала текущего учебного года мы договорились и с Надеждой Ивановной, и с директором школы И. Н. Ададуровым, что спустя несколько месяцев сможем наглядно увидеть, что и как. И вот в феврале я побывал на двух уроках Родиной и одном занятии, которое проводила «под патронажем» Надежды Ивановны студентка религиоведческого отделения философского факультета ОГУ. Кстати, эта студенческая практика будущих религиоведов — тоже результат эксперимента, начатого в 26-й школе. До этого у воспитанников кафедры религиоведения и теологии не было площадки для отработки практических навыков преподавания религиоведческих дисциплин.

Первый урок, на котором мне довелось присутствовать, был посвящен православному храму. К тому времени ученики Родиной уже знали, что церковь — это община верующих во Христа людей. Теперь детям предстояло уяснить, что храм — это архитектурное сооружение, где верующие собираются для молитвы и где совершаются таинства церкви.

Учитель начинает с того, что акцентирует внимание детей на естественной внешней красоте православных храмов, которые являются украшением любого города или села. «Храм облагораживает нашу жизнь, — говорит учитель и подводит детей к важному выводу: — Храм и его колокольный звон напоминают нам о Боге и о том, что нужно внимательнее и строже относиться к себе и своим поступкам». Урок продолжается, учитель рассказывает о внутреннем устройстве храма и о правилах поведения в нем. Но этот сугубо познавательный фактический материал уже не кажется бессмысленным набором фактов, ведь дети уже знают, что храм помогает нам не забывать о главном — о том, что и внутри нас все должно быть так же красиво и упорядоченно. Учитель не призывает своих учеников ходить в храм, но дети (и русские, и нерусские: 26-я «интернациональна») теперь знают, зачем и, главное, почему люди туда ходят и почему для многих православных это так важно — посетить храм, отстоять службу, выдерживая достаточно строгие правила и в поведении, и в одежде. А значит, первые уроки религиозной культуры для этих детей не прошли зря.

Продолжением этого разговора становится тема другого урока — «Любовь как величайшая добродетель». О добродетели вообще они уже говорили с учителем. Дети усвоили на прошедших занятиях, что добродетель — это творение добра. Но что такое добро? Пятиклассники живо реагируют на эту «загадку» учителя и тянут руки. Их ответы по-детски просты: «Добро — это хорошие поступки!» Но учитель озадачивает их новым вопросом: «Ну а наша радость или иней на ветви ели — помните, мы видели с вами, когда ездили в Дмитровский район на экскурсию по святым местам?» Дети внимательно слушают, они ждут ответа и, кажется, уже чувствуют его. Ведь красота окружающего мира — это им хорошо знакомо. Знакомы и чувства, которые эта красота пробуждает. Осталось только соединить понятия. И учитель делает это: «Добро — это все хорошее, прекрасное, милое сердцу». Далее учитель поясняет, что олицетворением доброго и прекрасного для верующих людей является Бог, который в православном понимании и есть любовь.

Таким образом, к религиозным понятиям о боге и любви учитель подводит детей через полноту чувств. И это тоже из православной культуры, носитель которой — русский народ — именно через глубину созерцательного чувства восходил к Богу. Для нравственного здоровья детей это особенно важно — светлые образы и полнота переживаемых добрых чувств. И как бы потом ни сложились судьбы нынешних учеников Н. И. Родиной, думаю, что образ любви как многогранного и божественного чувства они сохранят в себе даже, может быть, вопреки «суровой действительности», по которой мы привыкли поверять свои мысли и ощущения.

«Но что значит любить маму?» — задает учитель следующий вопрос, переводя тему в сугубо практическую плоскость. Дети, не чувствуя подвоха, начинают перечислять признаки этой любви. И получается любопытная картина: оказывается, все любят маму за то, что она не покладая рук заботится о своих чадах. Так у учителя появляется повод преподать своим ученикам еще один урок: что за любовь мы можем принимать потребительское чувство, тогда как настоящая любовь всегда жертвенна. И здесь очень к месту звучат знаменитые слова апостола Павла о том, что любовь «не ищет своего», и евангельская притча о добром самарянине. И убедительным становится вывод, который делает учитель, что наш ближний — это тот, кто нуждается в нашей помощи.

Нет, Н. И. Родина не пытается упростить жизнь и навязать своим ученикам идеалистические представления об отношениях между людьми. Ее урок — это первая попытка научить детей преодолевать соблазны и вызовы действительности. И поэтому в разговоре о любви как высшей добродетели учитель не обходит стороной и еще одну немаловажную проблему: как преодолевать в себе антипатию, предубеждение к тому или иному человеку? Учитель читает вслух короткий рассказ, где речь идет о том, как одна девочка преодолела в себе неприязнь к суровому нелюдимому деревенскому кузнецу, которого все сторонились. Как же она этого добилась? Оказывается, девочка сначала просто заставила себя кланяться и приветливо здороваться с несимпатичным кузнецом. И он не преминул откликнуться благодарностью на это ее усилие. И — о, чудо! Волевое усилие обернулось вдруг самым теплым и искренним чувством. Учитель подводит итог: «Разрушайте преграды улыбкой, рукопожатием, приветливым словом. Заставьте себя сделать шаг навстречу, и вы обязательно будете вознаграждены ответным чувством, и злу не останется места в вашем сердце».

Завершая урок, Надежда Ивановна раздает детям памятки, в которых записаны некоторые правила поведения. Например: «Будь уступчив, избегай ссор». Учитель призывает детей постараться соблюдать эти правила в повседневной жизни, всегда и при любых обстоятельствах. «Отмечайте карандашом то, что вам будет трудно даваться, — советует Надежда Ивановна, — и работайте над собой».

Тема преодоления зла в себе нашла продолжение и развитие на уроке, который провела одна из студенток Орловского гос-университета. Ключевым моментом этого занятия была сказка о том, как стала злой Баба Яга. Оказывается, все случилось как это обычно и бывает в жизни: сначала маленькая девочка поддалась искушению и не поделилась ягодами с подружками. Потом некий голос нашептал ей, чтобы она не прощала подруг за обиду и отомстила им за то, что они перестали с ней дружить. И когда помириться стало еще труднее, тот же неведомый искуситель легко убедил будущую Бабу Ягу, что любви вообще никакой в жизни нет, что человек человеку — волк и что она, маленькая Яга, вполне может гордиться собой. И в концов концов перерождение состоялось. Длинный нос, горб и ступа — это были уже последствия гибели души бедной девочки, поддавшейся искушению видимого господства зла и не сумевшей преодолеть мимолетное ожесточение к ближним, покаяться, простить и сделать шаг навстречу.

Учителю было о чем поговорить с классом, попутно приводя примеры из Библии. Был сделан главный вывод урока — что быть добрым помогают терпение и смирение, то есть умение удерживаться от зла и с достоинством нести все беды и трудности, которые выпадают на твою долю.
Как известно, нет предела совершенству. Возможно, уроки православной культуры могут быть построены и как-то иначе. Но то, что сейчас апробируется в 26-й орловской школе, очень близко к тому, что хотелось бы иметь, — уроки нравственности с обоснованием безотносительной ценности ее постулатов. Ведь самое страшное, что произошло за последние полтора десятилетия, — это отказ от восприятия нравственных законов как неизменной системы ценностей. Как и предсказывал Достоевский, без Бога, действительно, оказалось все позволено, потому что не осталось абсолютных критериев добра и зла. Вернуть понимание религиозного непреходящего смысла нравственных понятий и научить детей прислушиваться к голосу своей совести как к голосу Божьему в человеке — вот та главная задача, которой должна соответствовать школьная программа по духовно-нравственному воспитанию.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц