Пора перестать лицемерить!

Завершились XIX Международные Рождественские чтения. Это ежегодный форум, где обсуждаются проблемы церковно-общественных отношений, вопросы современного образования, духовно-нравственного воспитания молодежи и общества в целом. Мы предлагаем вниманию орловских читателей впечатления не орловского священника — руководителя миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерея Евгения Соколова, постоянного участника Рождественских чтений, известного своими критическими выступлениями в православных СМИ.

— Приезжая каждый год на чтения из провинции, сразу чувствуешь, как меняется мир, в Москве это хорошо видно, — сказал о. Евгений в интервью корреспонденту информ-агентства «Православие на Северной Земле». — Если мы оглянемся назад и вспомним время «развитого социализма», то вынуждены будем признать, что состояние нравственности тогда было существенно выше. Странно, после того как была разрешена евангельская проповедь, когда вера перестала быть под запретом, духовное состояние нации стало катастрофически ухудшаться. Приезжая из года в год на чтения, я пытаюсь понять, почему — почему это происходит и почему мы как-то с этим смиряемся. Пророческие слова Спасителя сбываются: как во дни Ноя люди беспечно жили… И издевались над Ноем, который столько лет строил ковчег… В первую очередь, я имею в виду руководство страны, которое смотрит на всё это совершенно беспечным взглядом. На пленарном заседании чтений президент Российской государственной библиотеки Виктор Фёдоров задал совершенно справедливый вопрос: мы слышим отчёты о том, что рождаемость повысилась, но в то же время глава Наркоконтроля Иванов сообщает, что значительно возросла смертность от наркомании. Так какой же смысл рожать детей, чтобы они погибали от наркотиков? Какой смысл повышать рождаемость, не контролируя другие показатели? Действительно, рождаемость повышается, требования президента выполнены, но на практике никаких плодов это не приносит. Ситуация с наркозависимостью, по словам Виктора Иванова, носит уже «апокалиптический характер». И это мы ещё не касались вопроса пьянства, которое гораздо более распространено, вопроса венерических заболеваний, абортов, суицидов, что еще страшнее. Положение усугубляется из года в год, а мы продолжаем отчитываться в повышении рождаемости, выполнении планов и прочее, прочее, прочее… Это вызывает, конечно, сильную горечь. И в нашей церковной среде, к сожалению, проявляется эта теплохладность, о которой предупреждает Писание. В последний день чтений я был на секции в театре «Глас». Там выступал известный православный режиссёр, актёр, народный артист России Николай Петрович Бурляев. В первой половине своей яркой речи он с чувством говорил о том, что наше телевидение — рассадник разврата, жестокости, насилия, что работают на нём люди сомнительной культуры с искаженным пониманием нравственности. О том, что деньги, выделенные в этом году на кинематограф, около пяти миллиардов, пойдут в основном студиям, снимающим коммерческие фильмы вроде «Ночного дозора». Он долго говорил на эту тему, но в конце совершенно неожиданно для меня произнес панегирик в адрес властей. Речь шла о проведении в минувшем году учредительной конференции Союза деятелей славянской культуры «Золотой Витязь». На встрече с Бурляевым президент предложил провести это мероприятие в любом зале Кремля. Николай Петрович спросил: «А можно в Грановитой палате?» Президент ответил, что можно. Позже Бурляев выразил публичную благодарность президенту за предоставленную возможность… Хочется поинтересоваться: неужели народный артист не понимает, что сериал «Школа» снят с разрешения того же лица, ведь кто-то поставил нынешних руководителей ТВ. У нас центральные каналы телевидения все же контролируются государством или государственными компаниями…

Многие заявляют, что Церковь не должна вмешиваться в политику. Это, безусловно, так. Христос не обличал ни Пилата, ни Ирода, они были язычниками, с которыми не имело смысла говорить. Обличал Христос вождей еврейского народа, которые знали духовный закон, но извращали его. Сегодня наши руководители называют себя православными, но при этом позволяют себе вещи, с Православием несовместимые. Провозглашают толерантность ведущей ценностью в обществе, когда толерантность — это признание истины за каждой религией, что является ересью. Такие принципы дезориентируют человека, почему мы и сползаем в духовную яму. Если мы, якобы отдавая должное другим религиям, задаёмся вопросом Пилата — что есть истина? — и, как Пилат, не стремимся услышать ответ, мы таким образом возвращаемся на 2000 лет назад, толерантность — религия Древнего Рима. Тогда бесполезно что-то объяснять… Но тогда давайте, по крайней мере, чётко скажем — мы не православные, истинна любая религия.

— Одним из тех, кого лично вы неоднократно подвергали обличению, является постоянный участник Рождественских чтений министр Фурсенко…

— Знаете, это очень болезненный вопрос. Я не поленился и нашёл все речи нашего министра образования, звучавшие на Рождественских чтениях. Это удивительный пример разговора ни о чем, обычной демагогии. Г-н Фурсенко всегда выражал своё уважение к православной вере, но подчеркивал, что Православие является одной из религий нашей многоконфессиональной страны; подчеркивал, что он, уважая Православие, обязан и другим конфессиям оказывать поддержку; при этом умудрялся все наши просьбы и предложения сводить к нулю. Давайте вспомним ситуацию с «Основами православной культуры». Который год мы бьёмся с этим; даже отец Андрей Кураев не выдержал и заметил, что Мин-образования все время вставляет палки в колеса.

Это первое. А во-вторых, хотелось бы ещё и ещё раз вернуться к терминам. Мы слышим из уст и президента, и премьер-министра, что у нас многонациональная и многоконфессиональная страна. Хочется спросить: на чём основано это утверждение? По международным нормам Россия — мононациональная и моноконфессиональная страна. 67% одного этноса в государстве позволяет называть его мононациональным, у нас же более 80% — русское население, крещенное, в основном в Православии. Так что это либо недостаток информированности, либо заведомая ложь. Есть, между прочим, на территории Российской Федерации примеры удивительные — взять того же Рамзана Кадырова, который в основу своей политики положил духовные принципы и всячески оберегает и распространяет веру своих предков. Он постоянно, кстати, обращается и к нам: почему мы свою духовность не поднимаем…

— И прямо говорит: мы, верующие чеченцы, рожаем много детей, укрепляем нацию…

— Да, а у вас аборты и народ вымирает. Причем Кадыров подчеркивает, что им нужна сильная Россия, всему мусульманскому миру нужна сильная Россия, иначе их сомнут. В этом плане поразительно, что президент Чечни больше заботится о нас, чем наши собственные правители. Только руками остается развести. Возвращаясь к г-ну Фурсенко — то, что творится в образовании, просто гибель, об этом кричат все и в один голос. Когда Советский Союз запустил первый космический спутник, Даллес сказал Эйзенхауэру: русские обогнали нас на школьной скамье. У нас было лучшее образование в мире, а сегодня, под лозунгом непрерывных реформ, мы пришли к полному разгрому, а г-н Фурсенко на Рождественских чтениях каждый год говорит ни о чем. Ни разу, в частности, не прозвучало анализа итогов минувшего года. Сплошная декларация абстрактных благих намерений. И это тоже вызывает недоумение… Таким образом, чтения оставляют двойственные впечатления. Духовно-нравственная атмосфера у нас все ухудшается, это все видят, причем при коммунистах она была на порядок здоровее…

— Ещё одна тема, которую хотелось бы обсудить. На ряде секций звучала как своеобразный рефрен, негласный эпиграф мысль о том, что Церковь не должна молчать. А. Дугин, помимо прочего, подвёл итог, что у России только на Церковь осталась последняя надежда… Все это напрямую соотносится с теми мыслями, которые вы постоянно высказываете.

— Здесь все просто: если проблемы с образованием, мы предъявляем претензии г-ну Фурсенко, проблемы со здравоохранением — г-же Голиковой, проблемы с терроризмом — соответствующим силовым органам. Но если проблемы с нравственностью, с духовностью, кому претензии можно предъявлять? Только Церкви. И если что-то у нас не получается, если ситуация усугубляется с каждым годом, надо объяснить почему. Я могу сказать только одно: мы живем в то время, когда нужно не молчание, а обличение. Как минимум мы можем сказать: вот эти люди — не с нами.

— О духовно-нравственном состоянии нашего православного премьер-министра многое может сказать вопиющий случай с эротическим календарем…

— У всех могут быть какие-то личные пристрастия, грехи. Это вопрос личного покаяния человека. Но недопустимо пропагандировать грех, особенно для человека, облеченного властью. Какие-то порочные склонности, привычки нельзя афишировать, подавая тем самым пример другим. И когда студентки журфака МГУ разделись и эротический календарь сняли в подарок на день рождения… Как после этого воспитывать студентов, когда от премьера мы слышим заявление, что ему это понравилось? Как это вообще согласуется с тем, что человек называет себя православным? Это просто недопустимо. Повторяю, за это вообще-то прещение должно последовать. Если бы ему понравилось и он не стал бы этого афишировать — пусть идет и разбирается со своими пристрастиями один на один, пусть идет к духовнику. Но когда он публично это одобряет, то уже не знаешь, чего дальше ждать… И это лидер нашей правящей партии. Чего ждать от других лидеров и других партий?

— Опять же параллель с Кадыровым, который говорит, что даже поцелуи на улице — это непристойно.

— Яркий пример для сравнения. Это действительно страшно: соблазны приходят в мир, прямо скажем, через наше высшее руководство, которое, занимаясь экономикой, политикой, иными делами, нужными и важными, забывает, что все наши проблемы — от бездуховности. И терроризм, и слабое образование, и то, что творится на телевидении, — все это следствие низкого духовного уровня. И мы как духовники должны как-то это дело останавливать, дальше терпеть просто нельзя.

— И это понимание пришло, об этом говорили очень многие на чтениях. Но вот представитель Синодального отдела по связям Церкви и общества отец Георгий Рощин возразил: как мы будем обличать, если, скажем, на Литургию на Васильевском спуске в День памяти святых Кирилла и Мефодия пришло всего три тысячи человек, и это в Москве. Кремль вряд ли захочет услышать голос Церкви при таких условиях.

— Потому и пришло три тысячи, что народ все больше разочаровывается, разуверяется в том, что за него заступятся. Не в народе дело, а, видимо, в нас, в нашем молчании. Здесь уже можно вспомнить: молчанием предается Бог. Никто не призывает ни к какой конфронтации, ни к какой политической борьбе, революции, ни в коем случае! Но если люди называются православными, а ведут себя совершенно иначе, их православие становится только ширмой.

— В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви обозначено, что Церковь имеет право защищать свои духовные ценности, вплоть до мирного неповиновения властям.

— Церковь должна возражать, защищая истину. А если мы не защищаем, то и народ в Церкви разочаровывается. Христос, обличая фарисеев, главным их пороком называл лицемерие. Пора перестать лицемерить, и в первую очередь нашей светской власти.

«Русская народная линия».
(Печатается в сокращении)

самые читаемые за месяц