«Слышен звон бубенцов издалёка…»

В Великом Новгороде на одном из предприятий в 2006 году освоен новый вид сувенирной продукции — латунные бубенцы. Причем десять разновидностей с архаическим орнаментом. И, по сообщению газеты «Колокольный мир», бубенцы пользуются особым спросом у гостей города, туристов. На мой взгляд, не потому только, что бубенцы ручной работы действительно красивы, а потому, что их своеобразное звучание вызывает радостные, светлые ощущения в душе каждого русского человека. И хотя мы давно уже, около столетия, не пользуемся ими в повседневной жизни, любовь к поддужным колокольчикам и бубенцам живет в нас и передается от поколения к поколению на генетическом уровне. Наши предки еще в глубочайшей древности использовали бубенцы, прикрепляя их к одежде, в роли оберега. Во время раскопок в Новгороде бубенцы были обнаружены во всех слоях — с X по XVI век. А совсем недавно мне совершенно случайно удалось приобрести 4 бубенца (с частичными утратами), обнаруженных при каких-то строительных, точнее, земляных работах на территории Орловской области.

Бубенец — оберег. В Новосильском краеведческом музее практически нет археологических артефактов. Во время Великой Отечественной войны эта земля вытерпела, казалось, то, что вытерпеть было невозможно. Чего только стоит операция под Вяжами! Поэтому неудивительно, что в постоянно действующей экспозиции этого муниципального музея много внимания уделяется той войне. И за что мы должны быть особо благодарны местным музейщикам, так это за то, что на одном из стендов они поместили маленький бубенчик, сопроводив его пояснением: «Оберег красноармейца». Чудом сохранившийся шарообразный колокольчик с маленькой дробинкой внутри сохранил не только тихий, но мелодичный звон — он сохранил память о своем хозяине, умном, тонком, светлом человеке.

Бубенцы использовались не только в качестве оберега или украшения одежды в русском национальном костюме, например, они часто и вплоть до начала XX века использовались в качестве пуговиц. Однако наибольшее распространение в России бубенцы получили с середины XIX века. Поводом к этому послужил запрет на употребление поддужных колокольчиков частными лицами. А они так привыкли пользоваться мелодичными колокольчиками при дорожных путешествиях! Но русский человек находчив, он быстро смекнул, что звон бубенцов, подвешенных на шейный кожаный аркан с помощью сыромятных ремней, немногим уступает звону поддужного колокольчика.

По технике изготовления бубенцы разделялись на штампованные, литые и кованые. Полушария медных бубенцов спаивались оловом, железных — медью. Встречаются бубенцы без шва, с ободком и с рубчиком. В моей небольшой коллекции есть разные виды бубенцов, в том числе именные. Имеется и полный комплект «подписных» бубенцов известного мастера Е. С. Клюикова на аркане. На моем аркане размещено 11 бубенцов. Часто встречаются также наборы из 7 и 9 бубенцов. Но может быть и иной количественный подбор. М. В. Суров, вологодский коллекционер и автор оригинальной книги «Вологодчина: невостребованная древность», имеет в своей коллекции аркан с 27 бубенцами!

Самый крупный из бубенцов, как правило, прикреплялся посередине аркана. Но его место могли занять и маленький, а значит, негромкий колокольчик, и связка маленьких колокольчиков. Кроме того, бубенцы могли подвешиваться на дуге, седелке, оглоблях и на ремнях уздечки.

Есть в моей коллекции один особенный бубенчик. Его особенность заключается в том, что бубенчик — а это именно бубенчик, а не большая пуговица в форме бубенчика — изготовлен из серебра 84-й пробы с клеймом мастера. Я его очень ценю, но, естественно, не из-за нескольких граммов благородного металла. А из-за того, что серебряные бубенчики чрезвычайно редки, как и колокольчики. Вероятно, они быстрее своих медных товарищей ушли в переплавку и сохранились в единичных экземплярах. Да и было их немного. Ведь набор бубенцов из серебра заказать у известного мастера-ювелира имели возможность только состоятельные люди. Ценен для меня этот бубенчик еще и тем, что он — подарок Павла Сергеевича Грекова, одного из первых на Орловщине коллекционеров поддужных колокольчиков, участника войны, педагога. Даря этот бубенчик мне, в то время начинающему коллекционеру, Павел Сергеевич особо отметил, что этот бубенчик непростой. Так оно и оказалось. С него началось мое увлечение этой темой. С той встречи началась наша дружба, к сожалению, рано оборвавшаяся.

В Орле звонкоголосыми бубенцами интересуются, да и то попутно, в основном собиратели поддужных колокольчиков. А таких людей у нас около 15—20 человек. Но новые экземпляры появляются крайне редко. Бубенцы же на арканах практически не встречаются. По крайней мере, в последние десять лет мне не доводилось слышать о том, что чья-то коллекция пополнилась серьезным приобретением. Хотя когда-то, точнее, в начале перестройки в Орле одномоментно было продано около сотни бубенцов разных размеров и, что немаловажно, прекрасно сохранившихся. Бубенцы, говорят, были найдены при сносе старого строения, они лежали в специальной нише, сделанной в стене. Дальнейшая судьба коллекционных изделий дореволюционной эпохи типична для тех лет. Через цепочку посредников они ушли в Москву, и сегодня, по слухам, большая часть звонкоголосого клада хранится у А. Чубайса, страстного собирателя поддужных колокольчиков. В Орле же больших коллекций бубенцов, способных достаточно полно показать их разнообразие, на сегодняшний день нет.

Сергей Давыдов.

самые читаемые за месяц