Здесь имя мастера звучало…

Чибис все кричал…

Какова дальнейшая судьба деревни Любовши? В списках населенных мест ЦЧО от 1932 года она находилась в составе Судбищенского сельского Совета и ошибочно называлась «Любовина». В 30-х годах в здешних 32 дворах ютились 249 жителей.

В книге «Орловская область: административно-терри-ториальное деление на 1 января 1965 года» деревня Любовша по-прежнему относилась к Судбищенскому сельсовету…

Лет шесть тому назад я впервые побывал на месте, где когда-то стояли и Любовша-Хованово, и Лутовиново-Любовша, и Агибалово (Огибалово), Верхняя Сторожевая тож…

Было жаркое лето. Переехав высохшее русло Любовши, я оставил автомашину на правой стороне оврага и стал искать начало родной реки. Вскоре увидел сильно заболоченный хилый ключ. Стоячая вода в нем была покрыта водорослями и ряской. Из зарослей осоки нехотя поднялась пара диких уток.

Прошел немного ниже, до широко известного в наших краях Гремучего ключа. Он и сегодня полон сил и энергии; как и сто, и двести лет тому назад, шумит на всю округу. Могучими толчками вода громко вырывается на поверхность в самом центре речного русла. Увидел над ним старые тополя, которые, может быть, посадили по указке барина — И. С. Тургенева — старосты Дорофеев (Аникушин) или Куликов.

Конечно, осокори хорошо помнят нашумевший в прошлом веке Судбищенский мятеж — события марта 1918 года. К этим деревьям в ту памятную весну, возмущенные грабежом и произволом, крестьяне (официально — кулаки) привязывали красногвардейцев, реквизировавших у местного населения хлеб, и казнили их…

От реки наверх, где угадывались останки бывшей барской усадьбы (сохранилась довольно большая куртинка густых кустов сирени), вела широкая, заросшая травой дорога. «По ней из Гремучего ключа в усадьбу доставляли родниковую воду», — подумалось мне. И снова глаза встречаются с тополями! Они хорошо видны даже из оврага. А наверху их вершины заметны с расстояния двух-трех километров…

Признаться, я больше думал о конфликте 18-го года, нежели о чем-то ином. О крестьянском вооруженном бунте и сегодня помнят жители Судбищ. Одна женщина средних лет рассказала мне о том, что ей, юной девушке, ходившей из деревни Любовши на «улицу» в Агибалово или Судбищи, мать всегда наказывала: «Допоздна не гуляйте, возвращайтесь кучкой: люди говорят, что здесь «представляется».

Что имела в виду заботливая мамаша — до сих пор неизвестно. Правда, при упоминании о «тяжелом» месте я мысленно «узрел» курганы, в которых покоятся древние останки воинственных кочевников или здешних аборигенов (в полутора километрах от Лутовиново археологи в прошлом столетии обнаружили стоянку первобытных людей бронзового века). Может быть, женщина-мать боялась теней местных жителей и красно-гвардейцев, погибших в марте 18-го, а то и «вооруженных силуэтов» 20 тысяч воинов, с обеих сторон павших летом 1555 года в героической двухдневной битве горстки русских храбрецов с целой крымской ордой… Могилы их до сих пор не найдены…

Эта земля слишком много хранит тайн. Есть секреты и совсем недавнего времени. Летом 2007 года на поле, примыкающем к бывшей тургеневской Любовше, в составе спецотряда я искал остатки самолета-бомбардировщика ПЕ-2, упавшего здесь в 1942 году. Но поиски наши оказались безрезультатными.

Сознаюсь, и мне было не по себе в этом краю непуганых птиц и сиротливых ракит, подточенных бобрами и ощетинившихся голыми суставами корневищ и пристволий над узенькой сиротливой Любовшей. Кроме одинокого и заунывного крика-вопроса чибиса «чьи вы, чьи вы», кругом было тихо, пустынно, безлюдно и тягостно…

Возвращаясь назад по коровьим стежкам, сетью разбегавшимся по отлогому каменистому левому склону холма, я, под впечатлением этой грустной картины, невольно вспомнил сон одного из литературных героев Тургенева — Якова Аратова: «Ему снилось: он шел по голой степи, усеянной камнями, под низким небом. Между камнями виднелась тропинка…»

Мне неудержимо захотелось взять что-либо на память о тургеневской деревне Любовше, о свидании с Гремучим ключом, из которого вытекает моя синеокая Любовша. Нагнулся и, не глядя, на обочине тропы нащупал два небольших камня. Затем положил их в багажник «Волги» и с обглечением вырулил на большую дорогу…

Через два дня вспомнил о «сувенирах» и решил внимательнее исследовать их. И, о чудо! Каждый из голышей был по-своему интересен. Один «проявился» в форме полумесяца. Другой же представлял собой не что иное, как мизерную копию египетского Сфинкса…

Когда-то полумесяц со звездой Юпитера значился у астрологов как знак «великого счастья», а затем он стал символом Оттоманской империи и ислама. В этой связи я мысленно проследил путь чистейшей и целебной воды, выброшенной неустанным и щедрым Гремучим ключом в самом истоке Любовши. В своем воображении я «отметил» прозрачные струи любимой реки у берегов Турции, Египта и даже в далекой Атлантике…

Вот какая ты «длинноногая», моя красавица Любовша! Я горжусь тобою!

***

Конечно, сам собой напрашивается вопрос: посещал ли эти края великий писатель? Исследователи на этот счет ничего не говорят. Мы же позволим себе некоторые предположения. В истоке Любовши Тургенев непременно должен был быть, и не один раз, ведь он неоднократно наезжал в родовое имение близ села Кадное Ефремовского уезда. Прямая дорога, с выходом на Муравский шлях, исстари лежала из Мценска и Орла на Ефремов через Новосиль и Судбищи. Другого пути до появления железных дорог не было. Судбищенские деревни Лутовиново и Любовша располагались на этом большаке.

По-моему, летом 1853 года по дороге в ефремовское Кадное он не мог не заехать в любовшинскую усадьбу, чтобы лично ознакомиться с положением дел в сельском хозяйстве, так как экономика имений находилась в упадке. Его управитель, Н. Н. Тютчев, не оправдал надежд и «не произвел никаких улучшений». Тургенев же в это время активно лично пытался (правда, безуспешно) вывести из кризиса свои владения.

Этот факт нигде не отмечен, но о нем мог умолчать и сам классик русской литературы… Дело в том, что в 1852—1853 годах И. С. Тургенев находился в спасской ссылке и властями было ему запрещено покидать пределы Орловской губернии.

Сегодня здешние места трудно узнать. В 2007 году на бывших лутовиновско-любовшинских полях началось сооружение отрезка высокоскоростной автомобильной трассы Орел—Ефремов. Десятки огромных самосвалов и мощных экскаваторов круглосуточно заняты переброской грунта с одного места на другое. Мне сказали, что копатели на правом берегу реки (?) добрались до какого-то древнего сооружения (вроде печи), с костями и черепками, но тут же находка была перемешана с землей…

Рядом с Гремучим ключом через Любовшу перекинется высокий красивый мост. Его «плечи» уже обозначились. Хорошо бы соорудить здесь площадку для обзора, установить указатели с краткой информацией об особенностях местности. Непременно надо сообщить путникам о том, что в средние века русской истории в ближайших овражно-лесистых урочищах стояли зоркие и резвые пограничные сторожи. Окрестные живописные холмы, речка, старая дорога в лутовиновскую гору, ракиты, Гремучий ключ и вековые тополя, а также и древний почтовый тракт связаны с именем И. С. Тургенева — великого писателя земли российской.

Григорий Лазарев,краевед, заслуженный работник культуры РФ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц