Мэр Орла Александр Касьянов о дорогах, транспорте и слухах

— Александр Александрович, создается впечатление, что враждебные вам СМИ снизили обвинительный накал. Чем бы это объяснить?

— Я бы не сказал, что накал снизился. Просто эта возня приелась, и на нее перестают обращать внимание. Мы же со своей стороны стараемся не реагировать на каждый чих в наш адрес, не создавать дополнительную рекламу изданиям и программам, ее не заслуживающим. Работы и без этого хватает.

— На перекрестке Московской и Герцена появился долгожданный светофор «со стрелочками». Можно сказать, что сбылась вековая мечта орловских автомобилистов. В связи с этим: что мэрии удалось сделать, что не удалось, какие планы пришлось скорректировать?

— Сказать, что мы каждый день выдаем новые идеи и тут же их реализуем, было бы неправильно. Работа идет по плану. В начале года средства на реализацию этих планов закладываются в бюджет, как и было с предложением поставить светофор на пересечении Московской и Герцена. Пришло время — его поставили. Цена вопроса — 450 тысяч рублей на условиях софинансирования областным бюджетом. Пятьдесят процентов заплатил город, пятьдесят — область. Отказываться вовсе от каких-либо планов нам не приходилось. Вот корректировать — приходится. Например, хотелось бы завершить все работы по Александровскому мосту к 5 августа, но необходимые деньги появятся только осенью. Поэтому мост откроем только к концу года. Разработана программа на 244 млн. рублей по ремонту орловских дорог. Готова проектно-сметная документация, находящаяся сейчас на утверждении в Москве. В конце этой недели должен быть принят федеральный закон, выделяющий деньги на дорожное строительство, после чего мы проведем конкурс среди подрядчиков. Одно из его условий — сначала работа, затем оплата.

— В Орле есть такие состоятельные организации?

— Есть. И орловские, и не только. Ремонтом должны заниматься солидные структуры, имеющие современные асфальтоукладчики, мощные катки. Ведь федеральные деньги придут на счет, скорее всего, осенью, а там и зима не за горами. Дороги же должны быть отремонтированы до холодов. Дорожно-строительные организации, с которыми мы провели переговоры, с нашими предложениями согласны.

— Что можно сказать о географии и качестве ожидаемого ремонта?

— Он будет качественным, он не будет ямочным. Укладывается полотно, устанавливаются бордюры, люки монтируются вровень с дорожным покрытием. Детальное обследование дорог, подлежащих ремонту, уже проведено. Для этого привлекалась техника, имеющаяся у «Орелгосзаказчика». Спецлаборатория на месте определяет все неровности и дает характеристику участку. Прежде всего, дороги будут ремонтироваться там, где есть интенсивное автомобильное движение. Это Московское шоссе, ул. Михалицина вплоть до пересечения с Болховским шоссе, ул. Автовокзальная по всей ее длине, переулок Маслозаводской, часть Карачевского шоссе (часть мы уже сделали). После ремонта здесь получится нормальный заезд в город со стороны Брянска с дальнейшим уводом транзитного транспорта на объездную дорогу. Автовокзальную будем делать с тротуарами — такой, какой должна быть улица. Закончим Наугорское шоссе, ул. Лескова до стадиона им. Ленина, ул. 7 Ноября до Почтового переулка, обустроим правый берег Орлика. Завершение реконструкции Александровского моста тоже входит в эту программу.

— Что там осталось сделать?

— Работ осталось — с благоустройством прилегающей территории — максимум на три месяца. Есть практически все: опоры электроосвещения, готовые ограждения — осталось только установить. Проблема со сроками финансирования, о чем я уже говорил.

— Заканчивать стройку будет та же организация? Там были какие-то сложности, попытка проводить забастовку.

— Генеральным подрядчиком по Александровскому мосту является и продолжает оставаться Мостострой. Что касается попытки провести забастовку, очевидно: если людям не платить зарплату, они будут бастовать. Вопрос в том, что город не содержит частную организацию, каковой на сто процентов является Мостострой. И руководство этой строительной организации вправе искать дополнительные подряды, чтобы рассчитываться со своими рабочими. По своим счетам город платит.

— Каковы отношения с областной властью?

— Нормальные отношения, конструктивные. Вместе с областью мы приняли совместную программу по ремонту и строительству дорог. Дорожное строительство начало финансироваться. Вообще, дороги — особая тема. Чтобы сделать их такими, как, скажем, в Липецке, Курске или Белгороде, нужен не один год и не только городские деньги. Федеральные программы поддержки дорожного строительства в регионах существовали и раньше, но нужно было не лениться готовить проектно-сметную документацию и настойчиво стучать в эти самые федеральные двери, чтобы тебе открыли. В Курске капитальный ремонт дорог провели четыре года назад, причем так, что теперь он не нуждаются в ямочном ремонте. Но качественные дороги можно получить лишь при условии, что у вас есть качественный завод по выпуску асфальта и хорошая техника — современные асфальтоукладчики и мощные катки. А чтобы такая техника появилась, нужны объемы, подтвержденные деньгами. Городских ресурсов на такую программу не хватит никогда. В результате в Курске, привлекая областные и федеральные деньги, дороги отремонтировали четыре года назад, а в Орле в то же самое время продолжали заниматься ямочным ремонтом.

Сегодня дороги стали национальным приоритетом. Есть Послание Президента Федеральному Собранию, есть решение Правительства об исполнении Послания. На следующий год федеральный бюджет предусматривает выделить на дорожное строительство порядка 250 млрд. рублей. Даже в нашем, далеко не перенаселенном, городе, проблема обостряется с каждым годом. На 323 тыс. населения приходится порядка 100 тыс. единиц транспорта. Соотношение – три к одному! Город не приспособлен для обслуживания такого количества техники. Нужно делать развязки, объезды, разъезды, распределять транспортные потоки по параллельным улицам.

— Как обстоят дела с компенсацией областным бюджетом потерь муниципальных транспортных предприятий, вызванных перевозкой областных и федеральных льготников?

— Деньги из областного бюджета идут, но слабо и далеко не в тех объемах, на которые рассчитывали наши транспортные организации. Проблема здесь в том, что ни транспортники, ни областной, ни городской бюджеты никогда не найдут общего языка, пока расчеты производятся на основании теоретических методразработок. У каждой стороны — своя методика, и именно ее каждая сторона признает лучшей. Споры исчезнут сами по себе, когда от формул мы перейдем к персонифицированному учету льготных категорий пассажиров. Это возможно только при внедрении электронной системы расчетов — персональных магнитных транспортных карт. Подобная практика давно опробована и применяется в Ростове, Ярославле и других городах. Вкратце суть системы такова: при входе льготника в транспорт с его персональной карточки считывается информация — определяется, к какой категории льготников пассажир относится и бюджет какого уровня должен данному транспортному предприятию за его перевозку. Дополнительный плюс системы в том, что считывающими устройствами можно оснастить и частных «извозчиков». Выигрывая муниципальный конкурс на перевозки, они могут значительно расширить свою клиентуру. А у льготников расширится выбор транспортных средств. Систему мы обязательно внедрим. Возникли чисто технические и организационные проблемы, которые просто откладывают реализацию проекта.

— Когда будет проведен конкурс среди перевозчиков?

— Конкурс на муниципальные пассажирские перевозки мы собираемся провести в июле. Сейчас идет шлифовка документов и последние согласования в Минтрансе. Эти согласования не являются обязательными, но мы хотим, чтобы работа по наведению порядка на орловских дорогах проводилась без сбоев. Задержка еще вызвана тем, что Минтранс готовит поправки в нормативные документы, в том числе в Устав автомобильного транспорта, которые унифицируют подходы к решению транспортных проблем во всех регионах. На недавнем совещании под председательством Полтавченко в ЦФО по вопросам общественного транспорта и льготным перевозкам мы убедились, что движемся в верном направлении. Конкурс проведем и будем работать над деталями.

— Александр Александрович, Орел — город маленький, слухи здесь любят, как в деревне. Не прокомментируете последние кадровые изменения в мэрии, в частности увольнение начальника управления муниципального имущества и землепользования Ю. Н. Глазкова и начальника управления материально-технического обеспечения А. Н. Крапивченкова?

— Прокомментирую. Юрий Николаевич Глазков написал заявление об уходе в связи с тем, что хочет заняться бизнесом. Анатолий Николаевич Крапивченков победил в областном конкурсе, с чем мы его искренне поздравляем, и ушел работать в областную администрацию, в департамент строительной и жилищно-коммунальной политики, на должность начальника управления. На место Ю. Н. Глазкова назначена его заместитель Татьяна Владимировна Решетова, а на место А. Н. Крапивченкова — начальник отдела Михаил Николаевич Шаталов, который львиную долю работы в управлении и делал.

— Ваша оценка деятельности муниципальных предприятий?

— К сожалению, не могу сказать, что все коммунальные службы города работают отлично, но улучшение оперативности можно отметить. Город стал чище и светлее, дороги начали ремонтироваться. Будем развивать успех, двигать программу благоустройства от городских магистралей в глубь кварталов. Главная задача, которая стоит перед городскими службами, известна – работать стабильно, без сбоев и быстро устранять неполадки, если они случаются. Началась уже подготовка города к зиме. Эта работа идет по плану.

Вопросы задавал Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц