Честь по чести

Решение Железнодорожного районного суда

12 февраля 2010 года Железнодорожный районный суд, рассмотрев гражданское дело по иску Найденова Виктора Николаевича к Назаровой Нине Порфирьевне, АНО «Агентство печати «Красная строка» о защите чести, достоинства и деловой репутации, решил:

Иск Найденова Виктора Николаевича удовлетворить частично.

Признать не соответствующими действительности и порочащими сведения, опубликованные в статье «Так это кооперация или частная лавочка?» 20 мая 2009 года в газете «Красная строка» за № 19 о незаконном получении сыном Найденова В. Н. жилья: «А как путает свои личные вопросы с общественными руководство ОПО «Союз Орловщины», можно увидеть и на примере расселения дома по ул. Черкасской. Это жилое здание не было на балансе потребкооперации, поэтому тратить средства на него не входило в обязанность ОПО. Но под прикрытием расселения руководство ОПО получило новые апартаменты. Найденов оформил жилье на сына».

Суд обязал АНО «АП «Красная строка» опубликовать в газете «Красная строка» резолютивную часть решения суда и взыскать с Назаровой Н. П. и с АНО «АП «Красная строка» в пользу Найденова В. Н. в качестве компенсации морального вреда соответственно четыре тысячи и две тысячи рублей.

В остальной части иска отказать.

Публикуя это решение Железнодорожного районного суда Орла, редакция газеты не может не высказать свою позицию по нему, поскольку, на наш взгляд, оно вызывает немало вопросов и вводит читателя в заблуждение относительно того, что на самом деле публиковалось в газете и что опровергается.

Напомним: Н. П. Назарова, чье письмо под заголовком «Так это кооперация или частная лавочка?» появилось на страницах «Красной строки» уже почти год назад, — заслуженный работник торговли РФ, ветеран труда, проработавшая в системе орловской потребительской кооперации, в том числе и на руководящих должностях, более сорока лет. Она и сегодня остается пайщиком этой организации, вернее ее преемника — ОПО «Союз Орловщины». Своей озабоченностью тем, что, по ее мнению, происходит сегодня в некогда родном коллективе, и поделилась Нина Порфирьевна с читателями газеты.

В письме Назаровой приводились данные, выявленные в ходе внутрихозяйственных ревизий, а также проверок Росфинмониторинга о финансовых нарушениях, о происходившем, по ее мнению, разбазаривании кооперативной собственности, необоснованных льготах и привилегиях для «верхушки» ОПО «Союз Орловщины».

Из многих десятков примеров, приведенных в письме Назаровой, оспаривался один: сведения о том, что под прикрытием расселения ветхого дома № 6/8 по ул. Черкасской нынешний председатель совета ОПО, а тогда — председатель правления Найденов оформил жилье на сына. Надо отметить, в публикациях СМИ тех лет действительно неоднократно сообщалось, что за счет ОПО его руководство оплачивало квартиры для себя и их евроремонты (в частности, и в отношении Найденова упоминалось о двух таких квартирах), однако факт оформления жилья на сына Найденова в суде Назаровой не доказан.

Редакция считает, что это и не утверждалось как факт. А как разъясняет постановление пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», правовая ответственность наступает лишь по утверждениям о фактах или событиях. Но, во-первых, письмо вышло под рубрикой «Столкновение позиций», рядом с ним в том же номере и под этой же рубрикой были помещены и комментарии самого руководства ОПО «Союз Орловщины», в которых давалась их собственная трактовка вопросов, поднятых Назаровой, в том числе и по названному дому. Публикации предварены редакционной врезкой, сообщающей, что газета представляет взгляд сторон на проблемы, точки зрения и дает возможность самим читателям судить, на чьей стороне истина. Но суд проигнорировал такие обстоятельства, будто их и нет. Несмотря на это, редакция не намеревалась комментировать решение суда, если бы им не признавались несоответствующими и порочащими сведения, которые, на наш взгляд, носят оценочный характер и не подлежат опровержению, соответствуют действительности и не являются порочащими.

Начнем с того, что абзац, который суд признает не соответствующим действительности и порочащим, на самом деле в газете изложен иначе. Между словами «новые апартаменты» и «Найденов оформил» находятся предложения: «В журнале ордеров указано, что затраты на приобретение квартир составили 19 млн. 127 тыс. рублей (кстати, фактические затраты называются почти вдвое выше. — И. С.), а на их регистрацию — 422,7 тыс. рублей. Расшифровки конкретных пользователей этих квартир нет. Но, насколько мне известно…».

Самопроизвольное изъятие этой части текста из середины абзаца никак не объясняется. Между тем, по мнению редакции, эти фразы являются существенными, указывают, что автор заблаговременно предупредил читателя, что у него нет достоверных данных. В интерпретации же суда получается, что предупреждения не было, информация подана в форме утверждения. Таким образом, создается искаженное представление о том, что на самом деле было опубликовано, опровергается другой текст. Другими словами: одна ошибка исправляется за счет другой.

Суд признает не соответствующими действительности и порочащими истца сведения о том, что «это жилое здание не было на балансе потребкооперации». Между тем дом № 6/8 по ул. Черкасской в самом деле не находился на балансе ОПО «Союз Орловщины», а принадлежал ЖЭУ-1 МУП ЖРЭО. То есть факты соответствуют действительности. Передача земельного участка осуществлялась по просьбе самого ОПО, о чем говорится в постановлениях горсовета от 3 августа 2004 года и администрации города от 5 августа.

СМИ в те годы писали, что земельный участок на Черкасской срочно понадобился строительной фирме «Экострой-Орел», принадлежавшей дочери экс-губернатора Егора Строева. На месте снесенного дома она собиралась возводить четырехэтажный торгово-развлекательный комплекс с каскадной двухэтажной автостоянкой. Проект с большой помпой презентовали на областной ярмарке инвестиций. Вот выдержка из газеты «Коммерсант-Черноземье»: «Реконструкцию осуществляет фирма «Экострой-Орел», которой покровительствует губернатор Орловской области Егор Строев. По информации «Ъ», коммерческим директором фирмы является дочь господина Строева Марина Рогачева». Газеты «Деловая пресса», «Трибуна» и другие также прямо увязывали передачу земли именно с «семейной» фирмой.

В зоне строительства тогда оказались и сотни торговых мест Центрального рынка. Не церемонясь, власти попробовали предпринимателей оттуда изгнать, чтобы освободить площадку. И получили неожиданный отпор. Противостояние вылилось в тысячные митинги с одной стороны, в применение ОМОНа — с другой. Прессовало недовольных и ОПО «Союз Орловщины», угрожая предпринимателям навсегда отлучить их от Центрального рынка, публично отказывая смутьянам в продлении договоров аренды. Между тем орловцы провели пикеты и перед зданием правительства в Москве. Резонанс получился такой, что скандал рассматривался на совещании в Министерстве экономического развития РФ и в Совете по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека при Президенте России, о чем сообщало тогда информационное агентство «Регнум». Егору Строеву пришлось отступить, и, как рассказывал газете «Коммерсант» тогдашний мэр Василий Уваров, проект заморозили.

С тех пор прошло уже шесть лет. «Экострой-Орел» сменил пенаты. На месте снесенного дома по сей день ничего не выросло. Так в чем же не права Назарова, считая, что потребкооперации нанесен ущерб? Из ее оборота выведено свыше 30 млн. рублей, которые пригодились бы и пайщикам.

Причем мнение о том, что «это жилое здание не было на балансе потребкооперации, поэтому тратить средства на него не входило в обязанность ОПО», разделяет не только автор письма в «Красной строке». Вот фраза из газеты «Деловая пресса» от 23 июля 2004 года. «Переселять семьи обязана была мэрия, дом на ее балансе…» Разницы с тем, что сказала Назарова, по сути, никакой.

А вот интервью председателя совета ОПО «Союз Орловщины» Раисы Сапрыкиной газете «Комсомольская правда» в Черноземье» от 19 марта 2004 г.: «Территория ОПО «Союз Орловщины» начинается от забора, окружающего дом № 6/8 на улице Черкасской. Поэтому сам дом находится в муниципальной собственности и стоит на балансе ЖЭУ № 1. Несмотря на это, городские власти заявляют, что мы обязаны снести здание и за свой счет расселить его жильцов».

Официальное лицо ОПО «Союз Орловщины» практически слово в слово говорит то, что написала Назарова в «Красной строке». Так что же здесь тогда не соответствует действительности?

«Тратить средства на него не входило в обязанность ОПО» — само по себе оценочное суждение, умозаключение, к которому приходит автор, анализируя, как распорядилось ОПО десятками миллионов рублей. В нашем как бы уже демократическом государстве такие мысли не могут быть подвергнуты ограничениям. Это опять же из постановления пленума Верховного суда от 24 февраля 2005 года.

В том же номере «Комсомольской правды» есть интервью тогдашнего начальника отдела капстроительства администрации Орла Виктора Улыбина под заголовком «Дом пойдет под снос!». Чиновник сообщает, что разработана программа переселения жителей Орла из ветхого и аварийного жилья, куда вошли более 400 домов, в том числе конкретно выделяется дом на улице Черкасской, 6/8. Уже в 2004 году Госстрой РФ собирался направить на эти цели более 30 миллионов рублей.

Когда говорят: «Что дозволено попу — не дозволено диакону», как бы все понятно. А здесь-то по какому принципу определяется, кому высказывать свое мнение можно, а кому нет? Кстати, статья 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» освобождает от ответственности, если публикации являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации.

Интересно также, почему Сапрыкина, сожалеющая о том, что городские власти обязывают ОПО снести здание, которое находится в муниципальной собственности, и за свой счет расселить его жильцов, не порочит истца Найденова, а те же слова из уст Назаровой порочат? И вообще, каким образом сведения о том, что здание не было на балансе ОПО «Союз Орловщины», порочат чью-либо честь, достоинство и деловую репутацию?

Или возьмем начало абзаца «А как путает свои личные вопросы с общественными руководство ОПО «Союз Орловщины», можно увидеть и на примере расселения дома по ул. Черкасской». Лингвистический прием: «как… можно увидеть на примере» однозначно свидетельствует, что данное суждение — оценочное, описывающее поступки людей. В соответствии с постановлением пленума Верховного суда, такие высказывания недопустимы лишь в том случае, если используются бранные слова, что к нашему случаю не относится.

В констатирующей части решения суда говорится, что выводы делались из общей направленности статьи, так как она носит критический характер. Но ведь критика в ней на 99 процентов не опровергается, почему же ее автору ставят в вину? Немаловажно, что сведения в опровергаемом фрагменте относятся не только конкретно к Найденову, но еще к четырем лицам из ОПО «Союз Орловщины». Но на состоявшемся судебном процессе их претензии не исследовались. Более того, уже есть два решения того же Железнодорожного суда, вступившие в законную силу, в которых указанный абзац не опровергнут.

К слову, спорный фрагмент в письме Назаровой заканчивался словами: «Зато мать-одиночка Е. В. Кузнецова, проработавшая 15 лет, как стояла в очереди, так и осталась, и проживает в общежитии». Вот о ней в многомесячном споре «за честь» никто не вспомнил…

Иван САВЕЛЬЕВ.

самые читаемые за месяц