Если существует «заказ», о справедливости речи нет

Главной новостью прошлой недели в Орле можно считать информацию о том, что «мэр Касьянов арестован». Точнее, в отношении данного подсудимого изменена мера пресечения — с «подписки о невыезде» на «заключение под стражу». Так постановил 22 мая судья Новочебоксарского городского суда Чувашской республики С. В. Никитин.

Мы попросили адвоката Адвокатской палаты Орловской области М. В. Мирошниченко раскрыть подробности этого события. Вот что она сообщила:

— В первую очередь нужно отметить, что на суд оказывается давление. Судья Никитин открыто заявляет в судебных заседаниях, что ему нужно «посоветоваться с куратором» по различным вопросам, возникающим по делу А. А. Касьянова. Более того, в принимаемых судебных актах он демонстрирует свою лояльность к «куратору». Например, пишет: «Переназначение дела на более поздние сроки порождает справедливые нарекания». Но если не закон и не совесть высказывают судье Никитину С.В. справедливые нарекания и не являются его кураторами, то кто эти кураторы судьи Никитина?

О том, что дело Касьянова «курирует» судья Верховного суда РФ, нам рассказали руководители новочебоксарских заводов, которые следят за судьбой своего бывшего коллеги. Данные руководители слухами не пользуются, для них важна проверенная информация. И поэтому мы такой информации доверяем, хотя ни подтвердить, ни опровергнуть в данный момент ее не можем. Так вот, директора предприятий нам говорили, что приезжавший в мае судья Верховного суда дал указание немедленно вынести обвинительный приговор.

— Милена Васильевна, неужели так легко по нашему законодательству взять человека под арест, да еще по сомнительному поводу?

— Согласно Уголовно-процес-суальному кодексу, судья должен вынести решении о взятии под стражу в тех случаях, если подсудимый:

1) может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным способом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

«Вина» Касьянова, по мнению судьи, заключалась в том, что тот не явился на судебное заседание 21 мая. Однако 21 мая А.А. Касьянов на данное заседание не явился по уважительной причине: накануне у него ухудшилось состояние здоровья, даже была вызвана «скорая помощь». И через адвокатов мэр представил в суд свое заявление о переносе разбирательства на более позднюю дату. Данное заявление с приложением сопроводительного листа о вызове «скорой помощи» было получено судом в тот же день, 21 мая, в 9.30. Факт получения зафиксирован судьей в его постановлении.

На следующий день, 22 мая, около 9 часов утра адвокаты представили судье копию больничного листа, выданного Касьянову. Таким образом, судья Никитин сразу же получил документы, подтверждающие уважительную причину неявки.

Тем не менее он проводит 22 мая еще одно заседание, о котором Касьянова уже не предупреждает, и выносит решение о взятии обвиняемого под стражу. Кстати, копия больничного листа к делу приобщена не была.

Защита обжаловала (нам дано на это 10 дней) данное незаконное решение в Верховный суд Чувашской республики, послана жалоба и Генеральному прокурору РФ.

После того как кассационная жалоба была отправлена, я разговаривала по телефону с секретарем судьи. Она с усмешкой сообщила мне, что «сегодня на 10 часов снова назначено слушание дела» (это происходило в понедельник, 26 мая). Я ей ответила, что Касьянов не получал никакого уведомления на эту дату. Но по тону секретаря можно было сделать вывод, что неявка мэра суду только на руку. Они сознательно идут на то, чтобы в отсутствие обвиняемого вынести неправосудное решение.

Можно привести множество цитат из решений Верховного суда РФ, который постоянно настаивает на том, чтобы гражданам обеспечивалось конституционное право на участие в суде. Новочебоксарский суд сознательно лишает этого права нашего подзащитного А. А. Касьянова. В связи с этим мы и направили заявление Генеральному прокурору, где обращаем его внимание на предвзятое и необъективное рассмотрение дела.

— Какими еще примерами вы можете подтвердить, что дело рассматривается предвзято и необъективно?

— Все наши ходатайства, а их было более 30, в суде отклонены. Судья в течение всех заседаний сидит, низко опустив голову, дело демонстративно не открывает. Мы даже принесли проектор с экраном, чтобы привлечь внимание судьи, — и это не помогло. Указываем ему на конкретные документы, которые подшиты в деле, — никакой реакции.

Между тем нами при исследовании документов было установлено, что:

1) обвинение строится на компьютерных распечатках, без подписи и печати. Сравнить их с подлинниками невозможно ввиду отсутствия последних;

2) около 50 самых важных документов по делу сфальсифицированы;

3) судебные приставы вывезли с территории домостроительного комбината имущества на 10 млн. рублей и изъяли денежные средства из кассы предприятия в сумме 5 млн. рублей. Этой суммы вполне было достаточно, чтобы погасить все недоимки, которые прокуратура старается вменить в вину Касьянову. Суд отказался выяснять, куда ушли эти средства. Но самое главное — никаких недоимок, как теперь совершенно ясно, и не было. Все налоги за 2005 год были уплачены. Если бы судья взял себе за труд истребовать из налоговой инспекции и объективно исследовать соответствующие документы, то он должен был бы признать, что состав преступления отсутствует.

Можно перечислить еще десяток пунктов, которые при законном и справедливом судопроизводстве давно бы перевесили чашу весов в пользу нашего подзащитного. Но, когда существует «заказ», а «кураторы» лично приезжают в Новочебоксарск давать указания городскому судье, ни о какой справедливости, даже объективности, и речи не идет.

Подготовил А. Сухнёв.

самые читаемые за месяц