Фактов — как грязи, а основ православной культуры почти не видно

Наступивший 2009 год может стать поворотным и в истории отечественного школьного образования. Как известно, многолетние споры с Министерством образования по поводу «Основ православной культуры» завершились год назад заявлением заместителя министра И. Калины, который недвусмысленно обещал, что с 1 сентября 2009 года в обязательную школьную программу войдет новый предмет «Духовно-нравственная культура», в рамках которого, в частности, будет изучаться и культура православная. Именно на такой форме — под общим названием, но с разным конфессиональным содержанием — настаивала последнее время Русская православная церковь. И теперь, казалось, взаимопонимание было достигнуто.

Однако уже осенью 2008 года управляющий делами Московского патриархата митрополит Калужский и Боровский Климент, главный лоббист новой образовательной области, высказал тревогу по поводу того, как идет подготовка к введению нового предмета. А в конце 2008 г. митрополит и вовсе заявил, что Русская православная церковь никогда не согласится с тем, чтобы «Духовно-нравственная культура» включала в себя информацию обо всех религиях, исповедуемых на территории России. Такой винегрет, по мнению митрополита Климента, не решит главной задачи — воспитания подрастающего поколения, а только усложнит и без того перегруженную школьную программу.

И хотя в высказываниях митрополита Климента нет прямого упрека Министерству образования, но и без того понятно, что все идет не совсем так, как задумывалось, и что идея ввести в школе предмет, изучающий историю религий, если не мировых, то хотя бы российских, все-таки не отброшена окончательно чиновниками Минобразования.

Суть разногласий, по-види-мому, остается прежней. Она — в понимании целей и задач нового школьного предмета. Для чего преподавать его детям? Для того, чтобы сделать из них толерантных общечеловеков, для которых нет истины, но есть убеждение, что все религии хороши — выбирай на вкус? Или для того, чтобы помочь нашим детям усвоить те ценности, которые веками формировались в православной России и не были окончательно отброшены даже в атеистическую советскую эпоху? Иными словами, суть спора в том, быть ли нашим детям либеральным сообществом общечеловеков или все-таки народом, имеющим свое лицо и способным чему-то научить другие народы.

Борьба этих двух идеологий перестала быть открытой. Но она, судя по всему, продолжается под ковром.

И вот на этом фоне происходит нечто неожиданное. В июне прошлого года доцент кафедры истории Российского университета дружбы народов Борис Якеменко проводит в Москве презентацию своего учебника, который так и называется «Основы православной культуры», и заявляет, что уже осенью 2008 года несколько десятков молодых учителей будут преподавать по этому учебнику в 10 городах России — в качестве эксперимента. На презентации присутствует зампредседателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Всеволод Чаплин, который не дает прямых оценок новому учебнику, но выражает радость, что учебников по ОПК появляется все больше.

Если бы не то обстоятельство, что член Общественной палаты Борис Якеменко является куратором православного корпуса движения «Наши» и приходится старшим братом основателю движения Василию Якеменко, то сам факт презентации еще одного учебника по ОПК можно было бы и не заметить. Но в конце 2008 года учебник Б. Якеменко вдруг начали обсуждать в Орле. Причем среди учителей, давно и последовательно преподающих основы православия в той или иной форме, на встрече по поводу нового учебного издания присутствовал и чиновник областного управления образования, что само по себе подчеркивает не общественный, а официальный характер обсуждения. Уж не хочет ли Минобразования сделать учебник Б. Якеменко базовым для будущего преподавания ОПК в рамках «Духовно-нравственной культуры»? Такой вопрос напрашивался сам собой. Тем более что через районные управления образования в Орле и области уже распространены подробные анкеты для чиновников от образования и родителей. Содержание этих документов не оставляет сомнений: в области начато масштабное исследование общественного мнения по поводу «Основ православной культуры» и наработанного в регионе опыта факультативного преподавания подобных предметов.

Но что же из себя представляют «Основы православной культуры» по Якеменко? Вопрос далеко не праздный, если учесть, что до сих пор в спорах о формах преподавания этого предмета «аргумент учебника» был наиболее весомым. Его не удавалось обойти даже сторонникам нового предмета. Но ни один из предшественников учебника Якеменко не обсуждался с участием чиновников областного управления образования. Для нашей области это очень знаково: у нас чиновники не любят проявлять инициативу без сигнала сверху. Мнения орловских учителей по поводу нового учебника разделились, но не диаметрально. Большие сомнения он вызвал у педагогов Орловской православной гимназии. Преподаватели общеобразовательных муниципальных школ отнеслись к учебнику двойственно. И это тоже показательно: известный и уже используемый на практике учебник А. Бородиной, например, у орловских учителей вызывал хотя и спокойное, но дружное одобрение.

Учебник Якеменко смущает уже с первой страницы. В тексте предисловия в качестве своеобразного эпиграфа, например, используется фрагмент диалога «некоего философа» с вполне конкретным раввином. Речь идет о вере в Бога. Но неужели для учебника православной культуры не нашлось цитат из высказываний православных авторитетов? Зачем автору православного учебника понадобилось подчеркивать свое понимание мудрости других религий, тем более иудаизма, с которым у православия, у христианства, мягко выражаясь, давние и принципиальные разногласия? Что, опять все та же дань бесхребетной толерантности?

Вызывает учебник и другие вопросы. Например, какое отношение к православной культуре имеет состояние улиц и дорог в средневековой Москве? Тем не менее автор самым подробным образом описывает, как ужасались иноземцы московским улицам и как буквально тонули в грязи люди, решившиеся в распутицу выйти со двора. Не имею права оспаривать профессионального историка (хотя по поводу состояния улиц в средневековых русских и европейских городах есть и прямо противоположные мнения ученых), но во всяком случае, если об этом зашла речь, то и это нужно как-то осмысливать с точки зрения православной культуры. А иначе получается бессмысленный набор исторической информации. То же самое и в главе, посвященной одежде и обуви русских людей в средние века. Столь же скрупулезное описание зипунов и кожухов, рубах нательных и верхних вызывает только один вопрос: зачем автор обо всем этом рассказывает и при чем здесь православная культура? А глава «Болезни и борьба с ними» и вовсе изобилует чудовищными подробностями невежественных расправ с иноземными лекарями, не сумевшими кого-то вылечить, описанием каких-то интриг, ставших возможными, опять же, якобы только из-за невежества русских людей в средние века. Читаешь эти главы и думаешь: так стоит ли вообще изучать культуру этих варваров, которым одна дорога — поскорее перенимать обычаи и нравы просвещенного Запада?

Всякий факт, исторический тем более, нуждается в осмыслении с той или иной точки зрения, в той или иной системе координат. Тогда он обретает нравственный или по меньшей мере культурологический смысл. Если мы говорим о православной культуре, то осмыслены должны быть прежде всего вопросы веры, религиозные традиции, нравственное учение православной церкви — то есть все то, что может помочь современным детям определиться с такими понятиями, как смыл жизни, иерархия ценностей, свобода и ответственность, совесть и любовь, духовность и разум. И обо всем об этом говорить нужно не с «общечеловеческой», а именно с православной точки зрения. Нельзя сказать, чтобы учебник Якеменко был напрочь лишен всего этого. Но он явно перегружен этнографической информацией, которая никак не осмыслена и не прокомментирована автором и потому может быть превратно понята теми, для кого предназначена — нашими детьми. Нельзя говорить о недостатках одной культуры без сравнения с другими, причем в ту же эпоху. Это очень опасно для правильного формирования национального мировоззрения. Подобная односторонность — это один из приемов в информационных идеологических войнах. Все это мы уже проходили. Так зачем же повторять пройденное, только теперь — по недоразумению? Хватит уж с нас самобичевания.

Чтобы лучше представить себе, что, собственно, хочется получить от уроков православной культуры, приведу рассказ очевидца, опубликованный на сайте информагентства «Новый регион 2». Рассказ о том, как известный православный публицист дьякон Андрей Кураев провел открытый урок православной культуры под открытым небом: «Вместо классной доски — баннеры с изображением Христа, вместо кусочка мела в руке — микрофон.

— По церковному преданию в конце своей жизни Иоанн Бого-слов на все вопросы, с которыми к нему обращались, отвечал только одной фразой: «Дети, любите друг друга». В этом и состоит квинтэссенция православной культуры, — отметил дьякон Андрей Кураев.

Профессионально, с яркими примерами о. Андрей набросал план предмета, включив в него основные понятия и темы уроков, которые должны, по его мнению, осветить занятия по ОПК. Свобода и страсть, творчество и внутренний мир человека, нравственность и система само-оценки.

— Главный тезис нашего курса: православная культура — это не икона, не фрески и не древний храм, а люди. Главный плод православной культуры — это созданный ею человек. И задача нашего курса — понять и услышать друг друга, понять самих себя. Эти уроки будут интересны для вас, потому что на них вы узнаете своих соседей по парте, по классу, по городу, по планете. Может ли быть более высокая радость, чем радость дискотеки? Как распределять свои оценки — что хорошо, что плохо в твоей жизни? Чем руководствуется христианин, ставя себе оценки за прожитый день? Это ключевые темы уроков, — сказал о. Андрей.

Урок, который преимущественно был посвящен теме свободы человека, длился около 20 минут. Еще 20 минут заняли вопросы слушателей…

— Мы сами должны определиться, какими мы хотим видеть эти уроки и какими видеть их не хотим, от чего уклониться в их проведении, — подытожил о. Андрей».

В учебнике Бориса Якеменко много ссылок на дьякона А. Кураева. Но мне бы не хотелось, чтобы моя младшая дочь зубрила «на пятерку» цитаты из писем залетных высокомерных иностранцев о том, какими грязными были улицы средневековой Москвы; что нищие якобы нужны были православным, чтобы те могли чувствовать себя милосердными христианами; как жена отомстила нелюбимому мужу, рассказав о нем царю как о тайном лекаре. Это темы явно какого-то другого урока, но только не урока «Основ православной культуры».

Если в Москве и в областном управлении образования думают иначе, то опасения митрополита Климента вполне обоснованны: этот хрен не слаще той редьки, о которой он говорил.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц