Изменение маршрутной сети: пока в выигрыше браконьеры

Ценность всякой реформы определяется ее полезностью для горожан, коль скоро изменения случаются в городе. С этой точки зрения новую маршрутную сеть г. Орла еще предстоит оценить — с 10 ноября, когда она была реформирована, прошло не так уж и много времени.

Орел долгое время оставался одним из немногих, если не единственным городом областного значения, в котором отношение частных перевозчиков к пассажирам напоминало отношение рыбаков к рыбалке. Есть рыба — есть рыбаки, нет рыбы… Случалось и так, что рыбаков не было и тогда, когда рыба имелась, но в недостаточном количестве, чтобы обеспечить частному извозу выгодный промысел. В «рыбных» же местах: по оси Московская—Комсомольская наблюдался нездоровый ажиотаж, доходивший до рукоприкладства, столкновения «сейнеров» и откровенного браконьерства. Муниципальный же «флот» в силу возложенных на него социальных задач был вынужден ходить с бреднем по окраинам, неся убытки и подрывая городскую казну.

Реформа была призвана поставить всех перевозчиков в равные условия. Попутно решалось еще несколько не менее важных задач: отбраковывалась старая техника — конкурс на право перевозить орловцев по муниципальному маршруту мог пройти только хозяин нового или сравнительно нового автобуса; разгружалась городская магистраль и стоящий на ней Красный мост; регламентировались некоторые другие вопросы. В частности, упразднялись маршруты-дублеры, возникшие непонятно как, но исключительно на прибыльных направлениях.

Особая тема — Красный мост, регулярно собирающий транспортные заторы. Разгрузить его предлагалось путем замены маловместимых «Газелей» более вместимыми «ПАЗ-
иками», что и уменьшает количество транспорта, и увеличивает интервалы движения. Идея замечательная.

До реформы через Красный мост проходило 35 городских маршрутов, по которым двигалось 288 автобусов, подавляющее большинство которых составляли «Газели». После реформы количество маршрутов здесь сократилось до 22, а число автобусов до 183. Причем почти все они «Пазики», несколько «Газелей» оставлены только на двух маршрутах.

Однако люди, которые бывают на Красном мосту, прочитав, что это «Газели» по нему практически не ездят, заявят, что утверждение далеко от действительности. И будут правы.

Мы озвучили идею. А реализация, как известно, всегда чем-нибудь отличается от замысла. Количество «Газелей», которые после орловской транспортной реформы пересекают Красный мост, практически не уменьшилось.

Во-первых, многие перевозчики, не прошедшие конкурс, вышли на свои маршруты, как ни в чем ни бывало, хотя не имеют права этого делать и рискуют быть оштрафованными.

Кроме того, на городских дорогах, в том числе и в самых узких их местах, не стало меньше так называемых трехзначных номеров — маршруток, занимающихся пригородными и междугородними перевозками. Количество «трехзначных», работающих в Орле, уже сопоставимо с количеством собственно городских автобусов.

Парадокс реформирования маршрутной сети г. Орла заключается в том, что если до 10 ноября от «браконьеров», промышляющих там, где им выгодно, страдал в основном муниципальный — социально обремененный и законопослушный — транспорт, то теперь будут страдать и все законопослушные, прошедшие конкурс частники. Объяснение простое: «трехзначные», формально приписанные к пригородным маршрутам, на самом деле активно «таксуют» в Орле. После реформы они будут делать это еще активнее. Частично наведенный порядок на дорогах объективно снизил конкуренцию, а хозяева пригородных маршрутов ни под какими замечательными, справедливыми городскими схемами не подписывались. Более того, их деятельность вообще не регламентируется городской властью. Трехзначные маршруты утверждаются областью. И только она может объяснить логику появления нового «пригородного» маршрута, 90 процентов которого проходит по территории г. Орла, в том числе и там, где город убирает подозрительных «дублеров». Может, но вряд ли станет.

Проблемы «трехзначных» можно было бы избежать, работай они так, как им предписано: старт на автовокзале, две-три остановки для посадки пассажиров в строго отведенных для этой цели местах и дальнейшее движение по Орлу без остановок к месту назначения. Но «трехзначные» так не работают. В подавляющем количестве случаев они просто используют пригородную нумерацию как легальное прикрытие для заработка в областном центре. И ездят, понятное дело, не по периферийным, а по доходным направлениям, в том числе и через Красный мост.

В результате «трехзначные» попросту подберут прибыль, которую намеревались поделить между собой муниципальные и частные городские перевозчики, договорившись «играть» по одним правилам. Но «трехзначные»-то играют по своим.

И мы возвращаемся к тому, с чего начали: Орел остается одним из немногих, если не единственным городом областного значения, где отношения между частными (теперь «трехзначными») перевозчиками и пассажирами напоминают отношение рыбаков к рыбалке. Со всеми вытекающими из этого отношения последствиями для городского транспорта, наполняемости городской казны и положения на дорогах. Если городская власть не сумеет переломить это положение, реформа во многом так и останется замыслом — далеким от реальности бумажным проектом.

С. ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц