Ключ без замка

Член Союза журналистов Орловской области В. С. Афонин готовит к печати книгу своих мемуаров. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию одну из глав будущей книги.

На заседании коллегии администрации области Егор Семёнович Строев несколько раз, говоря о развале промышленности, по-своему объяснял падение самого наукоёмкого и передового предприятия в Орле — завода управляющих вычислительных машин (УВМ).

— Не хватило ума у тамошних инженеров и конструкторов для разработки новой вычислительной техники, потому и провалились, — вот его логика и выводы.

Я двенадцать лет проработал заместителем директора этого завода, и обидно было слушать такое дилетантское объяснение. В нём улавливалась главная мысль губернатора: мы тут ни при чём.

На заводе УВМ работали и доктора, и кандидаты технических наук, установились тесные контакты с головными научными институтами в Москве и Киеве. Цехи были оснащены передовой технологией и новейшим оборудованием. Успешно работал самый крупный в области участок станков с числовым программным управлением, в инструментальном цехе — первоклассное швейцарское, итальянское оборудование, в цехе пластмасс — автоматы из ФРГ, в сборочных цехах — автоматические средства контроля и диагностики качества продукции, поточные линии сборки принтеров по типу итальянской фирмы «Хапивен».

Продукция завода не залёживалась на складах.

Среди восьмитысячного коллектива завода двадцать процентов составляли инженеры и техники. До ста человек постоянно обучалось в институтах, и каждый год выпускники пополняли ряды заводчан. Ни один молодой специалист не оставался без работы и общежития. Собственными силами завод ежегодно сдавал в эксплуатацию жилой дом в среднем по сто квартир. Завод имел свой профилакторий «Ветерок», спортивно-оздоровительный комплекс в микрорайоне, дом отдыха на Чёрном море. Призаводскую площадь украшал большой цветомузыкальный фонтан, внутренняя территория была уютно благоустроена зелёными газонами и цветами.

Для всех заводчан это был большой, светлый и тёплый дом с заботливым хозяином — генеральным директором производственного объединения Владиславом Юлиановичем Котовичем.

Завод был молод — и по своему возрасту, и по личному составу. Начиная с малых вычислительных машин типа «Феликс» и «Искра», он уверенно шёл вперёд, занимая ведущее положение в отрасли. Наши вычислительные машины работали на тренажёрах в учебном центре космонавтов, в машинных залах атомных электростанций и доменной печи Череповецкого металлургического комбината, принтеры — в железнодорожных кассах и банках. Заводу неоднократно присуждались первые места и красные знамёна министерства и ЦК КПСС.

Но в этот период под видом нового мышления прозападный холуй Горбачёв при поддержке своих политических слуг в Политбюро ЦК КПСС и правительстве открыл ворота Западу в нашу экономику. Оттуда хлынула на российский рынок более дешевая, чем наша, вычислительная техника. Так же, как прилетели «ножки Буша» и угробили российское птицеводство, а потом «Боинги», забугорные машины, трактора, сеялки и т.д. и т.п.

В 1992 году была разработана программа перехода к рыночным отношениям. Главным направлением было освоение конкурентоспособной продукции и экономия ресурсов всех видов.

Однако в 1993 году из-за болезни В. Ю. Котович вынужден был оставить пост генерального директора. Пришедший ему на смену Грачёв демонстративно не принял программу модернизации производства. Он взял курс на ликвидацию СКБ — интеллектуальной части коллектива, ослабление служб подготовки производства. Идеологом нового «курса» выступил финансовый директор Копытов, впоследствии ставший председателем ликвидационной комиссии.

Они разделили единый технологический и финансовый комплекс на множество самостоятельных «дочек», лишённых единого управления и финансирования. Руководство в эти «дочки» подбиралось по семейному признаку. Об этой трагической странице в биографии завода УВМ глубоко и тревожно рассказывала областная газета «Поколение». Но никто не реагировал на эти своевременные сигналы. Более того, действия Грачёва—Копытова получили поддержку и одобрение в областной администрации.

Грачёв проработал полтора года. Он приехал на завод на маленькой «Оке», а уехал на иномарке. За это время завод потерял основной состав инженеров, техников и высококвалифицированных рабочих.

По решению арбитражного суда было введено внешнее управление под руководством свата заместителя губернатора области по экономическим вопросам Тамары Кравченко А. М. Романова, незадолго до этого уволенного с завода. Генеральным директором назначили (по совместительству?!) директора швейной фабрики «Радуга» Скалауха. Непонятно, как он стал владельцем контрольного пакета акций. Ими, без участия акционеров, было принято решение о перепрофилировании предприятия с выпуска наукоёмкой сложной электронной продукции на пошив трусов и спецодежды. С этой целью в сборочном корпусе № 2 было демонтировано и уничтожено всё сборочное, измерительное, испытательное оборудование. Вместе с этим бесследно исчезло порядка десяти килограммов золота и серебра, находившихся в оборудовании. Производственные площади лучшего орловского завода превратили в ярмарку-распродажу. После её завершения внешнему управдому Романову присвоили звание «Заслуженный экономист России».

Через год, ничего не сделав по стабилизации работы оставшегося коллектива, Скалаух освободился от должности генерального директора завода УВМ, оставшись директором АО «Радуга». Как по щучьему велению, вместе со Скалаухом переходит в собственность АО «Радуга» трёхэтажный корпус № 2 площадью 27 тысяч квадратных метров. Эта операция была проведена в период процедуры внешнего управления, что запрещено законом. Через некоторое время этот корпус продаётся частому лицу с Кавказа.

Заключительный этап жизни завода УВМ протекал под руководством неизвестного в Орле случайного генерального директора Гонто-Лубенца.

Я бы назвал все это умышленным банкротством со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Если обратиться в прошлое, то уместно вспомнить, что многотысячный коллектив завода УВМ сыграл важную роль в возвращении Е. С. Строева к власти после побега из Москвы.

Иван Яковлевич Мосякин в 1993 году на выборах главы администрации области возглавлял штаб Строева. Попросил меня тоже подключиться. Коммунисты Орловщины поддержали кандидатуру бывшего своего лидера, и это было решающим фактором в то время.

Мы с Мосякиным приехали на «плодовку», где директорствовал Егор Семёнович, и предложили встречу с коллективом завода УВМ. Он согласился. Я выступал доверенным лицом.

— Не стесняйтесь обещать даже то, чего потом выполнить не удастся, — советовал будущий глава области. — Идёт борьба, и все средства хороши.

Непросто было мне в этой борьбе: с одной стороны, действующий глава администрации области Николай Юдин — мой многолетний сослуживец и заместитель по Мценскому горкому партии (к этому времени, правда, исключённый из КПСС по неизвестным мне причинам), а с другой — бывший первый секретарь обкома, секретарь ЦК и член Политбюро Егор Строев. Я выбрал сторону Строева.

Встреча была подготовлена хорошо, выступил я зажигательно, поддержка была полная. Выступая перед заводчанами, Егор Семёнович в завершение речи эффектно похлопал по брючному карману и торжественно заявил:

— Поверьте, вот здесь находится ключ от судьбы вашего завода. Будучи главой администрации области, я его передам директору.

В зале — восторг, надежда, благодарение. Возможно, он имел в виду так называемую «трёхмерную память». Но до неё добраться оказалось даже Москве не по силам.

После собрания к директору подошёл начальник отдела материально-технического снабжения Владимир Кузнецов (ныне здравствующий) и сказал:

— Мне показалось, что Строев, обещая судьбоносный ключ, похлопал не по левому карману и не по правому, а между ними.

Как в воду глядел, шельмец!

Печальная судьба одного из лучших орловских предприятий наглядно демонстрирует сущность и механизм «демократических» реформ в экономике России. Так уплывала общенародная собственность в частные руки, так зарождались «новые русские». Из восьми тысяч акционеров завода УВМ никому не досталось ни рубля от огромного имущества. Все действующие лица в статье названы. Если бы власть действительно стояла на защите интересов народа, то давно бы уже воздала всем по «заслугам»…

Владимир Афонин.

самые читаемые за месяц