Лихое сословие

Что такое анекдот, известно даже школьнику — забавный короткий рассказ с неожиданной остроумной концовкой, как правило, не имеющий под собой реальной основы. Исторический анекдот — иное дело. Это либо то, что было на самом деле, либо то, что могло быть, исходя из ситуации, характера личностей и т.д., хотя и не свершилось. Таким образом исторический анекдот лаконично характеризует эпоху и характеры.

Мы открываем новую рубрику — «Исторические анекдоты и параллели», где намерены публиковать анекдоты из жизни современной Орловщины и проводить аналогии с известными историческими анекдотами резонансных происшествий. Нам кажется, это не только забавно, но и поучительно. Как сказано в одном из собраний анекдотов XVIII века, к «увеселению и ободрению в задумчивость пришедшей компании».

«Я ТОЖЕ НА НЕГО ПЛЮЮ»

Известно, что Егор Семенович Строев — академик сельскохозяйственных наук, а не исторических. Кто знает, может, именно поэтому многие его поступки не соответствуют поступкам лиц исторического масштаба. Они как бы с обратным знаком. Вот недавняя схватка с гражданином Гагариным. 70-летний орловский пенсионер на митинге в сердцах обозвал нехорошими словами губернатора-сверстника. Как поступали в таких случаях великие? Однажды Николаю I доложили: вчера в трактире задержали мужика. Он ругал императора и плевал на его портрет. Не мне рассказывать, какой властью обладал российский самодержец — уж не чета нынешней губернаторской. Однако мужика не повесили. И даже не выпороли. Потому как Николай, подумав, ответил: отпусти его и скажи, что я тоже на него плюю.

А вот аналогичный пример из жизни Александра I. Министр юстиции И. Дмитриев пришел к императору доложить об оскорблении его величества. Однако тот слушать не стал:

— Ведь ты знаешь, Иван Иванович, что я такого рода дела никогда не слушаю. Простить, и кончено. Что терять время?

— Государь! В этом деле есть важные обстоятельства. Позвольте хоть их доложить…

— Нет, Иван Иванович. Чем важнее такого рода дела, тем меньше я хочу их знать.

И объяснил:

— Может случиться, что я как император все-таки прощу, но как человек затаю злобу. А я этого не хочу.

Орловский же губернатор Строев написал заявление в прокуратуру, посчитав выступление пенсионера… терроризмом. И нанял большой человек известного в области адвоката, и судился с маленьким, и выиграл даже какие-то деньги в счет возмещения своих моральных страданий. Не вспомнил академик две незамысловатые истории из прошлого.

«СЧИТАТЬ ДЕВИЦЕЙ»

Недавно оппозиционная пресса сообщила о неожиданном повороте в некоторых делах, связанных с коррупцией в органах нашей власти. После того как областная прокуратура занялась проверкой законности продажи госпакета акций ОАО «Орелстрой» в частные руки, семья губернатора, фактически владеющая львиной долей «Орелстроя», вдруг вернула государству в лице ООЦРО «Развитие» 20 процентов акций. А недавно на 24 процента вдруг уменьшилась доля ООО «Агрофирма «Русское поле» в ОАО «Агрофирма «Мценская», законность продажи госпакета которой «Русскому полю» тоже стала предметом проверки следственного управления Следственного комитета Орловской области. Любопытно, что 60 процентов «Русского поля» принадлежит ООО «Белый парус» — частной собственности Марины Рогачевой, дочери Егора Семеновича. Как пишут оппозиционные СМИ, похоже, и тут подсуетились — вернули, что изначально было брать не положено, полагая, что теперь никакого уголовного дела быть не может.

Ну как тут не вспомнить «Одноэтажную Америку» Ильфа и Петрова. Идет свадьба. Влетает господин с криком: беда, невесту изнасиловали! Гости в шоке. Тут влетает второй: «Господа, господа, продолжайте веселиться. Он извинился».

А можно вспомнить наивную историю вековой давности.

Один из придворных чинов подал Николаю Первому жалобу на офицера, который выкрал у него дочь и без разрешения родителей обвенчался с ней. Николай на жалобе написал: «Офицера разжаловать, брак аннулировать, дочь вернуть отцу, считать девицей».

«И-И-ИХ, КАК ЁН САДИТ»

Картинка сегодняшнего дня: утро. Разбитые дороги. Мигалки, эскорты, движение перекрыто, милиция оторвана от своих непосредственных обязанностей. Губернатор Строев едет на работу. Эх, нет на Егора Семеновича своего Лескова. А потому ничего не остается, как процитировать «Умершее сословие» классика.

«Лихая езда как на пожар тогда была в моде у многих больших лиц, и это почиталось даже необходимым признаком «твердой власти». Особенно шибко ездили губернаторы и полицмейстеры: они всюду скакали, и кучера их всегда особенно кричали. Это придавало городам оживление.

Князь Трубецкой по преимуществу любил такого рода всенародную помпу, и горожанам это нравилось. Все видели, что губернатор едет как губернатор, а не трюх-трюх, как ездил тогда в Орле приснопамятный инспектор гимназии Азбукин…

…Летит, бывало, как вихорь, кони мчатся, подковы лязгают о широкие каменья отвратительной орловской мостовой, кучер выпрет глаза и орет, как будто его снизу огнем жарит, а князь сидит руки в боки, во все стороны поворачивает свое маленькое незначительное лицо, которому не даровано было от природы никакого величия, но, однако, дозволено было производить некоторый испуг. Для этого князю стоило только поднять к носу стоячие усы и пустить в ход свое прискорбное сквернословие…

…Прибавьте к этому, что человек, о котором говорим, по верному местному определению, был «невразумителен», груб и самовластен, — и тогда вам станет понятно, что он мог внушать и ужас, и желание избегать всякой с ним встречи. Но простой народ с удовольствием любил глядеть, когда «ён садит». Мужики, побывавшие в Орле и имевшие счастье видеть ехавшего князя, бывало, долго рассказывают:

— И-и-их, как ён садит! Ажно быдто весь город тарахтит».

В одном Н. Лесков ошибся: не умерло еще лихое сословие.

…А ЕМУ — БОЖЬЯ РОСА

Отец пятерых детей, заместитель губернатора области В. Кочуев попал в очень некрасивую историю. Он приобрел гостиничный комплекс «Лесное», где и проживает до сих пор, по цене раз в тридцать ниже реальной и оказался причастен к одному из многочисленных уголовных дел из разряда коррупционных. По этому делу уже сидят в следственном изоляторе два солидных руководителя — начальник областного управления госимуществом О. Козлов и начальник областного фонда имущества В. Долуда, с помощью которых была совершена эта сомнительная сделка и которых теперь обвиняют в мошенничестве. Недоброжелатели считают дни, когда г-н Кочуев будет арестован. Но замгубернатора даже не подал в отставку. Наоборот, приобрел новый «чин» — теперь курирует работу областного антикоррупционного Совета.

На память приходит история о капитане русского фрегата, решившем в Монте-Карло испытать свою судьбу. Он взял все деньги, которые у него были, а также судовую кассу и отправился в казино. Увы, фортуна в тот день была не на его стороне, он проиграл все до копейки.

Вернувшись на корабль, капитан развернул орудия в сторону казино и объявил жителям княжества: либо мне вернут проигранное, либо я открываю стрельбу. Перепуганные хозяева принесли деньги. Проверив, в полном ли объеме восстановлена судовая касса, капитан с облегчением взял в руки пистолет и покончил с собой. А все потому, что, если офицер, совершивший неблаговидный поступок, свою вину искупал кровью, его дети не считались опозоренными и могли с гордостью носить его фамилию.

«ЧТО С НИМИ ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ОНИ ВСЁ ТЕРПЯТ?»

Очень не хочется заканчивать наш маленький экскурс в историю чтением морали. Да и к кому обращаться? Наша власть — что мертвые: стыда не имет, а наше общество… Может, обижу кого, но почему-то вспоминается екатерининский фаворит всесильный князь Потемкин. Как-то в пылу гнева князь ударил по лицу не угодившего ему в чем-то полковника. Иностранец, гость князя, был шокирован этой сценой.

— Что с ними делать, — развел руками Потемкин, — если они все терпят…

Елена Годлевская.

самые читаемые за месяц